credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Истинный образ катаризма. Ч.1 Контекст. Окончание


МИРЯНЕ, КОТОРЫЕ СРЫВАЛИСЬ С МЕСТА И ПРОПОВЕДОВАЛИ

 

                     В кипящем бульоне духовных поисков, характерном для этой эпохи, когда люди бродили по дорогам паломничеств и пускались в народные крестовые походы, миряне часто превосходили профессиональный клир в своем рвении и стремлении к более живой духовности.

                    

XI столетие стало временем постепенного установления мира: утихали последние «варварские» набеги, вторжения венгров и викингов; настало время демографического роста и экономического развития. Вырубались леса, чтобы сеять зерно и основывать села, появлялись технические новшества, такие, как водяная мельница и плуг, имевшие позитивный эффект для сельского хозяйства. Феодальный порядок установился, однако города уже начали приобретать свой нынешний облик и становиться центрами торгового обмена.

                     Появился обычай бродяжничать; вместе с вагантами - бродячими монахами, покинувшими монастырское затворничество, полу-расстригами, полу-жонглерами, сочинявшими латинские вирши о любви к Богу и вину - ходили и отдельные крестьяне, и группы людей, и даже целые толпы срывающихся с мест христиан: паломничество в Рим, в Святую Землю, в Сант-Яго-де Компостелла, и, наконец, крестовые походы. Вначале походы рыцарей, затем бедняков…

                     А в дороге они разговаривали. Странник, приходивший в деревню и просившийся переночевать, часто приносил новости, другие мнения. Он не боялся критиковать нерадивость приходских священников и жадность высшего клира. И он мог задавать неудобные вопросы о Спасении…

                     Были среди них люди, умевшие говорить о Боге просто и доходчиво. Таким был Робер д’Арбриссель, но были также и другие клирики, которые уже не оставались в таких хороших отношениях с Римской Церковью: Пьер де Брюи, монах Генрих, сам Арнольд из Брешии, поднявший на восстание жителей Рима. Арнольдисты, от которых впоследствии пошли Ломбардские бедняки, проповедовали универсальное священство верных. Рубикон был перейден, когда на это отважился скромный крестьянин из Шампани, Лиотар, в первые годы XI столетия: миряне снимались с мест и проповедовали Слово Божье без посредников. Они проповедовали своими словами, громко и уверенно, и собственным примером.

                     В Милане, начиная с конца XII столетия, зарождается движение гумилиатов, которое поначалу было всего лишь собранием благочестивых мирян, желающих практиковать предписания Евангелия. В XIII столетии часть этого движения вернулась в лоно Римской Церкви и стала основой движения «католических Бедных», куда вступали и обращенные вальденсы; другая же его часть присоединилась к Ломбардским беднякам.

                    

ВАЛЬДЕНСЫ: СЛОВО И БЕДНОСТЬ

 

                     Движение вальденсов является прекрасным примером проявления скрытого евангелизма средневекового христианского населения. В нем словно бы сошлись воедино все духовные стремления конца XII столетия - идеал бедной и чистой жизни и ответ на проблему жажды Слова Божьего. Основатель, по фамилии которого названо движение, - возможно, мифический - был богатым купцом из-под Лиона, скорее всего, по имени Пьер. Пьер Вальд или Вальдо - абсолютный предшественник подобного демарша Франциска Ассизского тремя десятилетиями позже. О мифичности Пьера Вальдо можно поставить вопрос, как и о том, не является ли его биография ретроспективной копией источников. Но ответа на этот вопрос у нас нет.

                     Из того, что нам известно, Пьер Вальдо из Лиона раздал свое имущество бедным в присутствии архиепископа Лионского. Третью часть имущества он оставил жене и двоим дочерям, которые (не случайно) вступили в орден Фонтенвро. Что касается мотивов его обращения, состоявшегося около 1170 года, то это были размышления над пассажем из Евангелия от Матфея (19, 21): «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною».

                     И Вальдо стал последователем Христа в абсолютной бедности. Он просил милостыню и проповедовал у порталов церквей. В то же самое время, и это очень важно, он использовал остатки своего богатства для немедленного перевода с латыни на «вульгарный», народный, понимаемый всеми (скорее всего, франко-провансальский лионского региона) язык двумя учеными клириками отрывков из Писания. Так открылась возможность для прямого восприятия Слова Божьего простыми верующими, которые раньше слышали только его отзвуки, скупо уделяемые им священниками в проповедях. Открылась также возможность и для проповеди этих святых Евангелий в гуще христианского народа, не знавшего латыни, и в большинстве своем неграмотного, но всем сердцем воспринимавшего вечный хлеб Слова, ставшего теперь доступнее благодаря переводам.

                     Вокруг Вальдо собрались Лионские Бедняки - его последователи, мужчины и женщины, проповедовавшие, обращаясь к толпам на площадях, пока, наконец, архиепископ Гвишард не прогнал их из Лиона. В 1179 году Александр III по-отечески принял вальденсов на Латеранском соборе «в их евангельской бедности», но посоветовал им слушаться решения архиепископа. По этому поводу клирик Уолтер Мэп, встретив Лионских Бедняков, написал в своей хронике:

 

                           «Они не имеют постоянного жительства, ходят по дорогам по двое, босые, одетые только в шерстяную тунику. Не имея ничего, они всем владеют сообща, как апостолы. Нагие, они служат Христу нагому».

 

                     В таких же обстоятельствах Лионские Бедняки впервые встретились с Ломбардскими бедняками. Но хотя Пьер Вальдо в марте 1180 года согласился произнести исповедание веры, которого потребовали от него архиепископ и папский легат, Генрих из Клерво, четко отрекаясь от всякого арнольдизма и всякого дуализма, тем не менее, все вальденсы скопом были отлучены от Церкви, потому что не хотели отказываться проповедовать. И тогда загорелись первые костры. Вальдо ответил на это парафразой из Деяний Апостолов: Melius obedire Deo quam hominibus (лучше покоряться Богу, нежели человекам). Этим все было сказано, или почти все. Вальденскому движению, основанному в жажде бедности и проповедей, и отныне объявленному еретическим (Веронский собор 1184 год), не оставалось ничего, как отвергнуть Церковь и радикализироваться. Понемногу вальденсы, встречаясь с более «жесткими» движениями, такими как Ломбардские бедные в начале XIII столетия, или гуситы в позднее Средневековье, стали разделять их отказ от церковной иерархии и монашеского сословия, и считать недейственными таинства, уделяемые недостойными священниками, и отрицать индульгенции, заупокойные (и дорогие!) службы, а также Чистилище. Но с самого начала своего движения, они тщательно придерживались предписаний Нагорной Проповеди: отказывались от всякого насилия, лжи, клятв…

                     На рубеже XII-XIII столетий некоторые вальденсы примирились с Римом, и, сгруппировавшись вокруг Дюрана де Уэска и Бернара Прима, вместе с некоторыми ломбардскими гумилиатами, сформировали движение Католических Бедных, будущий инкубатор для доминиканцев. Но движение Вальдо, в начале объявленное простой дисциплинарной схизмой некоторых слишком благочестивых мирян, желающих любой ценой проповедовать и слушать Слово Божье, а потом переведенное в ранг доктринальной ереси, вальдеизм, распространился по всей Европе, пережил Средние века, и, несмотря на Инквизицию, влился в протестантскую Реформацию.

Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments