credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Истинный образ. Р.3. Церковь в подполье. Окончание

ОГОНЬ ТЕРЗАНИЙ

 

Велика должна была быть тоска, велико горе Пьера Отье в тюрьме «мур» в Тулузе. Бернард Ги не преминул дать ему понять, что маленькая Церковь, которую он пытался восстановить, практически уничтожена. Его сын Жак, его брат Гийом были сожжены, и эта судьба вскоре ожидала и его самого. Он не мог не понимать, что следует оставить всякую надежду, что даже Италия не представляет уже собой надежного убежища для совершенных, и что его маленькая группа, потерпевшая поражение, была последним шансом. Как он мог жить? Он знал, что его Церковь была Церковью Добрых Христиан, Церковью апостолов, которым Христос поверил миссию передавать послание и таинство Спасения до конца времен. Как можно представить себе, что эта Церковь может исчезнуть до того, как исполнит эту миссию? Что Слово Христово умолкнет еще до конца времен? Как вообразить, что последний совершенный умрет до того, как сможет передать Духа-Утешителя?

 

Конечно, ни в одном протоколе Инквизиции не сохранились внутренние диалоги Пьера Отье, но у нас остался отрывок Ритуала на окситан, сохранившегося в Дублине – позднего, по пасхальной таблице его можно датировать концом XIV века. Он содержит красноречивые пассажи о том, как катарская Церковь терпит преследования, которым ее подвергают. Эта рукопись, существование которой является единственным доказательством, что группы катаров еще жили тогда в окситаноязычных землях, - скорее всего, в Пьемонтских Альпах – пятьдесят лет спустя после исчезновения маленькой Церкви братьев Отье, определяют Церковь Божью, сравнивая ее с лживой Церковью – Церковью Римской: Церковь Божья является таковой не только потому, что она придерживается всех заповедей Закона Жизни, но и потому, что она «терпит преследования и гонения и принимает мученичество во имя Христа».

Впрочем, цитата из Иоанна: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ио. 15, 20) постоянно присутствует в катарской литературе, начиная от Книги о двух началах, где есть глава, посвященная гонениям. Во все времена малая отара Господня была гонима, и трактат школы Джованни де Луджио посвящает два раздела сначала рассказу о мученичестве пророков, а потом Страстям Христовым из-за дел злого духа, вычитывая у святого Павла (Деян. 24, 14), что уже Церковь апостолов считали еретической: «Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют еретическим, я служу Отцу Моему».

Проповедь о Церкви Божьей, la Gleisa de Dio, в Дублинском Ритуале катаров излагает концепцию истинной христианской Церкви, определяемой по отношению к проблеме насилия, приводя доказательства из Евангелия о том, какие трудности испытывает в этом мире Церковь угнетенных и кротких, тех, которым Христос предписал подставлять другую щеку и отвечать Добром на зло. Vevos, yo vos trameto aiscom las fedas al mey dels lops («Вот, Я посылая вас как овец среди волков»), напоминает катарский автор, цитируя святого Матфея (10, 16). Наоборот, Церковь Римская не только не гонима, но ее боятся сильные мира сего, и она пытается установить свою власть над язычниками, евреями и иноземцами, и осуждает на смерть святую Церковь. Она, однако, не может полностью игнорировать Евангельское послание:

 

«Но вопреки всему этому, священники Церкви Римской не имеют ни стыда, ни совести, утверждая, что это они – овцы и агнцы Христовы; и они говорят, что Церковь Христа, которую они преследуют, это Церковь волков. Но эта мысль отдает безумием, ибо во все времена волки преследовали и убивали овец. Но очевидно в наши дни мир перевернулся, и овцы взбесились, и стали кусать, преследовать и убивать волков, а волки стали терпеливы, и дают возможность овцам пожрать себя… Ведь ясно, что с начала мира волки преследовали и убивали овец, злые преследовали благих, а грешники преследовали святых…»

 

История забыла катаризм (Керибюс в тумане)

И катарский автор еще цитирует Павла (2 Тим. 3, 12): Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы». Новый Завет учит, что добрый Христианин должен страдать от преследований, а не «преследовать», настаивает он. Евангелие от Иоанна тоже говорит о временах, когда будут убивать верных Христу, думая, что тем самым служат Богу – но Он не требует от верных убивать: «О братья, не дивитесь, что мир вас ненавидит». (1 Ио. 3, 13). Этот мир – мир зла, а Церковь Римская, которая от мира сего, сама является Церковью зла. Преследования и насилие – это признак и проявление зла.

Святые Писания ясно дают понять, что Церковь Божья всегда будет гонима злом, что ученик Христа, жаждущий Добра, не может ответить на насилие иначе, кроме как кротостью и любовью. Как и евангельские общины, преследуемые Римом, не могли отвечать на огонь терзаний ничем, кроме кротости веры и уверенности в том, что они и есть истинная христианская Церковь, малая отара овец Христовых перед лицом доминирующей «злобной» Церкви, применяющей средства зла и, таким образом, совершающей зло.

В этом злобном мире злобная Церковь, la Gleisa malignant romana, «злобная Церковь Римская», изначально преследовала Церковь Божью, чтобы удержать божественные души в телесном рабстве ложью и насилием. Преследования порождены только духом зла, и не могут быть оправданы божественным позволением. Потому Бога в этом мире, где одно зло противостоит другому, нет, потому что зло онтологически чуждо Богу, и отара овец Христовых не может отвечать насилием на насилие Церкви волков. Пьер Отье, в своей последней земной тюрьме, мог черпать из своего познания Евангелий и катарских книг определенную моральную поддержку и философское оправдание своих страданий. Но вряд ли это облегчало его тоску, когда он видел, как из этого мира исчезает Церковь Спасения. Может быть, он знал, что где-то, на границах Италии, еще жива христианская община, возможно, окситанского происхождения, в изгнании, которая оказалась способна и через пятьдесят лет после его смерти разрабатывать литургические и теологические труды его Церкви?

Реестр Жака Фурнье хранит отголосок живого диалога между Пьером Отье и пастухом Пьером Маури, выраженный в следующих словах:

 

«Пьер Отье, еретик, взял меня за руку и усадил рядом с собой… Он сказал мне тогда: «… И я скажу тебе причину, по которой нас называют еретиками: это потому, что мир нас ненавидит. И неудивительно, что мир нас ненавидит (1 Ио. 3, 13), ибо так же ненавидел он Господа Нашего, Которого он преследовал, как и апостолов Его. И нас ненавидят и преследуют по причине Закона Его, которого мы твердо придерживаемся. Ибо если кто желает добра и крепок в вере, враги, когда такие попадают им в руки, распинают их и побивают камнями, как они это делали с апостолами, когда те не желали отрекаться ни от одного слова своей веры, которой твердо держались. Ибо есть две Церкви: одна бежит и прощает, другая владеет и сдирает шкуру…». Я ответил ему: «Если вы следуете дорогой правды апостолов, почему же вы не проповедуете в храмах, как это делают священники?» Он мне ответил: «Потому что… Римская Церковь сожгла бы нас незамедлительно, ибо она смертельно нас ненавидит».

Я ответил: «Но почему же Церковь Римская так вас ненавидит?» Он ответил: «Потому что, если бы мы проповедовали публично, Церковь Римская потеряла бы всю свою паству; люди предпочли бы нашу веру их вере, ибо мы не говорим и не проповедуем ничего, кроме правды, а Церковь Римская говорит большую ложь…»

 

Но как умереть в мире, веря в то, что правда должна победить, и зная, что ты – последний, исповедующий эту правду?

 

Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments