credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Истинный образ. Р.3. Церковь в подполье. Продолжение 1

 

КАРКАССОНСКОЕ БЕЗУМИЕ

 

В 1285 году в Каркассоне вспыхнул заговор с целью похищения архивов Инквизиции, поскольку пошли «слухи» о неподобающем нарушении процедур инквизиторами Каркассона и Альби, проявляющими максимальное рвение в компрометации лиц, обладающих либо крупным имуществом, которое можно было конфисковать, либо влиянием на местной политической арене, которое можно было бы дискредитировать. Еще и сегодня историки с некоторым сомнением изучают реестры Жана Галанда, инквизитора Каркассона, и Бернарда де Кастане, инквизитора Альби, а также некоторых их последователей. Антиинквизиторская акция скомпрометированных именитых лиц, или тайных «друзей совершенных», как Морлян из Каркассона, в этот период совпала с духом бунта, который все больше и больше вдохновлял население Юга на восстание против доминиканцев и их злоупотреблений.

 

В то время Арнод и Санс Морлян написали папе Гонорию IV, королю Франции Филиппу Красивому и архиепископу Нарбоннскому о растрате подотчетных средств Жаном Галандом и его собратьями. В 1295 году Бернард Делисье, молодой лектор францисканского монастыря в Каркассоне, вывесил на дверях инквизиционного трибунала призыв к папе с требованием справедливости для Кастеля Фабра, каркассонского горожанина, умершего на руках францисканцев в 1278 году, но впоследствии ставшего объектом посмертного процесса со стороны доминиканцев. Никола д’Аббевилль, сменивший Жана Галанда, потребовал эксгумировать покойного, как он уже поступал со многими другими, чтобы сжечь его останки и конфисковать имущество, переданное по завещанию братьям-миноритам.

Ключевую роль, которую сыграл Бернард Делисье, следует поставить в тройной контекст – открытого соперничества между францисканцами и доминиканцами с 1250-60-х гг., наличия движения спиритуалов внутри самого францисканского ордена, и общей народной враждебности к Инквизиции в южных городах: Каркассоне, Альби, Лиму. Прежде всего, Бернард Делисье представлял требования низов своего ордена – который затем обернулся против него, но особенно он был рупором народного гнева, «каркассонского безумия», как и консул Элия Патрис, «маленький король бурга». Выступив с рьяными проповедями против лихоимства инквизиторов, он не остановился на этом. Бернард Делисье смог собрать свидетельства семей жертв из различных городов с намерением передать их королевским следователям Жану де Пикиньи и Ришарду Ленивю, которые передали их самому королю, уже проинформированному Морлянами, с которыми тот встречался в Санлис. Филипп Красивый приказал своим сенешалям не арестовывать больше никого просто по требованию инквизиторов без согласования с обычным правом: после чего в Альби Бернард де Кастане был изгнан из города, а доминиканцы между 1302 и 1308 годами оказались заложниками в своем монастыре.

В Каркассоне разгорелся настоящий народный бунт, возглавляемый Элия Патрисом, организовавшим городскую милицию, и Бернардом Делисье, который произносил речи на площадях, вследствие чего были разгромлены домов тех, кто сотрудничал с Инквизицией, и добился у Жана де Пикиньи перевести узников святого учреждения под защиту короля. Как в Тулузе, Альби и Нарбонне в 1235 году, люди и городской патрициат вместе выступили против злоупотреблений доминиканцев, не в состоянии больше выносить их бесконечных эксгумаций и посмертных костров. Однако, в Каркассоне и Лиму дело окончилось плохо: после изменения настроений короля и попытки окситанцев прибегнуть к помощи инфанта Майорки – потомка каталонской династии, на которую во времена Педро II Арагонского перед Мюре возлагалось столько надежд – пятнадцать горожан Каркассона и сорок горожан Лиму были повешены королевскими агентами. Бернард де Кастане добился реванша, а доминиканская Инквизиция, испытавшая временные потрясения, вновь вернула себе репутацию бесстрастной эффективности, благодаря действиям Бернарда Ги и Жоффре д’Абли. Бернард Делисье, отправленный в забытье во францисканский монастырь в Безье по чьей-то неожиданной милости, вновь попытался стать защитником спиритуалов – диссидентов своего ордена. Осужденный на тесный Мур и публичный позор на рыночной площади бурга Каркассона 8 декабря 1319 года, он очень быстро умер в застенках.

Жоффре д’Абли, родом из Иль-де-Франс, был назначен инквизитором Каркассона в 1303 году, а Бернард Ги из Лимузен – инквизитором Тулузы в 1307 году. Их беспристрастные и масштабные акции были направлены уже на объект непосредственной деятельности Инквизиции: в начале XIV века катаризм еще не умер в Окситании.

 

«Каркассонское безумие» (Сите Каркассона)


Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments