credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

  • Mood:

Лишь чего-то слегка не хватает в знакомом пейзаже - это там, на горе не стоит часовой...

Он говорил, что новую заповедь дает. И должен уйти. А ученики спали, потом пугались, потом отрекались. Но пришел Дух-утешитель, который не оставил их сиротами, и напомнил им, какою ценою они были выкуплены. И стали их гнать из города в город, и приводить в синагоги, и побивать камнями, и каждый убивающий их думал, что тем самым служит Богу… И как Его гнали, так стали гнать и их…

А мы помним, какою ценою выкуплены?

 

Воскресенье страстей.

 

Ночь жизни так длинна и сурова для души в оковах

Жак Бертен.

 

Апрель 1310 года. Пейре Отье, Старший Пейре из Акса, пленник Инквизиции, стоит на пути, в конце которого – только костер. Он знает, что его Церковь, которую он с таким постоянством восстанавливал десять лет, которая терпеливо отвоевывала души, сейчас практически уничтожена. Готовясь выслушать торжественную церемонию Сермон в Тулузе, главным  результатом которой является его собственный приговор, он знает, что большинство его товарищей исчезли в пламени костров на песчаном берегу Од в Каркассоне. И теперь он, Старший, готовится принять мученичество. Он знает, что из его казни сделают примерный спектакль, чтобы ознаменовать окончательный триумф Инквизиции, то есть, Церкви Римской…

…В эти дни,  когда он ждал смерти, уже поглотившей его братьев, был ли он обращен только к Царствию Отца Небесного, куда он стремился вернуться, или все же еще его внимание было приковано к этому миру, и он думал о своем старом друге и товарище, Пейре Сансе, который отныне один вынужден будет держать приоткрытыми в этом мире узкие врата пути праведности и истины?...

 

«…Лета Господня 1310, в апрельские ноны, в пятое воскресенье Великого Поста Господня, в честь Бога всемогущего и святой Церкви Римской, возглавляемой святейшим отцом Монсеньором папой Климентом Пятым, набожные люди брат Бернард Ги и брат Жоффре д'Абли, инквизиторы еретических извращений, назначенные в королевство Франция апостольским Престолом, а также Монсеньор Этьен де Пор… викарий преподобного отца во Христе, Монсеньора Гайльярда, божественным провидением епископа Тулузы…»

 

Инквизитор желал отметить победу перед Пасхой… Торжественная Сермон в Тулузе началась 5 апреля, в пятое воскресенье Великого Поста перед кафедральным собором Сен-Этьен… Это было весьма торжественное событие, отмеченное тройным авторитетом власти – двух инквизиторов и епископа Тулузы, произошедшее в атмосфере триумфа… Вначале несколько приговоров на ношение крестов и освобождение из Мура – 18 человек…Затем – тюрьма, Мур, «хлеб скорби и вода страданий»- 61 человек, из них трое пожизненно…. И, наконец, чтобы достойно завершить день – приговоры воистину ужасные. Тем, кто должен был сгореть заживо. Шестнадцать рецидивистов, судьбы которых были связаны с еретиком, Пейре Отье – они должны были умереть так же, как и он. И эти приговоры, отдающие в руки светской власти шестнадцать рецидивистов, торжественно зазвучали на латыни, затем на окситан, под самый конец этого длинного воскресенья торжественной Сермон… Нам неизвестно, показали ли толпе в тот день великого еретика Пейре Отье, привели ли его под стражей к кафедральному собору Тулузы, заставили ли его присутствовать вместе с остальными на спектакле торжественной Сермон, чтобы он лицом к лицу мог видеть эту сотню осужденных, слушать покаяние своих бывших верующих и вечное проклятие рецидивистам и нераскаявшимся, которые в указанный день должны были пойти в огонь. А, может быть, инквизиторы решили не демонстрировать его до самого конца, и только 9 апреля показать народу этого старого человека, символизировавшего их триумф?...

 

С самой высокой огненной башни

 

Где те люди со взглядами без век

Ускользнувшие от тебя в тот день

С высоты самой высокой огненной башни?

Анри Гугод

Монсегюр

 

Все это закончилось накануне Пасхи, рассеялся тяжелый дым, а проклятый пепел был вышвырнут в Гаронну. Теперь Тулуза могла отпраздновать Пасху и воскресение Господне, омытая от всякой скверны и смрада ереси. В кафедральном соборе, где еще, казалось, звучала литания перечисления грехов и покаяния, праведный гнев приговоров, можно теперь было петь благодарственные гимны, и сам народ христианский мог, наконец, примириться с Богом… Благодаря торжественной Сермон инквизиторов и епископа, благодаря очищению кострами…

Но, по крайней мере, хоть несколько сильных духом осмеливались проводить параллели между Страстями Господними, которые должны были вспоминать верующие в святую пятницу, и ужасными страданиями, в которых умерли осужденные… Осужденные, похожие на обычных людей – жена и муж, мать и сын, молодые люди, вдовцы, старики, которые кричали, что не хотят умирать… И те, которые умерли, не прося милости. Умерли смертью, которую принято называть «христианской». И которых даже можно назвать мучениками. Кто знает… Кто знает, что было в голове и в сердце у народа Тулузы, и вряд ли хоть некоторые не сжимали кулаки от бессильного гнева… Но об этом у инквизиторов не было средств узнать, и это до нас не дошло.

 

Анн Бренон. Пейре  Отье – последний из катаров.

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments