credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Знакомьтесь с Анн Бренон

(продолжение, май 2007 года  - начало здесь http://credentes.livejournal.com/11261.html)

 

   С 1982 по 1998 год Вы руководили Национальным Центром Исследования катаризма Рене Нелли. Не могли бы Вы рассказать нам об этом опыте и объяснить нам причины Вашего увольнения?


   Мне не так уж легко будет говорить о Центре Исследований катаризма, для меня это настолько чувствительная тема, что простое упоминание о ней очень болезненно. Этот опыт открылся для меня в 1982 году как самое настоящее полное вовлечение, вложение всех моих сил, и он завершился в 1998 году моим увольнением при очень печальных и жестоких обстоятельствах. Это была ужасная грязь, в которой утонуло все мое доверие. Даже сейчас, когда я думаю об этом, я все еще не могу воспринять тогдашнюю ситуацию как нечто завершенное, я не могу всего понять: на какие-то вопросы я до сих пор не могу ответить, не могу объяснить себе (да и смогу ли когда-либо?). И это мешает мне перевернуть страницу, подвести черту и с легкостью все забыть, «смириться с потерей», как говорится, и заняться чем-нибудь другим с легким сердцем, как я в глубине души желаю.

Но я не хочу уклоняться от ответа на Ваш вопрос, даже если мне и трудно будет отвечать - в конце концов, мое мнение это всего лишь еще одна грань реальности.

Но вначале несколько предварительных замечаний: Национальный Центр Исследований катаризма, неприбыльная организация согласно Закону об Ассоциациях 1901 года, был основан в Каркассоне в октябре 1981 года по инициативе Робера Капдевилля, президента Генерального Совета Од, президента Расинэ (Межминистерская миссия устройства побережий Лангедок-Руссильон) и Рене Нелли. С 1 марта 1982 года я стала руководить им, вначале как хранитель Архивов Франции (до 1986 года), а потом на специальной выделенной департаментом Од должности (до 1998 года). Будучи архивистом и палеографом, и имея диплом религиозных студий в области средневековых ересей, я считала своим долгом основать здесь настоящий центр исследований и документации.

Ассоциация в основном функционировала за счет субсидий департамента, и ее президентом был член местного совета Од (вице-президент Генерального Совета), управляясь Административным Советом. В мои функции входило управление Центром как историческим организмом, и под моим началом был Научный Комитет, который постоянно расширялся.

В 1992 году, по требованию Генерального Совета Од, я должна была взять на себя ответственность за то, чтобы стать президентом Ассоциации, в то время, как научное руководство было доверено Николя Гузи. Он был нанят как подающий надежды студент, еще не получивший диплома, в качестве одного из сотрудников отдела документации в 1986 году, и закончил свое образование, уже занимая эту должность. В 1997 году в контексте развития департамента Од европейской программы «Страна катаров», Николя Гузи убедил Административный Совет Центра и меня сделать при нашей Ассоциации филиал с коммерческим уклоном (Центр Валоризации Средневекового Наследия), и тут же стал им руководить.

Благодаря постоянной поддержке департамента Од, активному сотрудничеству с международным научным сообществом и крепким дружеским связям между членами и работниками Центра, последний также сделался местом исторических исследований о катаризме в двойном контексте - контексте средневековых европейских ересей и цивилизации Юга. Стал выходить ежеквартальник Heresis, основанный в 1983 году, а каждый год проходили коллоквиумы, где собирались специалисты международного класса, ученые, студенты и просто заинтересованные люди. Он стал местом встреч и находок в этой области, а в ежеквартальнике регулярно выходили публикации о последних открытиях. Исторические исследования отличались высоким качеством, потому что Центр предлагал любому исследователю или научному коллективу богатые библиотечные фонды и доступ к оригинальным источникам в виде микрофильмов, а также был открыт для широкой публики. Плодотворный и благодарный обмен опытом объединил в этом маленьком каркассонском доме выходцев из крупных французских и зарубежных университетов, которые могли участвовать в коллоквиумах, семинарах, встречах, публиковаться и т.д. И я никогда не забуду эту царившую там атмосферу дружбы и доверия, которую я до сих пор несу в себе.

У Центра были хорошие связи с соседними университетами - Тулузы и, особенно, Монпелье, где я с 1992 по 1996 год читала курс о средневековых европейских ересях, подготавливая новых исследователей катаризма.

В то же время Ассоциация существовала на общественные средства, и мне всегда казалось нормальным и необходимым, что она будет делиться с общественностью результатами исторических исследований. Поэтому она участвовала в программе Общественного образования Министерства молодежи и спорта, и организовывала, как в департаменте Од, так и за его пределами, различные акции для местного населения и гостей, с педагогической и демистификаторской целью - многочисленные конференции для широкой публики, выставки и т.д. Очень много в это вложила я сама вместе с Жаном-Луи Гаском, который был душой этого дела (и стал моим мужем). Мы организовывали от 70 до 80 общественных бесплатных конференций и дискуссий в год, причем в нерабочее время, по вечерам, на выходные… Есть о чем вспомнить!

В январе 1999 года, после многих лет постоянной борьбы с Центром Валоризации Средневекового Наследия, в обстановке интеллектуальной изоляции и морального напряжения, плохо понимая мотивы некоторых людей и значения их поступков (я бы даже сказала, что достигла своего рода «морального истощения»), тщетно пытаясь сохранить за Ассоциацией характер открытого для общественности Центра, неприбыльной просветительской организации, однако, не получив поддержки от своих работодателей, то есть от Генерального Совета Од, я досрочно ушла с поста президента Ассоциации и была уволена из научного комитета Центра. Многие члены научного комитета ушли вместе со мной. Среди тех, кто остались, было достаточно много медиевистов «деконструкционистов», то есть тех, кто считал катаризм исторической мистификацией. Странный и парадоксальный союз, создавший организм, живущий, в основном, за счет программы «Од - страна катаров»…

После моего ухода, руководство Центра было официально разделено на научную дирекцию, согласно уставу Ассоциации, и административную дирекцию, которая тоже завела свой административный совет. Пилар Хименез, написавшая докторскую диссертацию о катаризме в Тулузском университете ле Мирайль, заняла в 2001 году должность «научной директрисы» по соглашению с Тулузским университетом, а Николя Гузи получил титул «директора Центра Исследований катаризма», поскольку возглавляемый им Центр Валоризации Средневекового Наследия выполнил свою миссию.

Издательство ежеквартальника Heresis тоже практически прекратилось. В 2005 году Центр Исследований катаризма прервал соглашение с Тулузским университетом, распустив научный комитет, и сам стал руководить научными исследованиями. С того времени новое руководство Ассоциации семимильными шагами движется в сторону деконструкционизма, оставляя Истории роль пятого колеса в телеге…

Суть этой проблемы (конечно же, не имеющей ничего общего с Историей) лежит в создании самой Ассоциации «Национального Центра Исследований катаризма». Душой этого предприятия - а может даже и духом - был Рене Нелли, сумевший убедить местные власти Од и лично президента Капдевилля сделать свою мечту реальностью. Но эта мечта историка, философа и поэта, была воплощена политиками. Буквально в первые дни работы Центра, в марте 1982 года, Рене Нелли покинул нас, заболев тяжелой болезнью. Было ли возможным для Ассоциации, созданной великим каркассонцем для «отвоевания аутентичности» и фундаментальных исторических исследований о катаризме, избежать постепенного превращения в некий официальный придаток Генерального Совета Од? Можно ли было избежать того, что катаризм стал рассматриваться в свете Эльдорадо «экономики туризма» как трамплин, откуда быстро и легко можно достичь высших ступеней власти и богатства?

Тем не менее, несмотря на печальные следы, которые оставила в моей душе эта часть жизни, я все равно вспоминаю по-настоящему плодотворные и чудесные человеческие отношения и встречи, которые были также исключительно богаты и в интеллектуальном плане. Не стоит даже говорить, что я ни о чем не жалею, что это много дало мне, и я верю, много дало и исследованиям катаризма, придав импульс новым поискам, имевшим абсолютно светский характер, и одновременно научным и по-человечески открытым. Я считаю, что «школа Ересей», создавшаяся между 1983 и 1998 годами вокруг Жана Дювернуа, позволила достичь прекрасных результатов и открыть позитивные перспективы развития «феномена катаров». И этот дух не умер. Старая команда издания Heresis, обогащенная новыми лицами, продолжает свой дружеский коллективный труд, и не имея никакой структуры под собой, продолжает встречаться и издаваться. Именно она создала музей «Память окситанского катаризма» в Мазамете, она проводила коллоквиумы в Монтайю, особенно коллоквиумы 2000 и 2004 годов, она издала материалы конференций в честь Жана Дювернуа (2005 год), и организовала коллоквиум в Мазамете в мае 2007 года…

Tags: Анн Бренон статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments