credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Еще о Белибасте

Анн Бренон

ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПОСЛЕДНЕГО ДОБРОГО ЧЕЛОВЕКА

Через десять лет вынужденного изгнания, Инквизиция, наконец, схватила Гийома Белибаста благодаря сотрудничеству одного человека, Арнота Сикре, который завоевал его доверие, чтобы выманить его подальше от безопасного убежища и выдать.

Через десять лет после своего бегства, Гийом Белибаст, добрый человек, мирно жил в королевстве Валенсия, входившее в состав арагонской короны. Он поселился как ремесленник в фортифицированном городе Морелья, в самом сердце гор Сьерра-Маестра – откуда он регулярно посещал общину своих верующих, беглецов из-за ереси из графства Фуа, поселившихся в городе Сан-Матео. Кто мог зайти так далеко, чтобы разоблачить еретика, скрывавшегося под видом честного ремесленника? Кто, если не один из своих? Таким предателем стал Арнот Сикре, сын доброй верующей Себелии Бэйль, родом из Акса. Смешавшись с беженцами и живя с ними в течение нескольких лет, он сумел обмануть их подозрения и сделать всё, чтобы завлечь доброго человека подальше от его убежища, в опасное путешествие на север, под предлогом того, что он сможет навестить его престарелую тетю в пиренейском графстве дю Паллар – на границах графства Фуа – и установить контакт с двумя другими подпольными добрыми людьми. Ведь уже столько лет Гийом Белибаст был изолирован от того, что осталось от его преследуемой Церкви. Последний добрый человек. Падший грешник, он надеялся на покаяние и отпущение грехов. Он готов был рискнуть всем за надежду на встречу со своими товарищами. Он знал, что это путешествие может быть опасным. Он даже проконсультировался с прорицателем, чтобы лучше
Четверо мужчин покинули Морелью утром, и через два дня пути достигли долины Эбре (слева) и деревни Аско
изучить вопрос, но поступил вопреки его совету и решился действовать любой ценой. Это был Великий Пост 1321 года – ровно через двенадцать лет после его бегства на юг в 1309 году. Вновь его проводником является Пейре Маури, верный друг, пастух, который знал все проходы и все дороги. Как и другие, он доверял молодому человеку из Акса. Их было четверо, пустившихся в путь. Добрый человек, предатель, пастух и молодой кузен последнего Арнот Марти.

/ФОТО/: Четверо мужчин покинули Морелью утром, и через два дня пути достигли долины Эбре (слева) и деревни Аско.
Они шли прямо на север, к Пиренеям, по дороге на летние пастбища, куда перегоняют овец – но за два месяца до обычного срока перегонов. Только один Арнот Сикре знал, что с этого пути нет возврата, что это последнее путешествие Гийома Белибаста. Все четверо покинули город Морелью рано утром, и ее фантастические очертания еще долго виднелись, пока они преодолевали суровые горы Сьерра-Маестра и Бенифассар. За первый день пути они добрались до Бесейте, окруженного радующими глаз оливковыми рощицами. Там они остановились у доброй верующей Мерсенды Марти, тети Пейре Маури, которая жила там со своей дочерью Жоаной. На следующий день, через Гандесу, дорогами на Кампосине, они добрались до долины Эбре и Аско. Там Пейре хорошо знал одну таверну и ее хозяйку: он часто и подолгу бывал там во время зимовок с отарами на пастбищах Фликса и Тортозы. Он также хорошо знал свойства местного вина: договорившись с добрым человеком, тем же вечером, когда все достаточно много выпили, он попытался споить Арнота Сикре – которому никогда особо не доверял – чтобы выявить, не предаст ли он их. Но молодой человек, чувствуя ловушку, притворился пьяным и уверял его в своей преданности. На третий день они были в Сароса, на четвертый в Ллейда. Они шли в темпе, подходящем доброму человеку. Когда-то давно, еще до Несчастья, еще до того, как он был посвящен как добрый человек, а потом бежал в Арагон, чтобы вести жизнь бедного ремесленника, Гийом Белибаст тоже был молодым пастухом, сильным и выносливым. Но теперь ему было уже за сорок, а сидячая работа, монашеские посты и воздержание, несколько ослабили его силы. В густонаселенном квартале Ллейда, на берегу Сегре, возле переправы, в виду гордо возвышающегося на скале города, где строился большой кафедральный собор, четверо путешественников переночевали у своей соотечественницы, бедной женщины и доброй верующей Эсперты, вдовы кузнеца Берната Сервеля. Эта пара бежала из Тараскона от Инквизиции более десяти лет тому с тремя маленькими детьми. Но они жили в такой нищете, что теперь остались в живых только старая мать и самая младшая дочь, Матева, которой тогда было около 14 лет. Гийома Белибаста приняли с большой радостью, он благословил хлеб и проповедовал для своих верующих. Арнот Сикре тоже слушал проповедь с напускной радостью. На заре пятого дня путешественники отправились дальше.

Двор монастыря святого Франциска в Морелье
/ФОТО/: наверху: Двор монастыря святого Франциска в Морелье.

С этого момента для доброго человека начинался настоящий прыжок в неизвестность. Они переправились через Сегре, несмотря на высокие мартовские воды, и стали пересекать графство Уржейль, направляясь к границам графства Фуа. После Аграмуна, где они ночевали в таверне, они начали подниматься в горы. Между Аграмуном и Понцем, когда перед ними уже высились высокие охряные и голубые вершины Сьерра де Кади, стрекочущая сорока, прилетев слева, пересекла им дорогу. Это случилось на шестой день пути. Гийом Белибаст побледнел. Его отец давным-давно, еще в Кубьер, что под горой Бюгараш, рассказывал ему об этих приметах. «Святой Дух, помоги нам!» Эта птица – предвестница несчастья. Это Несчастье ведет их по дороге. Но потом добрый человек пошел дальше. «Если Отец Небесный призывает меня, пусть исполнится воля Его».


Ловушка захлопывается в Тирвии

Они перешли поток Понц, перебрались на правый берег. Дорога превратилась в тропку, идущую по балконам отвесных склонов, вдоль узкого ущелья над кипящей Сегре. С заледенелых вершин их обдавало холодным дыханием снега. Вскоре, совсем недалеко от Траго, бурлящий разлившийся поток преградил им путь. Высокие ледяные воды затопили брод. Как пройти? Тогда Пейре Маури, великий пастух, горец, снял башмаки, закатал штаны, и одного за другим, перенес вначале двух юношей, Арнота Марти и Арнота Сикре, а потом доброго человека Гийома Белибаста на своих крепких плечах через бурлящий поток. Когда вечером они прибыли в Траго, где намеревались провести ночь, перед ними возник золотой силуэт Санта-Люсии, одной из простых горных церквей графства Уржейль, нависающей над долиной Сегре. И тогда добрый человек решил сказать проповедь своим трем товарищам, проповедь об аде и рае. Утром седьмого дня – они были в дороге уже неделю! – они начали путь по снежным перевалам. Вечером, перед тем, как повернуть на запад, чтобы добраться до виконтства Кастельбо, они посмотрели на юг, вниз, на голубые склоны долины, по которым они взобрались; потом на восток, на Сиу д’Уржейль и нагорья далекой Сердани, откуда струилась Сегре, становясь ручьем. Все четверо в ту ночь спали в бургаде Кастельбо, возле гордого замка, принадлежавшего кастеляну графа де Фуа.

/ФОТО/: Внизу: вход во францисканский монастырь.
вход во францисканский монастырь

На восьмой день пути, у подножия пика д’Эста и горы Руш, они должны были достигнуть намеченной цели в высокогорном графстве дю Паллар. Когда они остановились на ночь в корчме бургады Тирвия, только Арнот Сикре знал, что они уже пришли – и далеко не уйдут. Что место, куда стремятся остальные путешественники – всего лишь иллюзия: никакая пожилая еретическая верующая, никакой тайный добрый человек никогда не ждали своих братьев в этих горах. Именно в Тирвию, и ни в какое другое место, Жак Фурнье, епископ и инквизитор Памье, приказал шпиону привести доброго человека - еретика. Тирвия, находящаяся в высокогорном Паллар, была связана пастырскими соглашениями с аббатством Бульбонн, и там прелат мог рассчитывать на союз и поддержку. Местный сеньор, приходской священник, нотариус и бальи были предупреждены. На заре девятого дня в корчму ворвались солдаты. Четырех путешественников связали и арестовали. Арнот Сикре указал на Гийома Белибаста, на которого надели кандалы. «Предатель, Иуда, ты меня продал, как продали Христа». Вечером из маленькой сеньоральной тюрьмы Тирвии грубо вышвырнули Пейре
Улица Морельи, где снимал дом Белибаст, когда жил там как ремесленник
Маури и его кузена Арнота Марти: шпион скрыл кто они такие, заявив солдатам, что это – обычные горцы, которых наняли в качестве проводников. В течение двух дней и двух ночей оба пастуха, преодолевая по 80 километров за раз, добрались до долины Ногера Палльяресе, потом до Ллейда, Бесейте, Морельи и Сан Матео. Они должны были предупредить верующих и сообщить им ужасную новость. Их последний добрый человек был схвачен. Теперь Инквизиция Каркассона и Памье пойдет по их следам.

/ФОТО/Слева: Улица Морельи, где снимал дом Белибаст, когда жил там как ремесленник.
Пасха 1321 года. Несчастье вернулось. Гийом Белибаст долго оставался узником замка Кастельбо, принадлежавшего графу де Фуа. Всё это время власти пытались договориться о том, чьей юрисдикции подлежит еретик. Граф де Фуа и сенешаль Франции, инквизитор Каркассона и инквизитор Памье, епископ Уржейля и король Арагона. Летом 1321 года его в кандалах привели в королевство Франция, через высокие перевалы. Еретика вели открыто, чтобы его все видели, чтобы продемонстрировать его позор и поражение. Через долины Ребенти и Од его привели в Каркассон. Теперь он был во власти Инквизиции.
Мы не знаем ничего о процессе, проведенном против него инквизитором Жаном де Боном, из его допросов ничего не сохранилось. Церковный судья вынес ему приговор окончательного осуждения, поскольку отдал его на костер в руки светской власти – архиепископа Нарбоннского, светского сеньора Кубьер, родины семьи Белибастов. Там, в Виллеруж-Терменез, осужденный добрый человек в неизвестный нам день между сентябрем 1321 и ноябрем 1322 года, отправился в свое последнее путешествие – на смерть в огне. В 1305 году, до того, как он начал свое долгое покаяние в Церкви добрых людей, пастух Гийом Белибаст собственными руками убил пастуха архиепископа Нарбонны, по имени Бертомью Гарнье, родом из Виллеруж. Поучительная казнь убийцы превратилась в мученичество последнего известного доброго человека. Без сомнения, падшего доброго человека, но имевшего мужество не отречься. Его Иуда, Арнот Сикре, после того, как он продал инквизиционной полиции пастухов Гийома Маурса, Гийома Бэйля и, наконец, Жоана и Пейре Маури, получил от своего церковного начальства ожидаемую награду – ему возвратили имущество его матери Себелии, конфискованное из-за ереси, и наняли на работу. Потому, благодаря отчету, написанному им своим хозяевам, нам известны последние слова Гийома Белибаста, еретика, который должен был взойти на костер: «Меня не заботит, что станет с моим телом: оно не принадлежит мне. Оно принадлежит князю мира сего… Всё, что от Отца Небесного в этом мире – это дух».

Справа: площадь в Сан Матео, куда регулярно приходил Гийом.
площадь в Сан Матео, куда регулярно приходил Гийом

Tags: Анн Бренон статьи
Subscribe

  • О Воскресении

    «…и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и…

  • Что дает нам Страстная Пятница?

    Пилат сказал Ему: что есть истина? И вышедши к иудеям, сказал им: Хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Тогда опять закричали все, говоря: не…

  • Причастие или благословленный хлеб

    «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Иоан.1:14). В Страстной Четверг прелаты великих Церквей отмечают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • О Воскресении

    «…и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и…

  • Что дает нам Страстная Пятница?

    Пилат сказал Ему: что есть истина? И вышедши к иудеям, сказал им: Хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Тогда опять закричали все, говоря: не…

  • Причастие или благословленный хлеб

    «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Иоан.1:14). В Страстной Четверг прелаты великих Церквей отмечают…