credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Пейре-Раймонд из Сен-Папуль. Окончание


IV. Последняя травля и исчезновение Пейре Раймонда из Сен-Папуль

 

            1305 год отмечен крутым поворотом в истории последнего преследования окситанского катаризма. Отныне полицейские репрессии, которые несколько умерили было свой пыл из-за поддержки королевскими представителями бунтов городского населения против Инквизиции, теперь вновь развернулись в полную силу против маленькой Церкви, поставившей всё на карту. После того, как король Филипп Красивый некоторое время, казалось, балансировал между враждующими лагерями, в конце концов, он принял жесткую позицию на стороне Инквизиции, и спустил солдат и сенешалей Каркассона и Тулузы на непокорных. Берната Делисье заключили под стражу, а Каркассонское безумие было подавлено и закончилось вереницей повешенных, как в Каркассоне, так и в Лиму.

В 1303 году в Каркассоне был назначен новый инквизитор, Жоффре д’Абли, из доминиканского монастыря в Шартре. В 1305 году он продемонстрировал народу, что его власть восстановлена и поддерживается королем, и он с размахом возобновил расследования. Используя протоколы своих предшественников, он вызывал и допрашивал фигурировавших там подозреваемых, разослал повсюду шпионов и доносителей: в сентябре 1305 года в Лиму было арестовано двое Добрых Людей, Жаум Отье и Андрю из Праде. Располагая поддержкой и соучастниками, они смогли довольно быстро бежать и укрыться в подполье, но уже многочисленные верующие и «агенты еретиков» были пойманы, а многие явки раскрыты; Инквизиция всюду расставила ловушки. Под конец 1305 года обширные следственные операции систематически опустошали Разес и Лаурагэ. Наиболее скомпрометированные верующие из Лиму бежали в Тулузэн вместе с Добрыми Людьми, а перепуганные верующие из Арка отправились в Лион добиваться прощения папы. Жоффре д’Абли устраивал облавы на население целых деревень: Прунет в Лантарес, Верден-Лаурагэ и т.д. К несчастью для нас, все архивы этих следственных дел исчезли, и мы можем восстановить эту информацию только по вторичным источникам.

Без сомнения, именно тогда диакон Бернат Одуэ, прибывший в Окситанию в предыдущем году, когда ситуация казалась подходящей для начала укоренения Церкви, счел необходимым обеспечить свою безопасность, и вернулся в итальянское убежище.

Но что произошло с Добрым Человеком Пейре Рпаймондом из Сен-Папуль?

Его брат Бертран Сартр был арестован, скорее всего, в конце 1304 года. Как и многие другие, он был заключен под стражу в Муре Каркассона. Добрый Человек Пейре Раймонд в это время прятался недалеко от Сен-Папуль. Дважды, в двух различных местах, с интервалом в шесть месяцев, он просил свою сестру Раймонду Баррьер придти поговорить с ним[1]: Речь шла об их брате Бертране и возможности помочь ему. Во второй раз Добрый Человек передал с воей сестре достаточно значительную сумму в 25 ливров, pro expeditione dicti Bertrandi, что довольно трудно точно перевести. Были ли это деньги на его содержание? Чтобы обеспечить его нужды в тюрьме, улучшить его пропитание, не только, чтобы он получал хлеб и воду, что было обычной практикой – или для того, чтобы подкупить нужных людей. Как бы там ни было, Бертран Сартр очень быстро обрел свободу. Более того, он обрел ее тем полнее, что больше не оказался в инквизиторской власти. Фактически, отлученный в 1315 году, как беглец из-за ереси и неявившийся в суд, «Бертран Сартр из Сен-Папуль, брат еретика Пейре Раймонда»[2] тщетно был вызван Бернардом Ги в 1319 году, чтобы выслушать свой приговор. Согласно формулировке обвинения, в 1305 году, он был освобожден из каркассонской тюрьмы «за обещание помочь поймать еретиков», обещание, которое он явно не собирался исполнять, а наоборот, бежал вместе с еретиками, которых должен был ловить.

Что касается Доброго Человека Пейре Раймонда, то и он потихоньку исчезает из документов, оставляя нас в неопределенности в отношении своей реальной судьбы. Мы имеем очень точное свидетельство о том, что на следующий день – crastina – после ареста в Лиму Добрых Людей Жаума Отье и Андрю из Праде, то есть в сентябре 1305 года, он забрал у одного из верующих в Верден, Сикарда Буилля, значительную сумму в 30 марабутинов золотом и 80 турнусов серебром, которую он шестью месяцами ранее оставил у него на хранение, и покинул Лаурагэ с этими деньгами[3]. Не стоит сразу же делать вывод о том, что Пейре Раймонд из Сен-Папуль при первых же признаках опасности предпочел исчезнуть вместе с казной Церкви. Дело обстояло намного сложнее, и эта ситуация должна быть поставлена в ее контекст – тем более, что как мы увидим, Добрый Человек, покинув Лаурагэ, вовсе не исчезает из повседневной жизни катарского подполья.

Прежде всего, возможно, что Пейре Раймонд как Добрый Человек имел очень специфические обязанности и нес ответственность за сокровища подпольной Церкви, поскольку неоднократно показания выделяют его среди его собратьев как человека, распоряжающегося деньгами. Он их раздает, отдает на хранение особо преданным верующим, забирает, помещает в другие места и так далее. Выглядит очень правдоподобным, что он совершенно легитимно забрал огромную сумму, находящуюся у Сикарда Буилля, не для личных нужд, а для нужд Церкви в ситуации очень серьезной опасности. Нам также известно, что спустя некоторое время, арестованные Добрые Люди, Жаум и Андрю, таинственным образом бежали из Мура Каркассона, и это дает нам основания предполагать, что по крайней мере часть из этих 30 марабутинов золотом послужали для того, чтобы облегчить их побег, «подмаслить» стражников или солдат. Так же, как и 25 ливров, переданных Раймонде Баррьер – и возможно, взятых из той же суммы – ускорили освобождение Бертрана Сартра.

Следующий момент: Добрый Человек Пейре Раймонд, покинувший Тулузен и Лаурагэ осенью 1305 года, не покинул, однако, Окситанию. Фактически, упоминается о его присутствии в подпольных сетях Сабартес между 1305 и 1307 годами, поскольку графство Фуа могло еще служить относительно безопасной гаванью. Прежде всего, он появляется в Аксе, одетый как торговец и в сопровождении ребенка, затем на мосту Синсат, возле Кабаннэ, когда он собирался идти в Ларнат, в сопровождении местного аристократа, чтобы встретиться с Пейре Отье, который тогда там находился[4]. Прибыл ли он непосредственно из Лаурагэ? Принес ли он то, что осталось от денег Церкви? Год или два спустя, то есть около 1306-1307 годов проводник Раймонд Маури, из Монтайю, сопровождает его до Ларната, где им занимается преданный клан Изаура, один из сыновей которого, Раймонд, провожает его до Жюнак. Там он действовал вместе с молодым Добрым Человеком Арнотом Марти[5]. Во всяком случае, если доверять датировке, данной Раймондом Изаурой, это самое последнее упоминание, которым мы располагаем по поводу Доброго Человека Пейре Раймонда. Впоследствии он исчезает из документов.

Начиная с 1307 года, когда в Тулузу прибывает новый инквизитор, Бернард Ги, существенно поддержавший деятельность инквизитора Каркассона Жоффре д'Абли, и особенно начиная с 1308 года, когда граф Гастон I де Фуа порвал с традиционной политикой своего линьяжа, молчаливо поддерживавшего еретиков, и дал возможность Инквизиции свободно действовать на своих землях, ситуация для подпольщиков – Добрых Людей, верующих, проводников – стала невыносимой. Наступили времена ужасной и последней травли. По-видимому, небольшое ядро Церкви укрылось в Ломбардии, собравшись подле диакона Берната Одуэ и его племянника Мэтью Герма, чтобы сохранить все, что возможно, с перспективой выживания Церкви: Понс Бэйль, называемый Понсом из Акса, и Понс де На Рика, называемый Понсом из Авиньонет. Присоединился ли к ним Пейре Раймонд из Сен-Папуль?

Вполне можно предположить, что Добрый Человек, отсутствующий с того времени в документации, вновь совершил путешествие в Италию, и на этот раз в обществе своего брата Бертрана. Мы уже видели, как Пейре Раймонд в 1305 году принял участие в освобождении Бертрана, и как Бертран сразу же укрылся в катарском подполье – очень вероятно, присоединяясь к Пейре Раймонду. Ни тот, ни другой больше не появляются в Окситании. Умерли ли они в Ломбардском изгнании? Возможно также, что будучи в Сабартес около 1307 года Пейре Раймонд решил, вместе со своим братом или без, перейти Пиренеи, как это сделали через год или два многие из его друзей-верующих из Ларната и Монтайю. Можно, конечно, сославшись на лакуны в инквизиторских архивах, выдвинуть гипотезу о том, что Пейре Раймонд, как и почти все его собратья, был пойман и сожжен, просто информация об этом до нас не дошла. Но это мало вероятно: пребывая под юрисдикцией Инквизиции Тулузы, Добрый Человек, если бы ему был вынесен приговор, неминуемо фигурировал бы в мартирологе огромной книги приговоров Бернарда Ги.

           

Заключение

 

            В это время в Окситании продолжали шириться безжалостные репрессии и вестись следственные дела – они охватили Каркассес, Разес, Тулузен, Нижнее Альбижуа, Нижнее Керси и графство Фуа (Сабартес и земли Мирпуа), а также Ломань и Лаурагэ. Раймонда Баррьер, сестра Пейре Раймонда и Бертрана Сартра, была арестована и допрошена в 1307 году, как это случилось немного погодя, чтобы пустить в ход новые пружины следствия, со всеми близкими и родственниками Добрых Людей. Процедуры были поставлены на конвейер, население целых деревень арестовывали и препровождали к Инквизиции Каркассона и Тулузы: так произошло в Борне, в Верльяке, Монтайю и опять в Верден-Лаурагэ. Наступил террор. Подпольные нити порвались, верующих умело допрашивали, и вскоре зазвучали приговоры: вечное заточение в Муре для верующих – как произошло с Гильельмой Понсенк, Везиадой Серда и Пейроной Одрик из Сен-Папуль; костер для рецидивистов, посмертное сожжение для умерших в ереси, разрушение и сожжение домов, и, наконец, костер для пойманных Добрых Людей. Сохранилось около четырех десятков приговоров, настигших жителей Верден: приговоренные к ношению крестов – 4; осужденные на Мур – 24; сожженные как рецидивисты – 5; эксгумированные и посмертно сожженные – 6; еще 1 приговор разрушения дома, и 3 приговора заочного отлучения беглецам из-за ереси, никогда не пойманным.

            Костер в Каркассоне для Жаума Отье, Гийома Отье, Андрю из Праде, Арнота Марти – последнего известного нам товарища Пейре Раймонда из Сен-Папуль – в 1309 году, и для Фелипа де Талайрака в 1310 году; костер в Тулузе для Амиеля из Перль осенью 1309 года и для Пейре Отье перед Пасхой 1310 года. Только один из Добрых Людей отрекся, молодой Рамонет Фабр. Еще один покончил с собой, юный Санс Меркадье. Бежавший в королевство Арагон Гийом Белибаст, храбро продолжал проповедовать для маленькой общины верующих-эмигрантов до 1321 года, пока и его не арестовали с помощью шпиона инквизитора Памье и не сожгли в Виллеруж-Терменез по приговору архиепископа Нарбоннского. В 1319 году инквизитор Бернард Ги в ходе своих последних антикатарских процедур, метал громы и молнии в торжественном приговоре отлучения Бертрану Сартру из Сен-Папуль, беглецу из-за ереси с 1305 года, не явившемуся в суд и еретику – что по крайней мере, с еще большей уверенностью, чем по поводу его брата Пейре Раймонда, дает нам возможность считать, что его никогда не схватили и не сожгли. В то время аббатство Сен-Папуль перешло уже в разряд епископства; а вскоре епископ-инквизитор Памье, Жак Фурнье, был избран папой в Авиньоне под именем Бенедикта XII. Порядок был восстановлен…

            В сердцах последних верующих вера, конечно же, еще жила, но Церковь катаров в этом мире была мертва. Она была сожжена на костре вместе с последним Добрым Человеком, Гийомом Белибастом или Пейре Отье. Никто больше не мог ни проповедовать Евангелие от ее имени, ни спасать души утешением Святого Духа. Отныне Инквизиция захватила всё, в том числе и итальянское убежище. Вскоре и на Востоке, когда Босния, Болгария и Византия пали жертвой турецкого завоевания, эта христианская ересь растворилась в победившем исламе. В Альпах, в Германии, в Богемии, Инквизиция преследовала новых еретиков, вальденсов и гуситов. А затем по всей Европе загорелись новые костры, на сей раз для ведьм.

            Но что за голос, тихий, мужественный и немного дерзкий, который всё шепчет: «Есть две Церкви, одна бежит и прощает, другая владеет и сдирает шкуру»?

 

Из книги Anne Brenon Le choix heretique. Dissidence chretienne dans l’Europe medievale. – La Louve editions, 2006, Cahors, p.219-231.

 



[1]Сulpa Раймонды Барьер, in ibid., р. 108.

[2]Сulpa Бертрана Сартра. in ibid., р. 258.

[3]Сulpa Сикарда Буилля, in ibid., р. 15-16.

[4]Раймонд Отье, Реестр Жоффре д'Абли, изд. A.Pales-Gobilliard, Linquisiteur Geoffroy dAblis…, cit., p. 127; Раймонд Изаура из Ларнат,  in ibid., р. 275.

[5]Раймонд Изаура, in ibid., р. 279.

Tags: Анн Бренон книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments