credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

Г

Гаратисты Итальянские доминиканцы обозначали этим словом («garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской Церкви, расположенной в Конкореццо, возле Милана. Возможно, она была основана около 1180 года епископом по имени Гаратус, после раскола Церкви Ломбардии, основанной Марком. Ее главными представителями под конец XII - первой трети XIII веков были епископ Назарий и его Старший Сын Дидье из Конкореццо, которые, придерживаясь умеренного дуализма, теологически противостояли Беллесманце, епископу Дезенцано, и его Старшему Сыну Джованни де Луджио. Последний в своем труде «Книга о двух началах» посвятил одну из глав опровержению гаратистов.

Гвиберт де Кастр Этот величайший представитель окситанского катаризма, скорее всего, был благородного происхождения. Возможно, он является бывшим аббатом Кастра. Вначале его престол находился в Фанжу. Там он жил в качестве Старшего Сына Госельма, епископа Тулузен с 1195 по 1209 год. Будучи прелатом светского катарского общества, именно он крестил в Фанжу Эксклармонду де Фуа и ее подруг в 1204 году. В течение короткого периода мира, последовавшего за кострами крестового похода, с 1220 по 1229 год, он сам стал епископом Тулузен и виртуозно реконструировал катарскую Церковь. Ужесточение репрессий привело к тому, что в 1232 году он перенес свой престол в Монсегюр, где продолжал руководить подпольным пастырским служением. Он умер около 1240 года в очень пожилом возрасте и всеми почитаемый.

Генрих Монах/генрикианцы Иногда называемый Генрихом Лозанским, этот оппозиционный религиозный деятель проповедовал покаяние, бедность и неподчинение негодному клиру во имя Евангелия. Будучи предшественником[1] движения Бедных и вальденства, он был вначале изгнан из Манса в 1116 году, после того, как поднял народное восстание против клира. Потом его неистово преследовал Бернард из Клерво, видевший в нем ответственного за появление ереси на Юге, но не смог изгнать его из Тулузы в 1145 году. Затем его след теряется.

Гибеллины и гвельфы В течение долгого конфликта, разделившего Италию в XIII веке, гвельфами называли сторонников Папы, а гибеллинами – сторонников императора Фридриха II. Гибеллинские города - как Флоренция – долгое время предоставляли убежище преследуемым еретикам. После смерти Фридриха II и поражения его наследника Манфреда, война окончилась победой партии гвельфов, поддержанной Карлом Анжуйским, братом Людовика IХ в 1268 году. У Инквизиции тогда были развязаны руки для действий против еретиков.

Гийом Арнод Этот юрист из Монпелье в 1233 году сделался в Тулузе одним из первых доминиканцев, назначенных инквизиторами, согласно инструкциям Григория IX. В 1234 году вместе с братом Пьером Сельяном,  бывшим товарищем Доминика, он орудует в Керси. В 1235 году злоупотребления Инквизиции привели к восстаниям южных городов против Братьев-Проповедников. Гийом Арнод был изгнан из Тулузы по приказу консулов. Он рьяно возобновил свои расследования с 1241 года в Лаурагес. 29 мая 1242 года Гийом Арнод, ставший символом инквизиторского произвола[2], был убит со всей своей свитой в Авиньонет отрядом, пришедшим из Монсегюра. Возможно, это было сделано по приказу графа Тулузского. Его реестры были разорваны в клочья к радости всего населения.

Гийом Белибаст Родом из Кубьер (Од), из семьи богатых крестьян и добрых катарских верующих, молодой Гийом Белибаст в первые годы XIV века убил пастуха из Виллеруж-Терменез, который угрожал выдать всю семью Инквизиции. Тогда он присоединился к подпольной Церкви братьев Отье, и был посвящен как Добрый Человек. В 1309 году после первого ареста, он смог бежать и нашел пристанище в Каталонии. Он жил в Морелье среди маленькой общины изгнанников из Монтайю, пока в 1321 году двойной агент Инквизиции не заманил его в графство Фуа и не выдал его властям. Гийома Белибаста сожгли в 1321 году в Виллеруж-Терменез по приказу его светского сеньора архиепископа Нарбоннского. Гийом Белибаст – это последний известный окситанский Добрый Человек. [3]

Гийом Монтаньаголь Трубадур при тулузском дворе середины XIII века, Гийом Монтаньаголь был рьяным критиком власти «клириков и французов». Кроме песен любви к своей даме Эксклармонде, он также около 1235 года написал жгучий памфлет против силовых методов доминиканских инквизиторов[4].

Гийом Неверский Невер, по-видимому, был под конец XII века одним из очагов катарской Церкви Франции. Бернар, декан кафедрального собора Невера, в 1199 году был обвинен в ереси и приостановлен в своих полномочиях собором, заседавшем в Сенсе. Другой каноник и архидиакон Невера Гийом, племянник рыцаря Эврара де Шатонеф, бежал в Лангедок в 1201 году, в то время, как его дядя был сожжен по приказу графа Неверского. Гийома приняли в Сервиане (Биттеруа) и он вступил в местную катарскую Церковь под именем Тьерри. Его высоко ценили как теолога, и он участвовал в 1206 году в диспуте в Сервиане против Доминика и цистерцианских легатов Папы. В 1207 году он упоминается в Церкви Каркассес подле епископа Бернарда де Симорра. Его след теряется, когда разразился крестовый поход в 1209 году.

Гийом Пельиссон Тулузский доминиканец, упоминаемый среди первых инквизиторов, Гийом Пельиссон сотрудничал с 1234 года в Альби с Арнотом Катала, а потом в Керси с Пьером Сельяном. После 1245 года он пишет хронику (1229-1244), начиная с личных воспоминаний о событиях в доминиканском монастыре в Тулузе. Этот текст содержит ценную информацию о насильственном начале работы Инквизиции в Тулузе и восстаниях, которые за этим последовали[5].

Гийом Пьер Последний катарский епископ Франции, упоминаемый в Сермионе в 1270-х годах.

Гийом Пьюлоранский Скорее всего, рожденный в Тулузе в начале XIII века, этот ученый клирик находился в 1228-1230 гг. в окружении епископа Фулько, а затем епископа Раймонда дю Фога. Будучи кюре Пьюлоранса (Альбижуа) с 1237 по 1240 год, он затем стал капелланом графа Раймонда VII. Он жил до 1274 года, иногда сотрудничая с Инквизицией Лаурагес. Он является автором  хроники (1145-1275) [6], которая считается одним из лучших источников о событиях Альбигойского крестового похода и присоединения Лангедока к французской короне.

Гийом Фигейра Трубадур при дворе тулузской партии в середине XIII века, Гийом Фигейра посвятил свое вдохновение обличению религиозных репрессий и захвату французами Тулузы. Он особенно известен за свой пламенный памфлет против Рима, резкость которого видится не столь удивительной, когда мы вспоминаем о том, что этот тулузец между 1230 и 1240 годами часто бывал при итальянских дворах гиббелинов и Фридриха II. «Рим… из-за тонзуры у тебя непорядки с головой/… Рим… у тебя совсем нет мозгов под этой уродливой шляпой/ ни у тебя, ни у Сито/ раз вы устроили в Безье эту кровавую бойню» (Сервента против Рима).

Гнозис/гностики Гностики – это сирийские и египетские христиане, которые следовали в первые века нашей эры учению гнозиса, то есть эзотерическим религиозным концепциям, основанных на особенных сложных и многоступенчатых откровениях, которые включали античные и восточные верования. Некоторые из этих верований появились до христианства или были внешними по отношению к нему. Большинство гностиков были осуждены как еретики ортодоксальной Церковью в III и IV веках. Некоторые из них, как, например, Валентин, исповедовали настоящий дуализм творения, противопоставляющий этот мир божественным сущностям. В противоположность тому, что часто утверждается, нельзя обнаружить реальной преемственности между античными гностическими движениями и средневековым катаризмом, который основывался только на христианских Писаниях, а его теологическая рефлексия была более простой и рациональной.

ГолубкаВ евангельском описании крещения Христа в реке Иордан Иоанном Крестителем голубка символизирует Святой Дух, и это является общим для всей христианской культуры. Поэтому достаточно абсурдно приписывать катаризму, практиковавшему крещение духом эту форму символики. Нет ни одного письменного или археологического факта, который мог бы об этом свидетельствовать[7].

Госельм Второй известный нам катарский епископ Тулузен, Госельм или Госселин наследовал Бернарду Раймонду в неопределенную дату, после обращения последнего и его Старшего Сына Раймонда де Бамиака в 1181 году перед аббатом Клерво, легатом Папы. Перед крестовым походом Госельм преимущественно жил в Сен-Поль-Кап-де-Жу. После прибытия крестоносцев, он нашел убежище в Монсегюре со своим Старшим Сыном Гвибертом де Кастром. Во времена окситанской реконкисты он был, вероятно, довольно пожилым. Он исчезает из документов после 1220 года. Гвиберт де Кастр, который ему наследовал, сумел полностью обновить катарскую Церковь после крестового похода.

Гост Титул, означающий «гость», который имели иерархи боснийских христиан[8], управлявшие религиозными домами. Речь идет об эквиваленте достоинства Старшего в западноевропейских Церквях катаров.

Гостия Этим словом, означающим сакральную жертву, называют хлеб, который священник освящает во время мессы для обряда евхаристии, и в котором, согласно верованиям католиков, Иисус Христос предлагает Себя в качестве жертвы. Катары, у которых не было никакой веры в таинство евхаристии, и которые не верили в реальное присутствие Христа в гостии, практиковали простое благословление хлеба во время каждой трапезы[9].

Грааль В средневековых романах Грааль – это чаша, содержащая кровь Христа, которая была привезена в Западную Европу Иосифом Аримафейским. Грааль был объектом мистического поиска рыцарей Круглого Стола – особенно Парцифаля. Этот христианизированный кельтский миф в основном продвигался в XIII в. цистерцианскими авторами, явно с целью религиозной пропаганды. Нацистский писатель Отто Ран[10] в тридцатых годах ХХ века  совершенно безосновательно попытался привязать миф о Граале к катаризму, принарядив его в языческие одежды достаточно размытых германских традиций.

Графы Тулузские История семьи Сен-Жиль, графов Тулузских, связана с катаризмом с середины XII века. В 1177 году граф Раймонд V написал капитулу Сито жалобу на стремительное развитие ереси в его землях. В 1198 году его сын и наследник Раймонд VI предстает перед нами как человек, открыто толерантный к Добрым Людям. Именно он был объявлен главной мишенью крестового похода 1209 года. В 1215 году Латеранский  Собор лишил его титула графа Тулузского в пользу Симона де Монфора. Начиная с 1217 года, победная окситанская реконкиста под руководством Раймонда VII, сына графа Раймонда VI («юного графа») вернула Тулузу Раймонду VI, но он умер отлученным в 1222 году. Раймонд VII, последний окситанский граф Тулузский, вынужден был передать капетингской монархии и своей единственной дочери Жанне права наследования. После его смерти в 1249 году ему наследовал его зять, Альфонс де Пуатье, брат короля Франции Людовика IX. В 1271 году, после одновременной смерти графини Жанны и графа Альфонса, графство Тулузское было присоединено к французской короне и стало управляться королевским сенешалем. [11]

Грех В большинстве монотеистических религий грех – это нарушение человеком божественного закона. Для христиан-катаров этот божественный закон определен очень точно заповедями и предписаниями Евангелия, нарушение которых означает для христианина, то есть для катарского монаха, совершение греха, приводящее к утрате достоинства христианина. «Освобожденный от зла» через покаяние consolament [12], катарский христианин фактически не мог больше грешить, то есть действовать, побуждаемый злом. Если Доброму Человеку случалось солгать, поклясться, убить или прикоснуться к женщине, он должен был получить новое утешение, пройдя новый период послушничества.

Григорианские реформы – начиная с середины XI века и особенно под влиянием Папы Григория VII (Папа с 1073 по 1085) начались так называемые Григорианские реформы, призванные установить порядок и восстановить влияние Папы на клир, как на монашеский, так и священнический чин, во имя моральных и духовных идеалов ранней Церкви. В то же время понемногу Церковь освобождалась от всякой опеки со стороны светских властей, особенно от зависимости Святого Престола от германских императоров, а церквей в разных регионах – от светских сеньоров. Церковь также начала усиливать свое политическое и военное влияние на всю христианскую Европу, особенно с появлением ордена Сито и идеологии священной войны. Так произошел грандиозный поворот в истории христианства.

Гроты Тема гротов, мест убежищ и отправления культа преследуемых катаров возникла в XIX веке благодаря Наполеону Пейра, который хотел видеть в Ломбривской пещере нечто вроде нового Монсегюра. Этот миф впоследствии чрезвычайно эксплуатировался в ХХ веке нацистским писателем Отто Раном, местным эрудитом Антонином Гадалем из секты розенкрейцеров Высокогорного Арьежа, которая пыталась обманом выдать эти гроты как места инициации катаров. Сегодня мы знаем, что кальцифицированные кости и наскальные рисунки, найденные в Ломбриве, принадлежат неолитической эпохе – за исключением граффити 1930-тых гг., оставленных лично Отто Раном.

Гуситы В Богемии так назывались сторонники и последователи Яна Гуса, чешского теолога-реформатора, сожженного во время Собора в Констанце в 1415 году. В XV веке вальденсы из Центральной Европы и Северной Италии вместе с гуситами еще до протестантской Реформации, представляли собой первую Реформацию, которую современные историки называют вальденско-гуситским интернационалом.



[1] Предшественник. Генрих Монах заявлял еще за полстолетия до вальденсов, что «должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян.5:29), и, как и еретики 11 века, подвергал сомнению ценность таинств, совершаемых недостойным клиром.
[2] Крупный хищник. Именно инквизитор Гийом Арнод в Каркассоне в 1237 году произнес приговор великому фаидиту Бернарду Отону де Ниорту, который со своими братьями и матерью Эксклармондой де Лаурак был жертвой длительного процесса Инквизиции.
[3] Впавший в грех. В Морелье Белибаст разыгрывал из себя женатого человека, чтобы избежать подозрений. Его фальшивая супруга Раймонда Пикье стала, однако, его настоящей возлюбленной. Таким образом, он нарушил свой религиозный обет целомудрия, и когда его сожгли, он не был Добрым Человеком.
[4] Гийом Монтаньаголь. «Они сделались инквизиторами/ И судят так, как им захочется/ Я готов к тому, чтобы велось следствие/ Но мне нравится, когда преследуют заблуждения/ Добрым словом и убеждением, и без всякого гнева/приводят заблуждающегося к вере…/ Песнь моя, лети быстрей к отважному графу/ Тулузскому, чтобы он запомнил, что они ему сделали/ И чтобы отныне он их остерегался» («Против инквизиторов»).
[5] Инквизитор и старая дама. Гийом Пельиссон в числе прочего рассказывает ужасную историю о старой даме из Тулузы, которую в 1234 году, в день канонизации святого Доменика, умирающую прямо на ложе бросили в огонь. После чего все братья монастыря «вернулись в трапезную и с радостью съели всё, что было для них приготовлено».
[6] Хронисты. Вот как характеризует Жан Дювернуа хронистов крестового похода: «Петр Сернейский – военный капеллан… Гийом Пельиссон – посредственность, человек, который редко выходил за стены своего монастыря. А вот Гийом Пьюлоранский лишен лубочного воображения… Он, без сомнения, политик и человек со здравым смыслом»
[7] Катарские голубки? Рене Нелли писал о некоторых так называемых «монсегюрских голубках», но ничто не позволяет нам действительно связать эти – достаточно сомнительные предметы – со Средневековым периодом и даже с самой местностью Монсегюр.
[8] Образ еретика. В Боснии сохранилось множество надгробных стел еретических иерархов конца Средневековья, особенно госта XIV века с крестом и посохом, госта Милютина. Сегодня эта стела находится в музее Сараево.
[9] Юмор катаров. Гийом Белибаст, подпольный Добрый Человек, шутил по поводу гостии, когда ему следовало причащаться на мессе, чтобы избежать подозрений: «Да ладно, нужно совсем не иметь аппетита, чтобы не проглотить эту вафельку».
[10] Замок Грааля. Отто Ран играл на ассоциациях Парцифаль/Тренкавель и Монсальваж/Монсегюр, пытаясь объединить героев истории катаров с героями романа Парцифаль средевекового немецкого автора Вольфрама фон Эшенбаха. Этот роман послужил основой либретто одноименной оперы Рихарда Вагнера.
[11] Графы paratge. Песнь о крестовом походе, написанная при Тулузском дворе до 1229 года, показывает настоящие национальные и довольно страстные чувства тулузцев, объединившихся вокруг своих графов, которые, с их точки зрения, были гарантами ценностей paratge..
[12] Перед покаянием. Для простых верующих грехи были теми же самыми, но поскольку верные еще не были «освобождены от зла» и не могли свободно избрать добро и отвергнуть грех, они пытались просто стремиться к добру и верить в то, что однажды получив consolament, они смогут окончательно покаяться во всех своих грехах.
Tags: Анн Бренон, Анн Бренон статьи, Словарь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments