credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Истинный образ. Р 2. Ч. 11. Катаризм и места жительства. Окончание


Термез, и сразу же Керибюс

Укрепления Термез, оставленные бригадами разрушителей Ришелье, скорее всего, окружали поселение с примитивным донжоном, возвышающееся над ущельем Терменет. К сожалению, трудно представить себе, что простое и красивое окно в форме креста, украшающее небольшую, но лучше сохранившуюся стену, одновременно отмечает и место расположения знаменитой часовни, где, как утверждает хронист, на протяжении пятидесяти лет до крестового похода больше не служили мессу, поскольку и семья, и люди Термез были закоренелыми еретиками… Исходя из суровости пейзажа и редкости и изолированности поселений в этом сердце Корбьер, возможно, что эту примитивную крепость, сеньором которой был около 1200 г. Раймон де Термез, окружало довольно важное поселение. Усиливались ли его катарские убеждения крепкой семейной антиклерикальной традицией и постоянными прениями с могущественным соседом и соперником в области прав и имущества, - бенедиктинским аббатством Лаграсс? Доходы семьи, впрочем, преимущественно поступали более от многочисленных рудников, чем от сельского хозяйства (ну, разве что несколько овец, может быть…)

 

Когда в 1210 г. Симон де Монфор, едва успел остыть костер Минерва, явился со своим воинством перед Термез, множество совершенных искали там убежища. Среди них была мать католического епископа Каркассона, Бернарда Раймона де Рокфора, трое братьев которого тоже были совершенными (Арнод Раймон, сеньор Дюрфор и Монтань Нуар, Бек и Огие), а их сестра руководила домом совершенных в Пьюлоранс (Альбижуа)… Семья де Термез владела также укрепленным замком Агуйар, расположенном в Корбьер у подножия горы Тош. Конечно, она имела некоторый сюзеренитет над Керибюс, и не случайно Бенуа де Термез, предположительно очень старый катарский епископ Разес, преемником которого стал в 1233 г. его Старший Сын Раймон Агуйе, закончил свои дни в мире, пока это еще было возможно (он умер где-то около 1241 года). В то же самое время большая часть катарской иерархии нашла убежище в Монсегюре. Испытывал ли Бенуа де Термез, несмотря на свое отрешение от видимого мира, как и следовало катарскому иерарху, какое-то тайное удовольствие, последний раз взирая на пейзажи своего детства? Ведь это все, что осталось от владений его семьи, гордых вассалов Тренкавеля, державших южные рубежи его виконтства.

В Керибюс к нему присоединились Пьер Параир, диакон Фенуийидес, потом другие Добрые Христиане. Тексты сохранили для нас некоторые их имена: Раймон из Нарбонны, Бюгарег, явно родом из деревни Бюгараш… Керибюс-ле-Руж – так он называется в наиболее ранних документах – возвышается на белом хребте, разграничивающем окситанскую и каталонскую земли, бросая вызов Трамонтану, северному ветру, который утихает неподалеку, возле Пейрепертюзе, куда так и не достигает…

Вид с Керибюс: «арагонская граница»

 

Сайссак

            Сайссак, расположенный на первых высотах Кабарде и Монтань Нуар, представляет собой многоярусный городок и два замка, возвышающиеся над мягкими и пологими долинами Каркассес и холмами Лаурагэ. Под конец XII – в начале XIII века его сеньор, Бертран, один из четырех великих вассалов Тренкавеля, имел хорошую политическую репутацию (в 1194 г., как мы знаем, Роже Тренкавель на смертном одре назначил его воспитателем своего младшего сына и регентом своих владений). Он также имел некоторую куртуазную репутацию: принимал Пейре Видаля, трубадура, при своем дворе, но Раймон де Мираваль высмеивал его скупость и отсоветовал всем жонглерам ходить к нему. Но самая известная репутация была у него как у антиклерикала. В 1197 г. он заставил выбрать своего ставленника, Босона, аббатом Алета во время мрачной церемонии, когда он развлекался тем, что усадил на аббатский престол труп предыдущего аббата… Еще у него была репутация убежденного катарского верующего, часто ходившего к Бланше де Лаурак слушать проповеди диакона Раймона Бернара, преемником которого стал Изарн де Кастр.

Его возможный племянник, Пьер де Сайссак, между тем, унаследовал от своей матери Авы виконтство Фенуийидес и сеньорию Пюилоран. Разумеется, что когда в 1209 г. разразился крестовый поход, Бушар де Марли, соратник Симона де Монфора, захватил Сайссак и изгнал Пьера де Фенуийет и его кузена Журдена де Сайссак в самые южные пределы владений Тренкавеля. Нам известно, что катары региона Фанжу присоединились к ним…

 

Башня castrum Рокфор. По ней можно судить о том, как мог выглядеть «донжон Раймона де Перейля».



Ластурс - Кабарец

            Кабарец, Caput Arietis, «голова барана» (застрявший в этимологии остаток тотемизма), несомненно был средоточием феодальной гордости Каркассес, и в то же время одним из самых важных мест обитания катарской Церкви. В 1200 году это место – три замка и деревня на хребте, господствующим над Орбьель, принадлежала Пьеру Роже и его брату Журдену, двум сыновьям первого Пьера Роже, бывшего вигье Каркассона. Эта сеньория получала большинство из своих доходов и, таким образом, основания своей власти, из минеральных ресурсов, как и семья де Термез – здесь были даже золотые рудники (Сальсинь); она была сильной, процветающей и густонаселенной. Главный замок Cabaretz был центром куртуазии: один из двух братьев был мужем знаменитой Лобы, «Волчицы Пеннотье», из любви к которой Пейре Видаль, имевший репутацию самого безумного из трубадуров, «переоделся в шкуру волка» и так бродил пустошами Кабардес, пока один из крестьян не спустил на него собак. Зато его принесли, израненного, но довольного, в замок, где возлюбленная перевязывала ему раны. Та же Лоба была воспета Раймоном де Миравалем под псевдонимом Mais dAmic, Больше, чем Подруга, как самая любимая даму.

В те же годы Кабарец, замок и деревня, был центром распространения катаризма. Там охотно жил епископ Церкви Каркассес, но чаще всего - назначенный для Кабардес диакон, Арнод От, знаменитый участник диспута в Монреаль в 1207 году. В конце XII столетия Госелин де Мираваль, родственник трубадура, упоминается как совершенный в Кабарец и Каркассоне, и управитель дома совершенных. Во время крестового похода, Пьер Роже де Кабарет был единственным из великих феодалов Тренкавеля, кто нанес реальное поражение Симону де Монфору: а когда не осталось никого, кроме него, способного защищать эту территорию, он заключил с ним почетный мир и закончил свои дни в Руссильоне… Но в начале 1220 гг. его сыновья, Пьер Роже де Кабарет и Пьер де Лаур вновь завладели этой местностью и сделали ее центром окситанской реконкисты для виконтства, как и религиозной реконкисты для Церкви Каркассес. В течение десяти лет там жил катарский епископ Пьер Изарн (которого королевские крестоносцы сожгли в Конес в 1226 году), потом Жирод Абит. Иерархия восстановилась, совершенные вновь обрели силы и возобновили свои посвящения, а вокруг них стали собираться молодые фаидиты, феодалы или сыновья феодалов, лишенных собственности крестовым походом 1209 года, как Оливье, сын Раймона де Термез, или Бернард От де Ниорт, внук совершенной Бланши, и Сикард де Лаурак, который женился на Нове де Кабарет. Когда граф Тулузский подчинился договору в Мо 1229 года, Кабарец сопротивлялось королевскому крестовому походу, представляя собой надежное убежище катарской иерархии. Пьер Роже де Кабарец «младший» сам проводил затем в безопасное место, в Кастельнодари, епископа Жирода Абита и его товарищей.

Семья Кабарет была также сеньорами Лаур и Минервуа, где катарский иерарх Бартелеми де На Лорета из Каркассона держал дом и имел очень высокую репутацию известного интеллектуала. Известно, что однажды в своем доме в Лаур они закатили пир на семьдесят человек для собрания совершенных Каркассес в годы «мира в Кабарец». Сеньоры де Кабарет были также связаны через браки с семьей д’Арагон в Кабардес, которая тоже была полностью катарской: castrum Арагон практически был престолом епископа Каркассес, как минимум во время всего епископата Бернарда де Симорра. Арнод и Гийом д’Арагон, как и их кузен Роже де Брусс, были, разумеется, товарищами «молодых фаидитов» Пьера Роже де Кабарет и Пьера де Лаур в 1220-1229 гг., а две их сестры, Азалаис и Эффанта, были совершенными. Их тетя Мабилия была женой Журдена де Кабарет, который вообще то уже был женат на Орбрии де Дюрбан, и мирно жил в таком вот двоеженстве в начале XIII века, в окружении «ереси» и куртуазии…

Будучи укрепленными поселениями, где встречались и смешивались социальные классы, где богатые ремесленники и бедные рыцари жили приблизительно в равных условиях, «замки» средней и мелкой окситанской знати были наиболее привилегированными местами распространения и укоренения катаризма. В последней части этой книги мы еще встретимся с некоторыми знаменитыми военными окситанскими крепостями, когда будем говорить о военных событиях, послуживших прелюдией уничтожения и искоренения катаризма. Но сейчас мы говорим больше о жизни, чем о смерти катаров, верующих и совершенных. Потому перейдем к «фортифицированным бургам», где катаризм знати и катаризм простых людей сливался в одну практику и одно рвение.

 



 


Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Об избиении невинных

    Все знают библейскую историю о том, как пришли к Ироду три мудреца с Востока и сказали ему: «Где должен родиться Царь Иудейский, о котором мы…

  • О бегстве в Египет

    О бегстве в Египет Прошло не так уж много времени после Рождества. Обычно земные матери в такие дни лежат в постели, наслаждаясь первыми минутами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments