Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Революція гідності

Анн Бренон. Катарские женщины. Заключение. Туманы Монтайю. История Гильельмы Маури

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Туманы Монтайю

Катарская женщина. История Гильельмы Маури

Перед тем, как окончательно завершить книгу о катаризме и женщинах, которые его приняли, мы встретимся с маленькой крестьянкой из Монтайю. Ведь она может принести нам последнее свидетельство: своей скромной жизни, своей примерной верности и упрямой преданности. Сегодня на Монтайю опустились туманы, и я говорю это по той простой причине, что в этот сентябрьский день я счастлива со всей страстью ринуться в приключения с фотографиями: суровый горный климат не единственная причина этому. Со времени прекрасного литературного успеха книги Монтайю, окситанская деревня Эммануэля Ле Рой Лядюри, Монтайю, в которой автор, естественно, был, в какой-то степени стала символом мира легкомысленных пастушек, еретических кастеллянок и фольклорного катаризма. Разумеется, следует сказать слово и об этой своего рода патетической звезде, которой сделалась Беатрис де Планиссоль, и о ее любовных похождениях с не совсем заслуживающим уважения деревенским попом, этим Пьером Клергом, который выдал всех своих земляков. Но в той же Монтайю, во времена последней Церкви еще были верные люди, осознававшие свои религиозные вовлечения, даже среди простых крестьян.

Collapse )
Революція гідності

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.4. Катарские семьи.15. Сестры по вере

Сестры по вере

               Отец, мать, жена, дети – все вовлечены в Церковь. Пейронна и Арнода де Ламот жили в одной религиозной общине со своей матерью Осторгой. Катаризм проник не только во все уголки этого общества, но и в структуру семьи. Церковь прочно срослась именно с этим человеческим обществом.

               «Около 1230 года, - рассказывает Изарн Бокет из Лавора[1], - я однажды пришел к Алазаис Алегр, чтобы согреться. Я там был вместе с Пьером Алия, и мы встретили двух женщин, которых не знали. Когда они ушли, мы спросили у Алазаис, кто они такие и куда идут, и Алазаис нам ответила, что они идут из Тулузы, что звать их Перрье и они еретички.»

Collapse )

Революція гідності

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.4. Катарские семьи.15. Богатые и бедные

15

КАТАРСКИЕ СЕМЬИ

Богатые и бедные

               Теперь в этом изложении можно вполне справедливо немного отойти от всего, что производит на нас впечатление светскости, даже элегантности. Кажется, что это путешествие в самое сердце окситанского катаризма приводит нас почти исключительно в семьи высшего общества. Поэтому следует расставить все по своим местам. Нет сомнений в том, что  увлечение катаризмом мелкой лангедокской знатью привело к тому, что он стал распространен повсеместно. Кроме того, к концу XII века, когда дамы из Лаурак, Ма или Пьюлоранс становились Совершенными и катарскими матриархинями, управляя религиозными домами, (совсем как в XVII веке, когда модницы содержали литературные салоны, где принимали дам своего круга) все окситанское общество уже было проникнуто катаризмом. И уже тогда горожанки, жены ремесленников и даже крестьян жили вместе с дамами в домах Совершенных.

            

Collapse )

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.3.Окситанские женщины. 12. Окончание. Катарские матриархини

Катарские матриархини

                Я опять употребляю здесь это выражение, вышедшее из-под легкого пера Мишеля Рокбера. Впервые оно прозвучало, если мне не изменяет память, на коллоквиуме в Фанжу в 1984 году, посвященному теме Искоренение катаризма. «Катарские матриархини» - это очень удачное и точное выражение, передающее особенное значение влияния на умы, которое имели и передавали женщины, благодаря несомненному авторитету своего положения мудрой зрелости или даже безмятежной старости. На самом деле, можно задать справедливый вопрос, не был ли катаризм своего рода привилегированной репрезентацией христианского религиозного выбора женщин определенного возраста? Разумеется, при этом не отрицается существование многочисленных случаев ранних и ревностных призваний. Мы еще будем иметь возможность рассказать о таких случаях на следующих страницах.

              

Collapse )

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.2.Средневековые женщины. 7. Женщина и право в Тулузе. Окончание

Наследование и матронимы

             Если канонические Пенитенциалии и кодифицированные Кутюмы столь красноречивы в отношении адюльтера и его последствий, то акты практической жизни говорят нам о совершенно других проблемах. Обычно, по общему правилу, после более или менее длительного периода супружеской жизни и смерти мужа, его вдова часто становилась главой семьи и хозяйкой дома до совершеннолетия детей. Но наследниками становились именно дети. А если они умирали, не достигнув совершеннолетия, то женщина отстранялась от преемственности. В качестве наследника обычай выбирал ближайшего родственника ее покойного мужа: брата или даже кузена. Система защиты оставшейся вдовой женщины строилась почти исключительно на ее приданом, и эта система, со всеми гарантиями, плохо ли, хорошо ли, но функционировала. Что касается людей небогатых, например мелких торговцев и ремесленников Тулузы, или крестьян Монтайю, то вдова из этих кругов общества не могла жить из того, что составляло ее приданое. Чаще всего, она должна была работать, чтобы выжить, или пыталась вновь выйти замуж. Но все же старинная система римского права в отношении приданого, несмотря на свои недостатки, определенным образом обеспечивала женщину Средиземноморья, являясь для нее тем, что тогда называлось «хорошим обычаем». Даже если это право оказывалось неэффективным в случае со слишком поспешными браками.

           

Collapse )

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.2.Средневековые женщины. 7. Женщина и право в Тулузе. Продолжение

Право приданого в земле юристов
              Итак, в Тулузе, в краю юристов, женщина все еще пребывает в состоянии относительного подчинения мужчине. Как правило, она менее образована; в браке берет фамилию мужа – в общем, ничего такого, что удивило бы нас или показалось бы странным. Публичное право фактически ее не видит: согласно древней традиции римского права, она не может занимать публичных постов, считающихся «мужскими» - в Средние века не было женщин-функционеров, как и не было их среди чиновников Римской империи. Но в области частного права женщина была независимой, и могла – за некоторыми исключениями – распоряжаться собой.
             Collapse )
Революція гідності

Большая трагедия маленькой семьи.

Оригинал взят у mandrikos в Большая трагедия маленькой семьи.
Ночью 24 января в Туле сгорел жилой деревянный дом. Там жили мои соседи. Так наверно начинаются многие сводки. К нашему стыду мы привыкли.



Это был не просто дом. Это был дом для небольшой, не богатой, но дружной семьи Захаровых. Еще вчера их было четверо – муж, жена, и двое детей, мальчик лет шестнадцати и девочка четырех. Не алкаши, не тунеядцы, вполне обычные представители рабочего класса. Своими руками ремонтировали ветхий дом доставшийся от родителей, как могли обустраивали быт.
Во время пожара женщину спасти не удалось. По словам Сергея (главы семейства) не хватило нескольких секунд. Сын Дмитрий, пока выбирался из окна, повредил артерию на руке, в критическом состоянии был доставлен в больницу. Отец семейства с маленькой дочерью тоже в больнице - надышались угарным газом. 



Дом сгорел до тла. Даже если врачи приложат усилия и все останутся живы, семье просто некуда вернуться. Сгоревший дом – единственное пристанище. Но и это не самое страшное. На улице -15, а у них даже теплых вещей не осталось. Нечего надать, не из чего есть, негде жить – все сгорело.

Семья нуждается в вашей помощи. Как можно помочь:
Collapse )

Революція гідності

Истинный образ. Р.2. Ч. 12. Бурги. Окончание

Фанжу

Фанжу представляет собой, в целом, тот же тип общества, который мы уже наблюдали. Оно известно нам в результате сопоставления многих реестров Инквизиции – особенно допросов выживших в Монсегюре – но также благодаря многочисленным архивным документам, потому что городок был населен большим количеством известных семей, достаточно значительных, чтобы заверять акты в присутствии местного капеллана или первых гражданских нотариусов. Фанжу и сегодня находится на расположенной уступами возвышенности, глядя с небольшой высоты на автостраду Каркассон-Тулуза, между Монреалем и Ма-Сен-Пуэлль. Всегда в одном и том же положении, с той же жилой структурой, на вершине заметного холма правильной формы, в местности, куда легко добраться, но которая немного доминирует над окрестностями. Из Фанжу, как и из Монреаля, как из Ма-Сен-Пуэлль, Виллясавари, Монферран, Кассес, Сан-Фелис, Монжей, открывается вид, где взгляд легко скользит от одной обитаемой местности к другой, над холмами, нивами и пастбищами; от одной возвышенности до другой, упираясь в пик Святого Варфоломея, обозначающий Монсегюр, где в то время кипела жизнь.

 

Collapse )
Революція гідності

Истинный образ. Р.2. Ч. 12. Бурги. Продолжение

Ма-Сен-Пуэлль

Ма-Сен-Пуэлль в первой трети XIII века был маленьким городком, где возвышался замок. Его совладельцами были пятеро сыновей вдовы, дамы Гарсенды дю Ма, которая стала катарской совершенной и управляла домом вместе с одной из своих дочерей, тоже совершенной, Гайлардой. Пятеро совладельцев носили такие имена: Бернард, Гайлард, Жордан, Гийом и Ариберт дю Ма. Их шестой брат, Гийом Палайси, был католическим приором. Все они были женатыми рыцарями.

Collapse )