credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Пейре-Раймонд из Сен-Папуль. Продолжение


Но дерзость этого предприятия была также, и особенно плодом абсолютного метафизического императива. Окситанский катаризм был поставлен здесь на карту: по всей стране, в течение столетия преследований, когда Добрых Людей массово уничтожали, осиротевшие верующие были еще довольно многочисленны. Настало время наново сеять и оживлять веру, наново упрочить Церковь и умножать призвание. Потому что только вновь начав увеличивать количество пастырей, Церковь – «истинная Церковь Христова» - могла получить шанс на выживание, чтобы исполнять свою роль проповеди Евангелия в этом мире и приведения душ к Спасению Божьему. Для верующих и Добрых Людей Церковь не могла умереть. Она являлась в этом мире, князем которого был Сатана, вратами, открытыми к Христу, к Царствию Божьему. Миссия Добрых Христиан была вписана в промысел Божий. 


 

Зимой 1299-1300 гг., смешавшись с толпой пилигримов, устремившихся в Рим и обратно на празднование Юбилея, трое Добрых Людей, покинувших Ломбардию – Пейре, Гийом и Пейре Раймонд - прибыли в Окситанию. Тогда они разделились: Пейре Отье вначале остался в Тулузе, чтобы установить нужные контакты и положить на депозит у менялы Узальгуйе деньги, предназначенные для поддержки подпольных действий. В это время Гийом Отье и Пейре Раймонд из Сен-Папуль пробираются в высокогорное графство Фуа, где попадают в естественно благоприятное окружение. До весны 1300 года они прячутся в Жюнак, на выходе долины Викдессус, у главного кузнеца Пейре Марти, который предоставил им убежище в своей голубятне. Сразу же они устанавливают контакты с местными верующими, среди которых есть довольно значительные личности, как сеньоры де Жюнак и де Рабат, Гийом Байарт, судья Сабартес и кастелян Тараскона для графа Роже Берната III де Фуа.

 

            Весной 1300 г. Пейре Отье тоже появляется в графстве Фуа, а вскоре за ним следуют Амиель из Перль и Андрю из Праде. Имея корни в Сабартес, где катаризм располагал еще реальной опорой, легче было организовать миссию реконкисты. Маленькими группами по двое-трое Добрых Людей, проповедников и неутомимых ходоков, ведомых верными проводниками, прятавшимися в домах преданных верующих, они обошли всю огромную «окситанскую страну катаров» от хребтов Пиренеев до Центрального Массива: Сабартес, Разес, Фенуийидес, Тулузэ, Лаурагэ, Нижнее Альбижуа, вплоть до Нижнего Керси. События развивались с чрезвычайным динамизмом. Инквизиторские источники, подающие сотни и сотни имён верующих и подпольных церемоний, к сожалению, имеют большие лакуны и очень бедны на элементы, по которым можно датировать события, чтобы день за днем следовать по бесконечным дорогам подпольных Добрых Людей. Пейре Раймонд из Сен-Папуль, кажется, в основном находился в обществе самого Пейре Отье и его сына Жаума, крещенного в 1301 году. Между 1300 и 1305 годами можно попытаться выделить его подпольные миссии и многочисленные появления в высокогорной долине Арьежа – в Аксе, Ларнате или Тарасконе, но также в самой Тулузе и в регионе – Лаурагэ, Лантарес, вплоть до Ломании и Гаскони. Интересно, что о его присутствии никогда не упоминается ни в Разес, ни в Фенуийидес (Лиму, Кустаусса, Арк, Риу эн Валь, Кубьер).

            Подчеркнем, что он был особо близок к Пейре Отье. По этому поводу стоит заметить, что почитаемый глава Добрых Людей располагал в Тулузэ, до самого конца своего опасного апостольского служения, безоговорочной поддержкой одной из своих дочерей, Гайларды, и мужа последней, по имени Раймонд Сартр, о котором мы не знаем ничего, за исключением того, что он не был родом из графства Фуа, как вся остальная семья (есть один намек, что он родом из Соррезе, но это указывает лишь на то, что у него не было выговора Сабартес). Фамилия Сартр, кажется несколько необщеупотребительной – если верить инквизиторским источникам – и потому можно предположить, не был ли этот зять Пейре Отье просто-напросто братом или родственником его товарища Доброго Человека Пейре Раймонда Сартра из Сен-Папуль.

            Легко объяснимо присутствие Пейре Раймонда из Сен-Папуль в команде арьежцев – Пейре и Жаума Отье, Амиеля из Перль – в Тулузэ и Лаурагэ. Этот уроженец Лаурагэ, возможно, несмотря на длительное отсутствие, хранил привязанность к родным краям (мы уже видели, что в деревне у него осталась сестра Раймонда, замужем за Мартином Баррьер, и брат, добрый верующий Бертран Сартр), и имел прекрасно налаженные еретические связи. В сопровождении его и проводника Пейре Санса, родом из региона Верфей, который в свою очередь стал Добрым Человеком в 1306 году, небольшая команда быстро наладила дело в Лаурагэ и Лантарес, а также в Верден и Прунет, население которых, практически полностью, их поддерживало. В доме дез Уго, в Буньяк, возле Тарабель, но также в Сегревилль, Морвилль, Ле Кассес, ревностные семьи верующих открывали надежные убежища. Потом Добрые Люди установили контакты с верующими бургад низовий Тарна – Рабастен, Мирпуа-на-Тарне, Сен-Сюльпис; на севере Тулузэ, в Борне и Верльяке-на-Теску; на западе они достигли даже границ Гаскони: в Буийак, Комберугье и Лавит-де-Ломань, где они проповедовали и утешали умирающих[1].

            Вот несколько остановок на подпольных дорогах Пейре Раймонда из Сен-Папуль: так, около 1301-1303 года мы видим, что проводник Пейре Раймонд дез Уго[2] приводит из Тулузы в Борн, в каммас Форе, называемых Испанцами, его собратьев, Добрых Людей Пейре, Жаума и Амиеля, чтобы урегулировать спор между ним и Добрым Человеком Амиелем – после чего проводник уводит его в Тулузу; Пейре Раймонд также часто и регулярно бывает в Верден-Лаурагэ, где его принимают с особым рвением в семье верующих Bolha (Буилль): Пейре Буилль-старший прячет его в своем каммас (хуторе), где он проповедует, иногда один, иногда с Амиелем из Перль, и в случае нужды давал утешение умирающим[3]. Мы видели его связи с семьей, с братом Бертраном, сестрой Раймондой, но также и с диаконом в Кунео, Бернатом Одуэ, родом из Монтегут-Лаурагэ.

            Фактически, люди курсировали между Окситанией и Ломбардией достаточно регулярно: маленькая подпольная Церковь, прячущаяся между Тулузой и Пиренеями, никогда не отрывалась ни от своих итальянских баз, ни от иерархии в изгнании. Так, диакон, живший в Ломбардии, Бернат Одуэ (иногда называемый Мессер Бернат или Бернат из Монтегут) приехал около 1304 года, по просьбе Пейре Отье и Добрых Людей, совершив в Окситании что-то вроде короткого пастырского визита, вместе со своим племянником и компаньоном Добрым Человеком Матью Герма. Нам также хорошо известно об этом путешествии из свидетельства племянницы диакона, потому что даже сухое инквизиторское резюме передает черты трогательной солидарности между Добрыми Людьми и их семьями. Особенно Пейре Раймонда из Сен-Папуль[4].

            Нам известно, что большая часть семья Одуэ-Герма, родом из castrum Монтегут, на границах Лаурагэ и Альбижуа, совершила коллективное путешествие в Италию к Мессеру Бернату. На переломе XIII-XIV веков на родине осталась Бернада, сестра Матью Герма, замужем за неким «Гийомом из Монтегут возле Сан-Фелис», и мать многочисленных детей. Разумеется, что ее дядя-диакон дал ее адрес команде Добрых Людей во время их великого возвращения в 1299-1300 годах. Сразу же после этого ее навестили Добрые Люди Пейре и Жаум Отье, затем Пейре Раймонд из Сен-Папуль. Дом Бернады Герма в Монтегут был радушным и дружеским домом, где всегда был накрыт стол для подпольщиков, где можно было поговорить, выпить и закусить.

            То, в чем Бернада Герма призналась инквизитору, так это в том, что ее кузен Виталь Одуэ, внебрачный сын диакона, был послан как агент в Ломбардию Добрыми Людьми, чтобы привести своего отца, Берната Одуэ. Когда они вернулись, Виталь сам сообщил Бернаде о благоприятном исходе путешествия. Немного погодя, Добрый Человек Раймонд из Сен-Папуль появился в Монтегут. После того, как он выпил в семейном кругу, Добрый Человек раздал деньги всем детям Бернады, мальчикам и девочкам, и сказал, что он был (или есть?) soci ее дяди Берната Одуэ и ее брата Матью Герма. Из culpa матери трудно сказать. Переданы ли были эти деньги от имени их родственника-диакона, или они были переданы им по инициативе Доброго Человека Пейре Раймонда. Чуть позже, Бернада и ее муж вновь приняли у себя еще одного подпольного вестника с просьбой встретиться с дядей-диаконом лично, в безопасном месте. Свидание произошло ночью, возле соседнего castrum Кассес. Но Бернат Одуэ не был один в своем тайном убежище: подле него был Добрый Человек Пейре Раймонд, как его возможный soci. Встреча имела не чисто религиозный характер: беседы были также семейными и отмеченными теплотой. Но это последний образ мира. Потому что отныне жизнь подпольщиков превращается в постоянную полицейскую травлю.

 

 



[1] Раймонд Донс, in ibid., p. 155.

[2]Пейре  Раймонд дез Уго, in ibid., pр. 68-69.

[3]Изарн Буилль и его отец, Пейре Буилль-старший, in ibid., pр. 15-16.

[4]Бернада Герма, in ibid., pр. 75-76.

 

Tags: Анн Бренон книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments