credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Истинный образ. ч. 6. Gleisa de Dio. Религия.


VI

GLEISA DE DIO:

РЕЛИГИЯ

 

СВОБОДА ДОБРА И ПСЕВДО-СВОБОДА ВОЛИ

 

Дуалистическая метафизика катаров со всей очевидностью была основанием особого образа жизни - даже если на практике эта жизнь не всегда отличалась от той, которую вело обычное христианское население. Моралью Спасения, согласно концепциям катаров, могла быть только евангельская мораль; однако их катехизис открывал перед ними радикально иные перспективы. Смысл евангельской жизни для них основывался преимущественно на Нагорной Проповеди: христиане у катаров должны были быть настолько «добрыми христианами», что даже их противники не могли упрекнуть их ни в чем, кроме «лицемерия» их безупречной жизни, не признавая за ними ни оригинальности, ни хорошей веры. Дело в том, что мораль Спасения Добрых Христиан, практически идентичная той, которая была примером и для вальденсов, основывалась на специфической концепции греха, исключавшей свободу воли у божественного творения.

Книга о двух началах
 

посвящает целую главу исключительно опровержению концепции «псевдо-свободы воли» - одного из столпов католической догматики. Логика дуализма не могла допустить, чтобы Бог, начало всякого добра, мог посеять в собственном творении зерно зла, будучи неспособным создать полностью благих «духов», или, что еще хуже, из зловредного удовольствия отдать свое творение во власть зла. Потому отрицание свободы воли является корнем самого метафизического дуализма. Книга о двух началах говорит о безгрешности «ангелов», то есть Божьих творений, в небесном универсуме:

 

«Воистину непонятно, как это ангелы, созданные благими, смогли возненавидеть благо, подобное им, и существовавшее извечно, как и причину этого блага, и полюбить зло, еще не существовавшее, и являвшееся противоположностью Добру. Если только нет никакой иной причины…

Также, из этих свидетельств кажется очевидным, что ангелы должны были бы выбрать Добро, подобное им и существовавшее извечно, чем отказаться от Добра и выбрать зло, которое тогда не имело еще существования, и даже причина его еще не существовала - по вере наших противников - и этому тем более трудно поверить, поскольку никакое явление не может существовать без причины.»

 

Допустить, что Бог мог позволить своим «ангелам» свободу выбора между добром и злом, это то же самое, что допустить, что Бог сам является причиной зла и страданий в этом мире:

 

«Я с удивлением спрашиваю себя, как может придти в голову мудрому человеку, что Бог - являющийся благим, святым и праведным - может навеки проклясть Своих ангелов и предать их на вечные муки, потому что Он не смог создать их достаточно совершенными, и они стали завидовать Его красоте и величию, или потому, что они не смогли получить от Него подобного совершенства…

…И вот почему я убежден, что ангелы никогда не получали от Бога свободы воли… и особенно они не могли получить этого от Бога, отлично знающего, что произойдет в будущем… и который - если верить, как наши противники, является единственным началом, высшей причиной всех причин. Если действительно принять их теорию, то со всей необходимостью следует допустить, что сущностной причиной всякой похоти и всякого зла является сам Бог, ибо сказано: «Тот, кто создал условия вреда, создал и его причину». Но абсолютно невозможно даже помыслить такое об истинном Боге».  

 

Бог не может быть причиной вторжения зла. Аргументы Трактата катаров, преимущественно основанные на аристотелевской логике, переданной через арабских философов, тем не менее, оставляют место и для мифа: ангелы Божьи фактически «пали» в рабство плоти и зла, хотя ничто в их полностью благой натуре не было предрасположено ко злу, а Бог не создавал их способными свободно выбирать зло, «еще не существующее». Поэтому зло смогло продемонстрировать только иллюзию существования и создать видимое и преходящее творение. Ведь зло является абсолютным бессилием, и на творение, на смешение «бытия и небытия», оно оказалось способным только благодаря искре, похищенной из Божьего мира: этим самым падшим ангелам… Злое начало по своей природе, по существу, является склонностью ко злу. Оно больше, чем дьявол, оно - «Отец дьявола», согласно терминологии, употребляемой катарским Доктором. Оно - это «вожделение и похоти», искушение зла, создавшее причину отпадения ангелов от Бога, породившее зло и время, подобно дрожащей стреле, наискось вонзившейся в тело вечности.

Вот как Белибаст, - этот вроде бы необразованный окситанский Добрый Человек, - представлял в начале XIV века миф о падении ангелов:

 

«Он (дьявол) начал их уговаривать… и он сказал им, что если они захотят спуститься в его нижний мир, и в его царство, он даст им намного больше благ и наслаждений, чем им может дать Отец Святой…  что он им даст поля, виноградники, водоемы, луга, плоды, золото и серебро, и все материальные блага, и кроме того, каждому даст жену…».  

 

Если другие катарские проповедники ассоциировали искушение зла с волей к власти, Белибаст характеризует его именно как телесное вожделение, представляя, что дьявол проник в мир духов вместе с образом прекрасной и наряженной женщины:

 

«И духи, охваченные желанием к этой женщине, последовали за Сатаной и за женщиной (выйдя из Царствия Отца). И их было так много, что девять дней и девять ночей духи падали в дыру, через которую вышел Сатана вместе с женщиной, и они падали с неба так густо, как мелкий дождь падает на землю…».  

 

На этом странном и очень средневековом евангельском синкретизме, соединяющем как философскую логику, так и народные мифы, катаризм основывал невинность Бога по отношению к дьявольскому искушению. Ритуалы этого христианства различным образом представляют более конкретные способы того, как на земле и во времени дуалистическая метафизика противостоит «псевдо-свободе воли», что особенно заметно в понятии греха.

Фундаментальной молитвой христиан-катаров является Святое Слово, Отче Наш - молитва, ритуально передающаяся неофиту перед церемонией духовного крещения. Два из трех сохранившихся Ритуалов катаров содержат комментарии, «глоссы» к Отче Наш, где сказано:

 

«Считается, что когда говорится «Отче Наш, который на небесах», то, возможно, для того, чтобы отличить Его от отца дьявола, являющегося лжецом и отцом злых…».  

 

Подтверждение дуализма заметно уже с первых строк латинской глоссы; но главная просьба в Отче Наш находится в последней строке молитвы: но избави нас от зла. «То есть, от дьявола, соблазнителя верных, и дел его», - замечает комментатор к Латинскому Ритуалу. А вот перевод окситанской глоссы Дублинской рукописи:

 

«Под этим злом, от которого народ Божий просит избавить его, мы подразумеваем дьявола… Вот почему народ Божий преисполняется надежды и доверия к обетованию Господа, изложенному выше, и поскольку множество народу все еще остается узниками в сетях дьявола, «который уловил их в свою волю», как говорит святой Павел (2 Тим. 2, 26), и потому они вопиют день и ночь к Святому Отцу и умоляют Его: «избави нас от зла…».  

 

Освобожденное от зла Божье творенье - ангел, дух, человеческая душа, - становится свободным. Свободным, чтобы полностью выявить свою истинную природу, которая является благой, свою истинную свободу, которая является Благом, вне всякой иллюзии «псевдо-свободы воли», главного аргумента католического монизма. В этом также проявляется моральный смысл философского дуализма прочтения катарами Нового Завета. Бог не имеет отношения к искушению зла.

 

 

ДВОЙНОЕ ИСКУШЕНИЕ И ГРЕХ

 

Зло является искушением, стремлением к злу, потому само искушение является злым. Оно ни в коем случае не может исходить от Бога, который не может пользоваться средствами зла, у которого не может быть ни необходимости, ни желания мучить собственные творения. Комментарии к Отче Наш из Латинского Ритуала катаров очень четко подтверждают этот тезис: они различают два искушения, и ни одно из них не исходит от Бога.

 

«И не введи нас во искушение: …Воистину, существует телесное искушение и дьявольское искушение. Дьявольское искушение происходит от сердца по наущению дьявола, как ошибки, злые мысли, ненависть и прочие подобные вещи. Телесное искушение является следствием человеческой природы, как голод, жажда, холод и иные вещи такого рода: мы не можем их избежать. Вот почему Апостол сказал в Первом Послании к Коринфянам (1 Кор. 10, 13): Вас постигло искушение не иное, как человеческое»…».  

 

Дьявольское искушение касается духовного бытия, телесное искушение действует на преходящее тело. Только дьявольское искушение ведет к злу, к поглощению злом. Это изначальное искушение, приведшее к падению: в человеческом мире оно представляет собой силу, сопротивляющуюся освобождению и устремлению к Добру и Богу - это стремление к греху.

Понятие греха у катаров является настолько же сложным, как и отличным от принятого в монистической системе католицизма. Если кратко охарактеризовать это понятие, то можно сказать, что катаризм не знает простительных грехов, и всякий грех здесь является «смертным» грехом, как стремление или искушение дьявола, действие, противоречащее «закону жизни». Человеческое искушение происходит из нынешнего состояния, из того, что человек пребывает в телесной оболочке. Оно исходит от тела и влияет на дух опосредованно. Только дьявольское искушение является корнем греха, актом зла.

Добрые Христиане вычитали в Евангелии точный перечень грехов, то есть тех действий, которые приводят к злу, и которые человек, принявший спасительное таинство духовного крещения, обязывался никогда более не совершать. Упрощенно можно сказать, что катаризм знает исключительный список грехов, зафиксированных в Писании и являющихся ловушками или дьявольскими искушениями. Со стороны «христианина», получившего крещение Духом и освобожденного от зла, наименьший из этих грехов является падением в океан зла: к нему нельзя относиться легкомысленно, поскольку грех неумолимо сигнализирует о принадлежности к миру зла, утрате свободы и Духа. Крещение тут же утрачивает смысл и силу. Список этих грехов катары взяли из Нагорной Проповеди, девятнадцатой главы Евангелия от святого Матфея и Послания Иакова. Этот список полностью изложен в Дублинском окситанском Ритуале, где описано таинство consolament. Он полностью совпадает с тем, что нам известно по иным документальным источникам, особенно показаниям перед Инквизицией, где описывается церемония духовного крещения. Вот как выглядит этот список:

 

«(Церковь Божья) остерегается убийств и не воспринимает убийства ни в каком виде. Истинно сказал Господь наш Иисус Христос (Мт 19, 17-18): «Если хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди… не убивай…»

Эта Церковь остерегается прелюбодеяния и всякой скверны, как сказал Господь наш Иисус Христос (Мт 19, 18): „Не прелюбодействуй…”

Эта Церковь остерегается совершать кражи или нечестные поступки, как Господь наш Иисус Христос сказал в Евангелии от Святого Матфея (Мт. 19,18): «Не кради…»

Эта Церковь остерегается лгать и давать лживые свидетельства, как сказал Господь наш Иисус Христос (Мт. 19,18): Не лжесвидетельствуй…»

Эта Церковь остерегается давать клятвы, как сказал Господь наш Иисус Христос в Евангелии от святого Матфея (Мт.5, 34-36): «Не клянись вовсе, ни небом, потому что оно престол Божий, ни землей, потому что она подножие ног Его…»

Эта Церковь остерегается хулы и проклятий, как говорил Святой Иаков (Иак. 1, 26): «Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие…»

Эта Церковь придерживается всех заповедей закона жизни.»

 

Ригористический, жесткий, почти буквальный евангелизм? Катаризм характеризуется также очень четким исполнением заповедей Закона Христова. Вот почему только абсолютно следуя учению Писаний, Церковь катаров и могла называться Церковью Добрых Христиан. И она никогда не упускала возможности упрекнуть Римскую Церковь за нарушения в этой области. Но и сами Добрые Христиане постоянно пребывали в страхе нарушить хоть на волосок этот Закон Христов, потому что наименьшая ошибка может привести к непоправимому греху, поскольку наименьшее зло - это все равно абсолютное, полное зло. Потому Христиане, облеченные в Дух, прилагали все свои усилия, чтобы не подвергнуть опасности спасительное таинство, освобождающее от зла.

 

Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments