credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Истинный образ. Р.2. Ч. 15. Катарские женщины. Искренние сердца


КАТАРСКИЕ ЖЕНЩИНЫ: ИСКРЕННИЕ СЕРДЦА И РАСКРЫТЫЕ ОБЪЯТИЯ

 

Поскольку привлекательность катарской духовности для многих женщин из мелкой окситанской знати представляла возможность гармоничного самовыражения, вписанного в логику их культуры и ментальности их времени, мы попробуем расшифровать яркие проявления этого феномена и интерпретировать их, чтобы априори оправдать наши экскурсии в города-замки Лаурагэ, в эпоху, когда Гвиберт де Кастр был Старшим Сыном в Фанжу. Документы достаточно многочисленны и красноречивы, чтобы мы могли попытаться подробнее разобраться в том, что касается участия женщин, от великих дам до пастушек, в катарской Церкви. Христианская Церковь, открытая для женщин, говорящая женским голосом, только удваивала свою способность завоевывать сердца и вызывать рвение.

 

 

СРЕДНЕВЕКОВАЯ СТАТИСТИКА

 

И сразу же мы сталкиваемся с удивительным явлением. Средневековье по сути своей сопротивляется статистике, которая требует существования достаточно обобщенных списков и цифр, так называемых «серий». «Серии» средневековых архивов в целом недостаточно богаты, а становятся таковыми в самом конце этого периода, с появлением первых реестров податей (подворных «Уложений»), за несколькими исключениями переписи арендаторов на территории аббатств. Но реестры Инквизиции образовывают очень необычный архипелаг среди средневековых архивов, как из-за своей бюрократичности, достойной новых времен или современной эпохи, так и из-за своего систематического характера, позволяющего историку, несмотря на лакуны, набросать картину крупных тенденций, по крайней мере для некоторых географических зон и лучше представленных регионов.

Именно таким, как мы увидим, является случай Лаурагэ до эпохи Монсегюра, которое инквизиторские операции прочесали от края до края в 1245-46 гг.: реестры Бернара де Ко и Жана де Сен-Пьер, дополнившие реестры брата Феррье 1243-44 гг. Мы также располагаем различными фрагментами реестров второй половины столетия. Под самый конец истории окситанского катаризма количество источников резко увеличивается: реестры Жоффре д'Абли, реестры Жака Фурнье для епархии Памье высокогорного Арьежа, приговоры Бернарда Ги, переписанные фрагменты реестров Инквизиции Каркассона (Жан Галанд) – и это только главные источники, датируемые концом XIII- началом XIV века. Потому мы не пускаемся в авантюры и не идем вслепую, хотя, к сожалению, весь комплекс этих документов еще не обработан систематически, и ни один исследователь еще не посвятил свой пытливый разум тому, чтобы проследить судьбу каждого персонажа от одного реестра к другому…

Разумеется, следует помнить одну важную вещь: те, кто свидетельствует перед Инквизицией, никогда не говорят всей правды, они всегда пытаются оправдаться, минимизировать факты, приписать все умершим, которым уже ничто не грозит, и отодвинуть события как можно дальше во времени. И, конечно же, в каждой деревне было намного больше катарских верующих, чем тех, которые в этом признались.

В более, чем в двух сотнях приходов Лаурагэ Бернар де Ко и Жан де Сен-Пьер допросили более 5600 человек: практически, всех взрослых (мальчиков старше четырнадцати, девочек старше двенадцати лет). Из них 31,8 процентов были женщины. Еще раз заметим, что в Средневековье смертность среди женщин, основной причиной которой были катастрофические последствия ежегодных родов, значительно превышала смертность среди мужчин. Потому это процентное соотношение, в общем, соответствует соотношению женского населения к мужскому в целом. В реестре упоминаются имена семисот девятнадцати посвященных, из которых 45 процентов составляют женщины, и это относится к периоду воспоминаний допрашиваемых, то есть, по большому счету, 1210-1240 гг. Эта пропорция в 45 процентов является чрезвычайной по сравнению с пропорцией монахинь в среде католического клира. К тому же, можно увидеть, что имена приблизительно трехсот пятидесяти совершенных женщин встречаются менее часто, чем имена трехсот семидесяти мужчин, которые упоминаются повсеместно. Если какой-нибудь свидетель рассказывает о том, что он встречал членов катарской Церкви, то о женщинах говорится только в 23 процентах всех случаев: итак, мы находимся в великой эпохе домов совершенных женщин, когда Добрые Христианки вели более оседлую жизнь, а Добрые Мужчины были бродячими проповедниками и служителями.

Начиная с 1230-1240 гг., совершенные женщины не могли больше мирно жить в своих домах; они тоже должны были пуститься в бега, чтобы избегнуть Инквизиции, чтобы прятаться. Некоторые ушли в Ломбардию, большинство укрылось в Монсегюре. Другие бежали из одного места в другое, от одного случайного убежища до другого, жили в пещерах или пастушеских летниках, благодаря помощи местных верующих. Будучи более беззащитными и менее приспособленными к бродячей жизни, чем мужчины, они быстрее становились жертвами, и все меньше и меньше их избирало такой путь. В то же время последние совершенные женщины, которые оставались в подполье, полностью стали исполнять те же роли, что и мужчины: теперь они все время проповедовали и давали утешение, как Гильельма де Камплонг, которая таким образом, «партизанила» около двадцати лет, между 1230 и 1250 годами, или сестры Ламот. Но понемногу и они исчезли. Последняя известная окситанская совершенная, Ода Бурель из Лиму жила под именем Жакоба в длительной изоляции, о чем упоминает Бернард Ги. Крестившись в Ломбардии, она вернулась в страну вместе с совершенным Филиппом д’Алайраком и проповедовала в Тулузе. В 1307 году, больная, она была схвачена, но умерла от голода (или от последствий болезни) еще до того, как ее сожгли. Такова история Оды Бурель из Лиму…

Тогда резко возрастает значимость категории верующих женщин. В середине XIII века 27 процентов женщин, дающих показания перед Бернаром де Ко и Жаном де Сен-Пьер, признались в том, что они верующие в еретиков; практически треть, что уже очень много, даже если не принимать во внимание то, что эта цифра – следствие чрезвычайно распространенной лжи по умолчанию (в таком случае, это количество, как минимум, следует удвоить). Реестры более поздней Инквизиции отмечают одновременно увеличение процентного соотношения верующих женщин и значительную динамику их вовлечения. Когда настали тяжелые времена, и маховик репрессий заработал на полную мощность, активные и ревностные верующие практически заменили собою совершенных женщин, которые больше не могли исполнять своих функций. Фрагмент инквизиторского реестра, так называемый Клермон-Ферранд, относящийся к 1250-1258 гг., уже показывает, что из всех сonsolament для умирающих, зафиксированных в реестре, более 62 процентов было уделено женщинам. Реестры Бернарда Ги, составленные пятьдесят лет спустя, содержат приговоры, 45 процентов которых вынесено женщинам; 58 процентов всех посмертно эксгумированных – женщины; а в целом 68,2 процента всех сonsolament для умирающих уделено женщинам…

Женщины, которые не осмеливались больше креститься, потому что, возможно, желание вести жизнь совершенной в этом мире стало слишком опасным, «массово» стремились получить утешение на смертном одре. В то же время увеличивается их количество и усиливается активность в защите и поддержке подпольщиков. Но эти неутомимые и преданные последнему катаризму женщины больше не были дамами из Фанжу: рыцарские линьяжи, бывшие опорой и поддержкой катаризма, очагами его распространения, после 1250 года стали фаидитами, исключенными из политической игры, изгнанниками в Каталонии, жертвами тюрем и костров, или, наоборот, но это уже намного реже, примкнувшими к завоевателям и воссоединившимися с Церковью. Из совершенных женщин 1200-1220 гг. 68 % происходили из знати, а остальные в основном из зажиточных слоев. Последние же верующие-женщины были, преимущественно, крестьянского происхождения, и в последние времена катаризма оказались более преданы религии, чем их собратья-мужчины.

 

Лаурак. Вид с холмов Пьеж. Дочь совершенной Бланши, На Жеральда де Лавор, родилась здесь.

 


Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments