credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Истинный образ. Р.3. Церковь в подполье. Продолжение 2


РЕКОНКИСТА БРАТЬЕВ ОТЬЕ


 

На землях Каркассона и Тулузы, прочесываемых политическими и церковными властями, катаризм мог разговаривать только шепотом: в графстве Фуа, правитель которого оставался относительно независимым, он мог еще пользоваться некоторой свободой. Трагедией верующих было отсутствие совершенных, невозможность счастливого конца, духовный голод: как услышать голос Добра? У них оставалась только память о проповедях; а те, кто умели читать, пытались услышать его в книгах. И вот, около 1295 года, Пьер Отье, нотариус из Акс-ле-Терм, человек богатый, просвещенный, успешный, имевший многочисленную семью, двоих незаконнорожденных детей и целую родню именитых нотариусов, братьев, зятьев, свояков, живший в Сабартес и заверявший акты самых знатных семейств графства Фуа, почувствовал необходимость вернуться к истокам. В катарской книге, возможно, купленной в разнос – а возможно, находившейся в библиотеке семьи, которая издавна была верующей – он нашел эхо старинных надежд, и, оставив всё свое имущество, отправился с братом Гийомом в Ломбардию, на поиски совершенных.

 

В Кунео они встретили Понса Арнода де Шатоверден, а потом установили контакт с последним представителем Церкви, Старшим Бернардом Одуэ, родом из Монтегут в Альбижуа, и его товарищем Пьером Раймоном, из Сен-Папуль. С 1297 по 1299 год горстка окситанских катаров в изгнании организовала свое «великое возвращение»: Бернард Одуэ, после надлежащего обучения, уделил consolament Пьеру и Гийому Отье, так же, как и собственному племяннику, Мэтью Герма, и двум другим послушникам, пришедшим из графства Фуа – Праде Тавернье и Амиелю из Перль. Тогда все они отправились назад, домой, куда прибыли под конец 1299 года. Совершенный Пьер Раймон их сопровождал.

Почти десять лет эта маленькая группа из шести совершенных возобновляла и оживляла катарскую веру в Сабартес, Тулузен, Разес. В 1300 году, в первый год своего возвращения, Пьер Отье крестил своего сына Жака, оставшегося в Акс-ле-Терм, как и верующего из старой катарской семьи, Понса Бэйля, из Аксата. Из многочисленных подпольных баз в Тулузе, в земле д’Айю, в Разес, они совершали пастырские визиты, а узы старой дружбы укреплялись; подпольных совершенных поддерживали люди, которым они доверяли – Пьер Санс, Пьер де Лузенак. В землях Фуа мы можем говорить о настоящей реконкисте: вновь семьи сильных мира сего защищали и слушали совершенных – как всегда, Шатовердены, Рабаты, Лордаты, Нио. В 1302 году умер граф Роже Бернард III де Фуа, явно получивший утешение из рук Пьера Отье.

Трое Отье – Гийом, Жак и особенно Пьер, были душой этой реконкисты; прекрасно воспитанные, ученые, хорошо проповедующие – о Жаке говорили, что он «проповедует как ангел» - они представляли собой эталон катаризма, который пытались распространить. Это было тем более важно, что в то время изолированные и напуганные верующие, лишенные совершенных, начали вдаваться в практики, граничащие с отчаянием и предрассудками. Часто они благочестиво хранили реликвии исчезнувших совершенных, и даже хлеб, благословленный ими, веря в то, что он поможет им обеспечить «счастливый конец». Отье проповедовали чистый и настоящий катаризм, как в хижинах, так и в благородных домах, от Аженэ до Альбижуа, от земель Фуа, до Лиму. Появлялись новые служители: Филипп д'Алайрак, из Кустауссы, посланный в Италию как послушник, вернулся совершенным, в обществе женщины из Лиму, Одой Бурель, называемой Жаклин (Жакоба), последней известной окситанской совершенной. Она поселилась в Тулузе, постоянно пребывая в контакте с маленькой группой остальных совершенных, но без ритуальной компаньонки. В 1306 году Пьер Отье крестил Пьера Санса, а затем юного ткача Санса Меркадье. Пьер Санс крестил Пьера Фильса, Гийом Отье – Арнода Марти; Филипп д'Алайрак – Гийома Белибаста, молодого крестьянина из Кубьер.

Но трудности и опасности все возрастали; Инквизиция, со своими агентами, в том числе и двойными агентами, своими процедурами моральных пыток и физического давления (именно тогда она начала применять при допросах физические пытки), смогла принудить людей к доносам или скорее, сломить их решимость не доносить, разорвала дружеские связи, расторгла родственные узы. Впервые Жак Отье и Праде Тавернье были арестованы в Лиму в 1305 году, но смогли бежать. Еще в 1308 году Гийом Отье и Праде Тавернье едва сумели ускользнуть от большой инквизиторской облавы в Монтайю. Но в 1309 году почти все совершенные были пойманы, один за другим. В марте 1309 года Жак Отье был сожжен в Каркассоне; в августе, Пьер, его отец, был пойман и переведен в «мур» Тулузы, где он увиделся с Амиелем из Перль. Его брат Гийом, тоже пойманный, был сожжен в декабре вместе с Праде Тавернье. В тулузской тюрьме, Пьер Отье и Амиель из Перль могли поделиться своей печалью: Бернард Ги почти уничтожил их Церковь.

23 октября Амиель был сожжен «в порядке особой спешности», потому что он начал endure – голодовку, чтобы ускорить свой конец, и чтобы его не заставили слишком много говорить. Что до Пьера Отье, то он выдерживал допросы долгие месяцы, пока 9 апреля 1310 года Жоффре д'Абли и Бернард Ги зачитали ему его приговор. Его последними словами, перед тем, как он умер на костре, было «если ему дадут говорить и проповедовать толпе, то вся она обратится в его веру».

Узнав о его смерти, Санс Меркадье покончил с собой. Пьер Санс продолжал подпольно проповедовать, по крайней мере до 1312 года, а потом, скорее всего, перебрался в убежище, в Каталонию или Ломбардию. Филипп д'Алайрак и Белибаст, которым удалось бежать из «мура» Каркассона, добрались до Каталонии через Фенуийидес.

 


Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments