credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Истинный образ. Р.3. Искоренение из истории.Продолжение


КРЕСТОВЫЙ ПОХОД 1209 ГОДА

 

Тем не менее, еще когда Иннокентий III не призывал к крестовому походу, он побуждал к подобной интервенции на объятых ересью землях Филиппа Августа, и потому в 1204 году писал об этом королю Франции:

 

«Конфискуйте имущество графов, баронов и граждан, не желающих искоренять ересь на своих землях или осмеливающихся поддерживать ее. Не медлите с тем, чтобы полностью присоединить их земли к королевскому домену…»

 

Но надежды папы быстро угасли, потому что он никогда не получил ответа от такого искусного политика, которым был Филипп Август. Наконец, в марте 1208 года, сразу же после убийства в Сен-Жилле легата Пьера из Кастельно, погибшего, как говорили, от рук людей графа Тулузского, Иннокентий III торжественно отлучил Раймона VI и объявил его земли «законной добычей». Это был прямой призыв к крестовому походу, адресованный королю Франции, а также всем графам, баронам и рыцарям королевства. Филипп Август, наконец, ответил, но сухо: он напомнил папе, что ему одному, сюзерену графа Тулузского, принадлежит легитимное право объявлять законной добычей и призывать к священной войне на земли своего вассала. В течение многих месяцев он блокировал все возможности крестового похода и запрещал французским баронам в нем участвовать. И только под конец 1208 года, измученный своими вассалами, желавшими воспользоваться такими выгодными возможностями, король согласился разрешить герцогу Бургундскому и графу Неверскому участвовать в крестовом походе. Сам он ограничился тем, что наблюдал за событиями издалека, остерегаясь компрометировать себя, ввязавшись в серьезные и политически значительные предприятия, как, например, чистка в рядах высшего клира, который ограничивал возможности папы действовать в охваченных ересью землях.

 

Итак, весной 1209 года, под критическим взором короля Франции огромная армия крестоносцев двинулась на юг, вдоль долины Роны, под командованием папского легата Арнода Амори, аббата Сито, бывшего неудачного антикатарского полемиста. Раймон VI Тулузский, чтобы избежать худшего, предпочел продемонстрировать свою покорность Риму, сам предстал перед крестоносцами в Сен-Жилль и публично подверг себя унижению, чтобы искупить убийство легата Пьера из Кастельно. Более того, он поклялся сам изгнать еретиков из своих владений и даже попросил о том, чтобы лично взять крест… Потому, внезапно, граф Тулузский оказался под прямым протекторатом Святого Престола, как и все лены и владения крестоносцев. У легата не осталось иного выбора, кроме как повернуть крестоносную армию против земель Раймона Роже Тренкавеля, еще одного защитника еретиков, который даже и не собирался подвергать себя процедуре, через которую пришлось пройти его дяде Раймону VI. Всё выглядело так, как если бы папский легат, Арнод Амори, аббат Сито, не так уж и разделял ужас понтифика, пытавшегося разрешить любыми средствами проблему катаров, а скорее удовлетворял свои воинственные страсти и алчность.

В течение двух месяцев, июля и августа 1209 года, при пассивном соучастии графа Тулузского, который носил крест на груди, но не участвовал в событиях в качестве военного, пали Безье и Каркассон. Людей объял ужас после истребления всего населения Безье, преимущественно католического, и ошеломление, когда юный виконт Тренкавель был предательски взят в плен во время попытки переговоров, брошен в подвалы собственного города и быстро там уморен, после чего был провозглашен лишенным всех своих земель и титулов во имя Церкви. Предводители крестоносцев, граф Неверский и герцог Бургундский, несколько удивленные быстротой и размахом этих событий, и немного озабоченные тем, чтобы не быть слишком скомпрометированными перед Филиппом Августом участием в сомнительных операциях, легко позволили менее богатому и более амбициозному французскому сеньору занять вакантную должность виконта Каркассона. Теперь, наконец, были расставлены точки над і: Симон де Монфор отныне стал предводителем крестового похода под чрезвычайным духовным руководством аббата Сито.

Под конец года Монфор практически завоевал все владения Тренкавеля, покорив Монреаль, Фанжу, Лаурак, Сайссак, Кастр и юг Альбижуа; совершенные и верующие бежали в Тулузу, в Мирпуа, в Монсегюр, или даже не столь далеко, под защиту трех цитаделей вассалов Тренкавеля, которые еще держались: Минерва, Термез, Кабарец. На следующее лето Минерва и Термез пали, став жертвой длительных осад, града каменных ядер и пересохших источников; опять массовые убийства и массовые костры. Пьер Роже де Кабарет ведет переговоры о сдаче.

Башни Кабарец. Бывшая деревня находилась на западном склоне главного замка.



Раймон VI не сумел надолго охранить свои земли от ужасов войны: под первым же предлогом он был вновь отлучен от Церкви, и на третий год крестоносная армия ринулась на земли графа Тулузского. Весной 1211 года первой мишенью солдат Монфора и Церкви стал Лавор; Лавор, бывший первым престолом катарских епископов Тулузен, город-замок Жеральды, дочери совершенной Бланши, которую пришел защищать ее брат Аймери де Монреаль с рыцарями-фаидитами из Каркассес. После взятия города, убийства хозяйки замка, казни всех рыцарей и костра, на котором погибло четыре сотни совершенных, мужчин и женщин, Монфор осмелился явиться со своим войском к стенам Тулузы, но выдержал там не более пятнадцати дней. Понадобилось два года нерешительных военных действий, пока граф Тулузский, граф де Фуа и граф Комминж объединили свои силы, но Монфор медленно и последовательно завоевывал Керси, Аженэ, делал вылазки в графство Фуа, Комменжей, Кузеран, подавлял восстания в Лаурагэ и Альбижуа.

Решающим стал 1213 год. Раймон де Мираваль, трубадур, выразил это в воззвании всей Тулузы, графа и консулов, к адресату, который символизировал для него последнюю надежду в противостоянии папской воле: королю Педро II Арагонскому, Педро-Католику, одержавшему победу над сарацинами при Лас Навас де Толоса, брату графини Элеоноры Тулузской, сюзерену виконтов Тренкавелей, который только через восемнадцать месяцев интенсивного давления со стороны папы согласился принять оммаж нового виконта Каркассона, Симона де Монфора. Педро Арагонский вступил в Тулузу 27 января 1213 года, и все, Раймон VI и его сын, консулы, граф де Фуа, граф Комминж, принесли ему оммаж. Как король Арагонский и граф Барселонский, Педро отныне стал сюзереном всех северо-пиренейских графств, на которые уже давно французский король не имел возможностей предъявлять свои права. Теперь все объединенные силы Южных князей могли положить конец войне… «а дамы и возлюбленные вернуть себе радость любви, которую они утратили.»

13 сентября 1213 года в долине Мюре, к югу от Тулузы, крестоносная армия одержала победу над армией коалиции, значительно превышавшей ее по численности. Сам Педро Арагонский был убит. Монфор занял Тулузу.

В ноябре 1215 года Латеранский Собор официально лишил Раймона VI всех его прав, и объявил Симона де Монфора графом Тулузским, как он уже был объявлен виконтом Каркассона, Безье, Альби… И тогда военный предводитель крестового похода и его духовный предводитель, Арнод Амори, аббат Сито, не поделили графство Нарбоннское, принадлежавшее Тулузе. Они из-за этого рассорились, и духовный предводитель отлучил военного предводителя. Однако король Франции в 1216 году принял от Монфора оммаж за завоеванные территории, легитимизировав таким образом все, что он совершил.



 


Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments