credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Истинный образ. Р 2. Ч. 11. Катаризм и места жительства

XI

 Катаризм и места жительства: катарские замки?

 

         Сервиан, виноградарская деревня в Биттеруа, находилась вне обширной зоны укоренения катаризма в виконтстве Тренкавель. Вряд ли ее население когда-либо представляло собой значительный контингент верующих. Наверное, название Сервиан никогда бы не появилось в источниках по истории окситанского катаризма, так же как и названия других деревень вокруг Безье, если бы благодаря случаю, по расчету или велению сердца, его сеньор, Этьен, где-то перед 1200 годом не женился на Наварре, молодой знатной даме из Лаурагэ, дочери Сикарда де Лаурак и Бланши де Параколь, совершенной. Этьен де Сервиан был до такой степени увлечен катарскими убеждениями своей супруги, что принимал у себя двух именитых французских беглых еретиков, Гийома из Невера, или Тьерри, и его товарища Бодуэна, и даже епископа Каркассес, Бернара де Симорр. Означенные катарские иерархи в течение восьми дней противостояли здесь Доминику де Гусману и епископу Осма на диспуте, проходившем в замке Сервиан в 1206 году, как это описал в своей хронике Гийом де Пьюлоранс…

 

Этьен де Сервиан, случайно ставший катарским верующим, вернулся в католицизм и был примирен с Церковью святым Домиником. Его жена Наварра, напротив, будучи дочерью своей матери-совершенной и урожденная в сердце Лаурагэ, тоже умерла совершенной в Монсегюре в 1234 году. Пример этой деревни и знатной пары Сервиан прекрасно демонстрирует важность человеческого фактора в распространении и историческом развитии катаризма: семейные связи, чувства, увлечения, случайные встречи, обмен информацией, влияние известных лиц, убедительные слова или даже взгляды, все эти бесконечные нюансы вплетены в ткань жизни, которая предоставляет нашим взорам образ окситанского катаризма в общей картине тогдашнего бытия.

В двух шагах от Монреаль-Лаурак, родных мест Наварры де Сервиан, в Фанжу, Эксклармонда де Фуа, сестра графа Раймона Роже, получила в 1204 году consolament из рук Гвиберта де Кастра, Старшего Сына епископа Тулузен. В то же время Раймон де Мираваль, рыцарь и трубадур, воспевал любовь для дам Кабарет, которые любили слушать проповеди диакона Арнода Ота. В то же время Маркезия Гаск, опять-таки в Фанжу, имела обычай делить трапезу со своим соседом, совершенным Гийомом Карлипа, которому она давала хлеб, вино и орехи… Места жизни… Если проникнуть в эти места жизни, то можно объяснить, разгадать и прочувствовать тепло общения, которое даже скудость и сухость источников (инквизиторских) не способны ослабить. И теперь нашей целью будет попытка идти по следам совершенных  и их верующих от одного места до другого, от замка в деревне до бурга в городе, на протяжении периода приблизительно пятидесяти лет, ставших апогеем развития катарской Церкви. Это был расцвет ее силы и полной «социализации», хотя в самый разгар этого апогея происходили ужасные военные трагедии крестового похода – между 1180 и 1230 годами. Но, конечно, вряд ли будет возможным хоть иногда не останавливаться на первых проявлениях систематических репрессий, организованных для того, чтобы искоренить повседневную жизнь общества, чье религиозное поведение не очень совпадало с католическими критериями. И, разумеется, мы остановимся также на признаках обновления пастырской деятельности Римской Церкви, давшей ей возможность адаптироваться к великому движению духовности, изменившему средневековое общество.

 

Катаризм князей

            Нет сомнений, что, по крайней мере, толерантное и мирное отношение высшей окситанской знати было определяющим фактором, если не в области распространения, то хотя бы укоренения катарского христианства в местных общинах: виконт Тренкавель, граф Тулузский и граф де Фуа частично были связаны с катаризмом до такой степени, что их назвали «защитниками еретиков» - ведь именно под этим лозунгом был организован папством крестовый поход против них в 1209 году.

            Тренкавели были, по-видимому, первыми, кто благосклонно и внимательно прислушивался к проповедям Добрых Людей и обеспечивал им защиту. В то время, как Раймон V Тулузский, испуганный размахом ереси, обратился за помощью к ордену Сито, королям Франции и Англии, Раймон Тренкавель участвовал в диспуте в Ломбере, где «ересиарх» Оливье впервые публично выразил свои убеждения. Его сын Роже II отличался более ярким антиклерикализмом, и окружил себя приближенными, усвоившими новые религиозные идеи. Таким был его сенешаль Гийом де Бренс, или один из его верных вассалов и друзей Бертран де Сайссак, которому он в 1194 году доверил воспитание своего маленького сына Раймона Роже. У его жены Азалаис в Бурлац, возле Кастра, был чудесный павильон, украшенный в романском стиле. От родового замка Тренкавелей в тех местах остался только этот павильон возле руин бенедиктинского аббатства. Там эта отличавшаяся замечательным антиклерикализмом семья держала открытым свой двор для песен любви трубадуров, как и для проповедей Добрых Людей.

            Впрочем, в самом сердце владений Тренкавелей, в Альбижуа, впервые в исторических источниках появляется катарское христианство. Вначале во времена экспедиции святого Бернара, затем во время диспута в Ломбере. Особенное значение имеет то, что первые катарские епископы Тулузы, и разумеется, Альби и Каркассона, для которых это было логично, предпочитали жить на территории Тренкавеля, в Сен-Поль-Кап-де-Жу, а не на землях графа Тулузского. Чувствовали ли они себя там в большей безопасности? Около 1200 года на землях (очень обширных) виконтства Тренкавель существовали две полноценные катарские Церкви: Каркассес и Альбижуа, а также жила часть иерархии Тулузен. В 1226 году, согласно акту Пиоссе, во владениях Тренкавелей было создано еще одно епископство, Разес… На землях графа Тулузского находилась часть Тулузской Церкви, и более слабая по распространению и деятельности Церковь Аженуа. А на территории графства Фуа находилось только несколько диаконств Тулузской Церкви…

            Однако после смерти Раймона V (1194), графы Тулузские больше не были врагами Добрых Людей. Раймон VI, мирный и толерантный, в меру набожный, но и достаточно либертинский в вопросах религии, лично был привязан к катарскому христианству, но при этом умудрился скомпрометировать себя меньше, чем его шурин Роже Тренкавель. Католический и антитулузский хронист Пьер де Во де Серней обвиняет его в том, что он окружил себя совершенными, слушал их проповеди и даже осмелился предложить католическому епископу Тулузы составить ему компанию. Будучи антиклерикалом, он методически расхищал церковное добро, как и большинство крупных и мелких окситанских сеньоров его времени. Как и Тренкавель, он делал пожертвования Церкви, и тоже часто слушал проповеди совершенных и общался с их верующими.

            Под конец XII столетия вырисовались и связи с катаризмом графской семьи де Фуа: мы ничего не знаем о более ранних подобных связях. Около 1200 года граф Раймон Роже, еще более буйный антиклерикал, чем покойный Роже Тренкавель или граф Тулузский Раймон VI, уже принадлежал к очень заангажированному поколению: его жена Филиппа получила consolament и открыла дом совершенных в Дюн, где он ее часто навещал. Его сестра Эксклармонда, вдова Журдена де Иль-Журден, была посвящена во время торжественной церемонии в Фанжу в 1204 году, и, в свою очередь, открыла катарский дом в Памье. Возможно, у них была еще одна сестра, присоединившаяся к вальденсам, и может быть, это ей брат Этьен бросил знаменитое: «Мадам, вернитесь к Вашей прялке, не Ваше дело произносить речи на подобном собрании», во время диспута в Памье в 1207 году между вальденсами и католиками. Вероятно также, что их тетушка была совершенной и уже жила в Памье, и очевидно, историки путают этих персонажей. Католические хронисты, во всяком случае, сообщают подробности о том, как граф де Фуа открыл первый катарский дом в Памье для этой тети, откуда ее выжили монахи аббатства Сен-Антонен. За это они дорого заплатили: Раймон Роже осадил аббатство, как пишет Пьер де Во де Серней, со своими рыцарями и рутьерами; каноника зарубили прямо на алтаре, а лазарет превратили в бордель. Скорее всего, этот эпизод преувеличен, но он задает тон.

            Оставаясь теоретически католиком, как и Раймон VI Тулузский, Раймон Роже де Фуа показывается в обществе совершенных, участвует в некоторых их церемониях: он часто бывает в Фанжу и Лаурак. Его сын Роже Бернард, сын совершенной и графа-антиклерикала, женился на каталонсой наследнице, Эрмессенде де Кастельбо, доброй верующей, из семьи добрых верующих, которая вместе со своим отцом Арнодом де Кастельбо, была осуждена на посмертную эксгумацию и сожжение. Не забудем упомянуть, что все эти художества не помешали Раймону Роже раскаяться перед смертью и быть похороненным в аббатстве де Бульбонн.

            В 1170-х гг. в Альбижуа и Каркассес, и под конец XII века в Тулузен и Фуа, окситанские князья, графы и виконт, с точки зрения Римской Церкви, были абсолютно скомпрометированы как защитники еретиков: открыто толерантные к Церкви Добрых Людей, они отнимали имущество у католической Церкви… Их жены и сестры часто увлекались духовной притягательностью жизни совершенных; их доверенные лица и подданные, да впрочем, и большая часть их вассалов, были открыты к новой религии, как и значительная часть именитых бюргеров в их городах (как минимум в Альби и Тулузе).

 

 


Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Об избиении невинных

    Все знают библейскую историю о том, как пришли к Ироду три мудреца с Востока и сказали ему: «Где должен родиться Царь Иудейский, о котором мы…

  • О бегстве в Египет

    О бегстве в Египет Прошло не так уж много времени после Рождества. Обычно земные матери в такие дни лежат в постели, наслаждаясь первыми минутами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments