credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Извините, что опять насчет холивара.


Но я все же историк, и манипулирование исторической наукой "для удобства" повергает меня в шок.

Думаю, можно резюмировать дискуссию  у Алана , вернее, ее историческую составляющую следующим образом.

  1. Со стороны оппонентов происходит подмена _авторства_.Множество раз употребляются фразы в том или ином контексте о том, что «это Кредентес так считает», хотя я неоднократно демонстрировала, что речь идет о _выводах современных светских историков-медиевистов_, если уж на то пошло. Мне никто не привел ни одного факта, что речь идет о _моей собственной интерпретации_, но таких заявлений  множество.
  2. 2. То же и об интерпретации источников: уже стала звучать идея о _подлоге_. Что описываемая мною методология – это намеренное смещение акцентов. И что это якобы _моя_ методология, да еще и якобы взятая из моей конфессиональной принадлежности. На всякий случай, краткое описание этой методологии взято мною из материалов последнего международного коллоквиума по катаризму. То есть, речь идет об общепринятой методологии, а не о «моей лично катарской». Попытка скрыть этот факт и называется подлогом.

 

3. Со стороны оппонентов  часто происходит подмена контекста и смысла исторических исследований на удобовоспринимаемую мифологию.  Видимая легкость прочтения Лядюри приводит к тому, что его выводы рассматриваются оппонентами как _иначе и быть не могло_, а противоречащие выводы других историков – как «партийные». А на каком, простите, основании? Потому что Лядюри читать легко, а Дювернуа – трудно? Или потому что Лядюри не столь осторожен с выводами? Или потому, что его выводы удобны, а Дювернуа – нет? Кстати непонятно, а в чем же партийность Дювернуа?

Интересна сама постановка вопроса – «пусть себе историк какой-то там доказал, что утешение не предполагало уморения голодом, но раз от него люди умирали, значит таки предполагало».  Но откуда же взялась информация о том, что _умирали_, непонятно. По-видимому, это предмет веры. Более того, даже само наличие _методологии прочтения исторических источников, которая требует не рассматривать ни одно показание, ни одно свидетельство, вместе с содержащимися в них историями, изолированными от исторического контекста, вызывает резкий протест. Как будто история это не наука, а просто чтиво для приятного времяпровождения.

 

 

Пренебрежение такими основными предосторожностями как раз и приводит к тому, что мифология и фольклор о катаризме выдается за катаризм, а всякое противоречие этому воспринимается как подлог.. Да, Лядюри сделал попытку описать жизнь окситанской деревни. На основании протоколов Жака Фурнье, допрашивающего жителей Монтайю, когда они _уже пятнадцать лет как не встречали ни одного Доброго Человека_ (а это легко проверить, глядя на датировку протоколов), а некоторые из них вообще не видели Добрых Людей и не слышали их проповедей, и вспоминают о событиях пятнадцати-двадцатилетней давности, исходя из своих личных интересов и особенностей, а также с целью получить как можно меньший срок или вообще уйти от ответственности  и переложить на кого другого свое "вовлечение в ересь" , или людей, которые имеют о катаризме очень туманные представления. Но из этого можно сделать вывод не о том, как жили _катары_ в повседневной жизни, а о менталитете жителей окситанской деревни 1319-1324 гг! Из какого пальца высосано, что эти люди _обычные катары_? Что Пейре Клерг, трахающий все, что движется, _обычный_ катарствующий поп? Что Раймонд Пейре, советовавший своей жене не кормить ребенка грудью, _обычный_ отец-катар? Только потому, что Лядюри описал _этих людей_, а тысячи других – нет? Потому что он не писал о Верден-Лаурагэ, где в описываемое время катаров было как и в Монтайю, если не больше? Или о Ла Гарде де Верфей? Потому что он описывал вещи, которые ему было интересно описывать, а не претендовал на _изображение повседневной жизни катарских верующих как она есть_?

Но выдавать этнографическую работу о поселении на примере некоторых его жителей за описание повседневной жизни катаров -  это плохой исторический метод. Вот у Рене Нелли есть книга о повседневной жизни катаров, он тоже делает там ошибки, но при этом использует весь комплекс источников, просто он пишет свою книгу тоже в 70-е годы, а после него другие историки дальше продвинулись.

Одним словом, чтобы это было _настоящей историей_ с точки зрения оппонентов, нужно забыть о показаниях других _обычных_ людей, которые все время общались с Добрыми Людьми, которые постоянно слушали их проповеди, которые пытались жить по их словам. Зачем нам слушать пастуха из Монтайю, которые был _очень преданным верующим Добрых Людей_, мы лучше послушаем Себелию Пейре, которая ненавидит и их, и его, и хочет рассказать, как виновны все, кроме нее.  Вернее, когда он говорит о Гийоме Белибасте, мы кое-что послушаем, а когда он будет разъяснять сову с умученными младенцами – нет, ни в коем случае. Нужно принять на ура исключительно  _этнографические_ свидительства,  используемые без критического подхода,  без сравнения ни с другими свидетельствами, ни, тем более, со всем комплексом источников. Потому что легко укладываются в голове и главное, порождают душевный комфорт – катаризм был примитивной ужасной дрянью, которую слава Богу что уничтожили, а то бы умучили всех младенцев. Ведь тогда, как я уже говорила, можно не жалеть других детей. Умерших на самом деле.


 

 


 

Tags: Оплот ереси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments