credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарский словарик. Буква К

К

КабаретЭта важная сеньория в Монтань Нуар, принадлежавшая вассалам Тренкавеля из Каркассона, дала имя региону Кабардес. Крепость Кабарет (Ластурс, Од), которая выдержала осаду Симона де Монфора 1209-1210 гг., а также французской королевской армии в 1226-1229 гг., представляла собой castrum – укрепленную деревню[1], престол диакона с многочисленными религиозными домами катаров Церкви Каркассес. Катарские епископы Пьер Изарн и Жирот Абит жили там. Когда в 1229 году совладельцы деревни – Пьер Роже де Кабарет, Пьер де Лаур и Бернар Отон де Ниорт – передали это место сенешалю Каркассона, деревня опустела и была стерта с лица земли. Начиная с 1240 года, король Франции построил на хребте четыре замка Ластурс, которые сейчас посещают туристы. Но это – королевские цитадели, а не замки катаров.

КаноническийСоответствующий канону, то есть правилу. Этот термин употребляется по отношению к собранию библейских текстов, признанных католической Церковью в качестве аутентичных носителей боговдохновения. Их противопоставляют aпокрифам. Катары в целом использовали канонические книги - особенно Евангелия и Послания Нового Завета.

КаркассонРасположенный на пересечении торговых путей и укрепленный в эпоху поздней Римской империи, епископский город Каркассон был в XIII веке престолом виконтства, которым, как и Безье и Альби, управляла семья Тренкавель. Завоеванный Симоном де Монфором в 1209 году, а затем королем Франции в 1226 году, он стал столицей королевского сенешальства с 1229 года[2]. Филипп Смелый и Филипп Красивый удвоили крепостные стены города вторым поясом укреплений и превратили Каркассон в форпост  защиты южных земель королевства Франции вместе с ее дочерьми – военными цитаделями Керибюс, Пейрепертюз, Термез, Пьюлоранс и Кабарет.

Каркассон/КаркассесЕпископство катаров, о котором почти беспрерывно упоминается с 1167 года до второй половины XIII века.  Хартия Никвинты упоминает о том, что в то время, когда проходил Собор в Сан-Фелис-Лаурагес, Церковь Каркассес имела только «совет», но не посвященного епископа. Тогда был избран Жирод Мерсье, а затем он был посвящен Никитой.

«Каркассонское безумие»Под конец XIII века злоупотребления доминиканской Инквизиции вызвали народные восстания в Альби, Лиму и особенно в Каркассоне. Восставшие под предводительством консула Элия Патриса, «маленького короля бурга» - и при поддержке францисканца Бернарда Делисье, тщетно пытались обращаться к королю и его представителям с жалобами на превышение власти инквизиторами, сначала Никола д’Аббевилем, а потом Жоффре д’Абли. Под конец 1303 года даже Филипп Красивый самолично приехал в Тулузу, а затем в Каркассон. В 1305 году восстание закончилось повешением сорока граждан Лиму и пятнадцати – каркассонцев.

КатарУченое и оскорбительное название, изобретенное рейнским клириком Экбертом из Шёнау[3] в 1163 году для обозначения еретиков. Он создал подложную этимологию на основе народного названия «катьеры» или «катисты», чтобы ассоциировать его с античными «катаристами» -  манихейской сектой, претендовавшей на чистоту. Этот термин не особенно часто употреблялся в Средние века. Его популярность относится к недавнему времени, и ею мы обязаны более современным немецким историкам Карлу Шмидту (1849) и Арно Борсту (книга которого Die Katharer, вышла в 1953 году). Здесь это слово обозначает, согласно современному употреблению, собрание еретических общин в средневековом западноевропейском христианстве, организованных вокруг епископов, заявляющих о своей апостольской преемственности и практикующих таинство крещения путем возложения рук. В греческом христианстве аналогичные общины назывались богомилами.

КерибюсУкрепленный замок Керибюс известен еще с XI века. Он принадлежал виконтам де Фенуийет, а те, в свою очередь, зависели от сеньоров де Терм. Бенуа де Терм, престарелый катарский епископ Разес, закончил здесь в мире свои дни между 1233 и 1241 годом, под защитой фаидита Шабера де Барбейра. Этот замок был взят только в 1255 году королевской армией, и в этом сражении на стороне французов участвовал Оливье де Терм. От замка сегодня остались весьма впечатляющие руины, которые видно почти с любого места долины Руссильон. В этих руинах прослеживаются следы влияния французской военной архитектуры конца XIII века, а также видны надстройки XIV века. Но эта королевская цитадель, которую несколько раз брали штурмом арагонцы, пережила серьезные перестройки в XVI и XVII веках, чтобы получить возможность противостоять огню артиллерии. Военный гарнизон находился там до конца XVIII века, а затем крепость была заброшена и обветшала.

КиноСледует сказать, что до сих пор катаризм и его трагическая история не слишком вдохновляли кинематографистов, и по этой теме не был снят ни один шедевр. Только две прекрасные ленты, отснятые в этой области, заслуживают упоминания. Это весьма эстетичная Нареченная тьмы Сержа де Полиньи (1944), которая объединила в очень манихейском черно-белом контексте на фоне города Каркассона все поэтические мифы о воображаемых пост-романтических катарах. И два последних эпизода под названием Катары телевизионного документального сериала Камера исследует время Стеллио Лоренцы, которые предложили зрителю в 1966 году критическое и антиклерикальное прочтение истории Альбигойского крестового похода. Эти серии внесли большой вклад в популяризацию темы катаров среди широкой публики.

КладбищеКатары, которые не придавали никакой священной ценности телам и не верили в воскрешение плоти, не соблюдали никаких особых ритуалов для захоронения умерших. Когда это позволяло соотношение сил, умерших в ереси хоронили на приходском кладбище, как и их соседей-католиков. Когда местный кюре запрещал это, катарская община могла иметь собственное кладбище, как в Лордате или Пьюлорансе. Во времена подполья трупы хоронили где придется – в углу сада, в карьере, на берегу реки. Инквизиции часто удавалось найти эти тела, чтобы эксгумировать их и сжечь[4].

КлирСобрание клириков и монахов в Церкви. Как и в католической Церкви, в катаризме следует различать клир и верных, или верующих. Клир катаров был смешанным и состоял из Добрых Мужчин и Добрых Женщин, христиан (христианок) или избранных – тех, кого католические полемисты называли совершенными. Этот клир представлял собой одновременно монашеский чин (монахи и монахини жили в общинах и соблюдали обеты)[5] и священнический чин (посвященные клирики, которые проповедовали и уделяли таинство спасения). Он управлялся епископальной иерархией, состоящей из епископов, диаконов и Старших или настоятельниц – которые одновременно принадлежали священническому и монашескому чину. Эта иерархия, за исключением настоятельниц монашеских домов, по-видимому, была полностью маскулинной. Между клиром и верными находилась еще третья категория – послушников или катехуменатов, о которых упоминается в XII столетии.

КлирикВ католической Церкви этим титулом называются члены клира, начиная с первых ступеней посвящения (диакон, священник, епископ). Клирик, призванием которого является пастырская служба и забота о душах верных в миру или в светской жизни (священнический чин) отличался от монаха, который вел жизнь согласно Уставу и вне мира (монашеский чин). Католическая Церковь допускала женщин в среду монахинь, но не клириков.
Добрые Мужчины и Добрые Женщины у катаров были одновременно монахами и клириками. Добрые Мужчины в особенности (информации о Добрых Женщинах меньше) получали подобающее клирикам своего времени обучение. Термин «клирик» противоположен термину «мирянин».

Клятва – Так же как ложь, убийство или осуждение, клятва относилась к действиям, запрещенным «правилами праведности и истины» добрых людей, которые основывались на евангельских заповедях. Евангельский отказ клясться разделяли также и вальденсы, которые особенно опирались на слова «Но да будет слово ваше: «да, да»; «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого (Матф. 5:37).

Книга В общем средневековом смысле этого термина, книга - это Библия. Особенно для катаров, которые использовали ее в качестве литургического инструмента во время таинства consolament: возложение рук и Книги, а затем передача Книги новому христианину. На нее постоянно ссылались во время проповедей. Добрые Мужчины (и Добрые Женщины?) носили Книгу с собой. Конечно, речь идет прежде всего о Новом Завете, переведенном на романский язык – в Лангедоке на окситан. Пример такой Книги сохранился до сего дня в Лионе. [6]

Книга о двух началах Из антикатарского трактата итальянского доминиканца Райнерия Саккони известно, что Джованни де Луджио, Старший Сын, а затем катарский епископ Дезенцано написал «толстую книгу из десяти тетрадей»,названную Книгой о двух началах. Сокращенная и фрагментарная версия этого утраченного фундаментального труда была обнаружена в 1939 году в Национальной Библиотеке Флоренции отцом Антуаном Донденом (Орден Проповедников). Джованни де Луджио, представитель альбанистов, раскрывается в этой книге как прекрасный интеллектуал и диалектик своей эпохи, превзошедший методы современной ему схоластики. В семи главах книга, основанная на Писании и логике христианского абсолютного дуализма, и использующая даже несколько цитат из Аристотеля, содержит аргументы против тезисов гаратистов из Конкореццо и католического монизма. Можно датировать написание этой книги 1230-1240-ми годами.

Князь мира сего – Имя, данное дьяволу, в Евнгелии от Иоанна. Это укладывалось в христианскую дуалистическую логику, которой пользовался катаризм – ту же логику, согласно которой Христос, опять таки в Евангелии от Иоанна, заявляет о том, что «Царствие Мое не от мира сего».

Козьма ПресвитерБолгарский священник Х столетия, который до захвата Болгарского царства Византийской империей написал первый трактат, где явственно обличаются еретики сектанты попа Богомила. Еретики, которых он описывает, имеют множество общих характерных черт с катарами. Особенно он критиковал присутствие в среде их клира «простых женщин, присваивающих себе право уделять покаяние, что достойно осмеяния». Это является исторической информацией из первых рук о роли женщин до 1000 года в еретических Церквях.

КонкореццоМестность возле Милана, престол епископства и катарская школа. Ее представителей еще называли гаратистами. Наиболее известными ее «докторами» были под конец XII века епископ Назарий и его Старший Сын Дидье из Конкореццо, который тоже стал епископом в первые десятилетия XIII века.

Конрад МарбургскийПроповедник и магистр теологии, Конрад Марбургский вначале был достаточно фанатичным духовным руководителем Елизаветы Венгерской, вдовы ландграфа Тюрингии. Начиная с 1227 года, папа Григорий IX (правил 1227-1241) поручил ему миссию преследования еретиков на германских территориях. Это было первым этапом становления  Инквизиции. Ужасная волна преследований захлестнула территорию от Страсбурга до Эрфурта. Конрад Марбургский и его приверженцы из францисканцев и доминиканцев были убиты во время настоящего народного восстания 1233 года. Их процедуры были настолько произвольны, что сегодня очень трудно выудить правдоподобную информацию о немецкой ереси.

Королевский крестовый походВ 1224 году побежденный Амори де Монфор передал французской короне все свои права на Южные земли, которые он потерял. Людовик VIII предпочел воспользоваться этими правами, хотя его отец, Филипп-Август, избегал лично вмешиваться в дела крестового похода. В 1226 году Людовик VIII лично возглавил крестовый поход в Лангедок. Это вмешательство короля деморализовало окситанских феодалов. Людовик VIII умер на обратной дороге, но оставил Каркассон королевскому сенешалю, который отныне вел военные действия от имени французской короны – юного короля Людовика IX и регентши Бланш Кастильской. В 1229 году Раймонд VII Тулузский покорился (Трактат в Мо, ратифицированный в Париже). Сенешаль Каркассона и королевская армия подавили восстание Раймонда Тренкавеля и фаидитов (1240), затем взяли Монсегюр (1244) и Керибюс (1255). Можно сказать, что в 1270 году после смерти графини Жанны Тулузской королевская фаза альбигойского крестового похода завершилась присоединением Лангедока к французской короне.

КостерНаказание, применяемое религиозными судьями к нераскаявшимся еретикам и верующим-рецидивистам. Казнь огнем не означала очищения, но знаменовала вечное проклятие. Считалось, что тела, превращенные в пепел, не воскреснут в день Страшного Суда. Инквизиторы также осуждали трупы умерших в ереси на эксгумацию для сожжения впоследствии. На первую казнь на костре в истории христианства были осуждены орлеанские каноники в 1022 году. После катаров и вальденсов Инквизиция стала жечь францисканцев-спиритуалов, бегинов и бегинок, апостоликов, ведьм и колдунов, гуситов и реформаторов, а также вернувшихся к своим верованиям иудеев, мусульман и язычников – вплоть до Нового времени.

Костер Монсегюра – Как говорит хронист Гийом Пьюлоранский, еретики, арестованные в Монсегюре после осады, были сразу же сожжены у подножия горы, «частоколе, сделанном из кольев и бревен, в котором развели огонь, и они прошли прямо из пламени костра в пламя ада». Показания выживших мирян перед инквизитором Феррером, позволяют точно определить дату этого костра. Это была среда 16 марта 1244 года, когда истек срок двухнедельного перемирия, заключенного с защитниками 1 марта. Вследствие католической и эзотерической мифологизации, которая до сих пор окружает это место, многие авторы и сегодня отрицают реальность костра Монсегюра или уподобляют его коллективному самоубийству.

КрестДля  катаров, как и для многих других христианских диссидентов (Лиотар, Пьер де Брюи и т.д.) крест, орудие Страстей в любом случае представлял собой орудие пытки, страданий и смерти, даже если они считали, что Христос умер только по видимости. Крест для них не был объектом поклонения, наоборот, они его отвергали, как и виселицу. Они никогда не использовали христианских символов в форме креста. Будучи христианами, они всегда противопоставляли «преходящий крест», который нашивали на одежду крестоносцы, истинному кресту Христову, который для них являлся крестом добрых дел истинного покаяния и соблюдения Слова Божия, согласно выражению Пьера Отье. [7]

Крестовый поход баронов – Его можно квалифицировать как первую фазу альбигойского крестового похода. С 1209 по 1224 год война фактически велась вассалами и вассалами вассалов короля Франции, которые откликнулись на призыв Папы. Граф Симон де Монфор, назначенный папским легатом в 1209 году военным руководителем крестового похода, воспользовался войной для личных завоеваний. Но его попытка создать новую династию взамен династий виконтов Тренкавель и графов Тулузских окончилась поражением. Начиная с 1217 года, развернулась реконкиста на Юге под знаменами легитимных окситанских князей. В июне 1218 года Симон де Монфор был убит при осаде Тулузы. Графство Тулузское было полностью освобождено в 1222 году; в 1224 году Раймонд Рожер Тренкавель восстановил свою власть в Каркассоне. Амори, сын Симона де Монфора, окончательно покинул Лангедок.

КрещениеЭто таинство, которым во всех Церквях уделяется достоинство христианина. В ранней христианской Церкви крещение означало также окончательное отпущение всех грехов. Акт крещения был двойным: водой (путем погружения) и Духом (путем возложения рук). Позже Римская Церковь разделила два обряда, сохранив название «крещение» за церемонией крещения водой, и выделив возложение рук епископом в ритуал конфирмации. В то же время, крещение (водой), роль которого свелась только к искуплению первородного греха, стало все чаще и чаще производиться над очень маленькими детьми. В Ритуалах катаров таинство consolament возложение рук - часто называется «крещением»: «Святым крещением Иисуса Христа» или «духовным крещением Иисуса Христа». Катары, по-видимому, на самом деле сохранили множество черт раннехристианского крещения: возложение рук уделяло Дух только взрослым, а от того, кто его получает, требовалось, чтобы он делал это сознательно, и ему давалось отпущение грехов. Для катаров крещение Духом было единственным истинным крещением – поскольку крещение водой Иоанна Крестителя, как и крещение Римской Церкви, было недостаточным. Кроме того, они считали, что это единственное христианское таинство, «основанное на Писании». [8].

Крещение маленьких детей – С начала XI столетия – как еретики, осужденные в Аррасе в 1025 году, христианские диссиденты резко критиковали Римскую практику крещения маленьких детей, не достигших разумения. Крещение может быть только результатом сознательного и взрослого выбора. Катары подтвердили этот анализ и усилили его своими аргументами. Добрый Человек Пьер Отье [9] объясняет также, что лживым и оскорбительным является то, что крестный отец выступает от имени ребенка.



[1] Castrum Кабарет. Археология помогла открыть основания сastrum, огромной укрепленной деревни, где жили сеньоры, где стоял гарнизон, населяли ее обитатели и катарские монахи. Таков был Кабарет во времена крестового похода. Археологические раскопки доказали, что деревня была внезапно покинута жителями из-за военных действий около 1230 года.
[2] Бастида. Современный нижний город Каркассон является бастидой, построенной по шахматной планировке и возведенной по приказу короля, чтобы расселить там жителей, изгнанных из пригородов Сите после войны Тренкавеля 1240 года.
[3] «Архидиаконы» или «архидьяволы»? Экберт из Шёнау дошел в своих писаниях до термина «архикатар». Так он обозначал многих рейнских катарских епископов, которые были арестованы и сожжены.
[4] Еретические кости. Умершие в ереси также получали приговоры Инквизиции, и были осуждаемы на то, чтобы их «выкопали из священной земли кладбищ, если все же возможно распознать их среди католических костей», а затем посмертно сожгли.
[5] Регулярные каноники? Статус объединения монашеского и священнического чина у катарского клира является чем-то особенным в западноевропейской христианской культуре. Однако можно сравнить его со статусом регулярных каноников в Римской Церкви – как у премонстрантов, основанных в начале XII века. Они также могли осуществлять заботу о душах в епархиях и жить по уставу монашеского типа.
[6] Книжная лавка. Известно, что Добрый Человек Пьер Отье в начале XIV столетия заказывал в Тулузе покупку Библии для личного пользования. Речь идет, скорее всего, о полной Библии на латыни от абсолютно ортодоксального переписчика.
[7] Катарский юмор. Пьер Отье высмеивал практику католического крестного знамения: «Это хорошее средство летом отгонять мух от лица. А что до слов, то можно говорить: вот лоб, вот борода, вот одно ухо, а вот – другое».
[8] Вода и Дух. Лионский Ритуал катаров уточняет, что духовное крещение уделяется тому, кто уже был крещен водой. Consolament не являлся отрицанием католического крещения..
[9] Пьер Отье: «Крестный отец обещает, что этот ребенок вырастет добрым и верным христианином, но это не мешает ему впоследствии вырасти злобным и лжецом..
Tags: Анн Бренон, Анн Бренон книги, Словарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments