credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Истинный образ катаризма. Часть 1-я. Средневековое христианство

 

           

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
СРЕДНЕВЕКОВОЕ ХРИСТИАНСТВО

ОТКРЫВАЯ ГОРИЗОНТЫ…

            Первые идеи, вышедшие из лагеря историков, изображали катаризм очень односторонне, сводя его к какому-то необъяснимому экзотическому цветению в маленьком окситанском садике на острове, посреди неподвижного, застывшего океана средневековой религиозности. Таким образом, катаризм представляли как некий изолированный феномен, вне пространства, времени и истории.
Также очень часто наблюдалась тенденция ассимилировать катарскую мысль и Окситанию. С одной стороны, это понятно, поскольку Церкви Добрых Христиан лучше известны нам, благодаря инквизиторским источникам и хроникам репрессий, именно в этом регионе, чем в остальной Европе. С другой стороны, пост-романизм и пост-романтизм объединили катаров и трубадуров и подняли на щит мечту о средневековой цивилизации радостей жизни и толерантности, существовавшие на Юге современной Франции. Однако, катаризм был распространен по всей Европе, от Балкан до пролива Ла-Манш (не говоря уже о его безуспешных попытках проникнуть на Британские острова…) и даже, частично, в Малой Азии, где он, по-видимому, предпочитал места оживленного торгового обмена.
            Катаризм был, по сути, христианским движением, одним из многих - хотя и уникальным - вдохновленных пылким спиритуализмом и непрерывно сотрясавших доминировавшую догматику Римской Церкви от золотого века Каролингов до протестантской Реформации.
            Потому необходимо решиться открыть великие горизонты катаризма и бесстрашно устремить взгляд на пространства европейской истории X-XV веков.   

I
ПУЛЬСИРУЮЩИЙ И БРОДЯЩИЙ КОНТЕКСТ



Начиная с эпохи Тысячелетия, то есть, с того момента, с которого появляются интересующие нас документы, когда католический монашеский чин, запершись в престижных аббатствах, занимался интеллектуальными и философскими изысками, а священнический чин, сельские и городские попы, преимущественно жили в атмосфере всеобщего бескультурья, христианский народ был охвачен волнениями и поисками возврата к евангельским идеалам бедности, чистоты нравов и проповедей Слова Божьего.
 
            И клирики, и светские люди, снимались с насиженных мест и проповедовали. Некоторые такие движения были индивидуальными инициативами, иные были позитивно восприняты Римской Церковью (Роберт д’Арбриссель и орден Фонтенвро, Франциск Ассизский и братья-минориты, Доминик де Гусман и братья-проповедники). Были среди них и диссидентские движения, призывавшие к реформам, как в области догматики, так и нравов, из которых начала формироваться контр-Церковь. Кто-то из этих диссидентов вдохновлялся проповедями Иоахима Флорского об Апокалипсисе и доходил даже до «пред-революционного» экстремизма, с его классовыми и социальными эксцессами, а кто-то оставался исключительно на дороге надежд на Царствие Небесное.

ОБНОВЛЕНИЕ В СРЕДЕ КАТОЛИЧЕСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ

          В ходе грегорианской Реформы, которая стала первой попыткой католической Церкви на переломе XI-XII веков ответить на новые проблемы, возникшие в западноевропейском христианстве после установления мира в Европе, бенедиктинцы и цистерцианцы жили изолированно, укрывшись за стенами своих аббатств - сначала романских, потом готических - и за «деревянным языком» своей церковной латыни.
            На уровне простого христианского народа наиболее видимым эффектом грегорианской Реформы стала регламентация брака: сожительство без таинства приходских церковных служителей было так же жестко запрещено, как настоятельно устанавливался брак в качестве таинства для мирян. Однако бескультурье низшего клира продолжало оставаться повсеместным явлением.
            Конечно же, новый, рожденный Реформой, монашеский орден цистерцианцев выказывал в первой половине XII века больше активности, чем старый престижный орден Клюни, где бенедиктинцы преимущественно удовлетворяли свое стремление к искусству - роскошной архитектуре и украшениям своих огромных аббатств, красочным и тонким миниатюрам в манускриптах, переписываемых в их scriptoria - и стремление к теологическим исследованиям, рефлексиям, комментариям, глоссам и толкованию Писания, которыми они неустанно снабжали эти самые scriptoria - огромные мастерские-библиотеки, где монахи-переписчики сменяли монахов-мыслителей.
            Орден Сито был основан с двойной целью: некоторого упрощения в стиле и манере бытия, по сравнению с роскошью и избытком бенедиктинцев, а также вовлечения монахов-интеллектуалов в проповедничество христианскому народу, и особенно против еретиков. Потому что еретики к тому времени уже появились. Прекрасным примером цистерцианского вмешательства в дела мира может служить кампания Бернара из Клерво, «светоча Сито», будущего святого Бернара, который, в середине XII столетия, в сопровождении хрониста Жоффре д’Оксерр, совершил турне по Альбижуа и Тулузен с проповедями против предположительно арианской ереси монаха Генриха. Однако, в тех землях святой Бернар встретил еретиков нового поколения, и в своей среде стал называть их «Альбигойцами». Поскольку «в полевых условиях» он не смог найти достаточно убедительных аргументов против них, то опроверг их тезисы письменно, позже, в тишине своего бургундского аббатства, в проповеди против «ариан» или «ткачей» (вторая проповедь in сanticam).
            Пастырская деятельность цистерцианцев, как одна из первых попыток реакции католической Церкви на духовные искания христианского народа, была не очень хорошим ответом: эти духовные искания требовали чего-то более пылкого и непосредственного. 
            Тем временем цистерцианский монах из Калабрии Иоахим Флорский во второй половине XII столетия на кончике своего пера дал кое-какие ответы, ставшие достаточно серьезными аргументами в ту эпоху, когда духовные поиски христианского народа происходили и вне строго ортодоксальных путей. Он получил понтификальное разрешение оставить свою должность аббата ордена Сито, чтобы, поразмышляв в одиночестве, написать и отредактировать пророческий комментарий к Откровению Иоанна: Вечное Евангелие
            Иоахим Флорский был человеком ортодоксии; он решительно противостоял еретикам – «патаренам» Калабрии; он, конечно, никогда даже не воображал себе, какой отзвук найдут его идеи, более или менее правильно понятые, среди алчущих Бога, к чему они их приведут. Он описывал время в терминах Троицы, и провозгласил, что после эпохи откровения Отца и второй эпохи откровения Сына, которая подходит к концу, грядет эпоха Духа Святого, эпоха мира и любви. Его ученики и комментаторы добавили к его идеям множество размышлений и конкретных деталей, после чего, практически независимо от личности автора, стали зваться «иоахимитами». Начиная с XIII столетия, «иоахимизм» породил многочисленные течения религиозной экзальтации, которые пытались выяснить будущую судьбу мира.

            Это был, можно сказать, наиболее оригинальный и конкретный вклад ордена Сито в построение обновленного христианства…
Пастушеский летник (капитель) в Минервуа



                      Однако на переломе XI и XII столетий скромный священник из Западных Марок, Роберт д’Арбриссель, вопреки своим епископальным властям и побуждаемый великим ветром грегорианской Реформы, который в то время еще не утих, увлек за собой целые толпы в поход за евангельскими идеалами. Толпы оборванцев, мужчин и женщин, - конечно же, это вызвало скандал. И когда он получил разрешение основать собственный монашеский орден в Фонтенвро в 1101 году, то встал во главе двойного аббатства – мужчины и женщины жили теперь раздельно, в монашеских домах, и женские дома возглавляли аббатисы. Новый скандал продолжался недолго, но он был симптомом новой религиозности, стремления женщин к духовным поискам. Фонтенвро вскоре стало изысканным убежищем великих дам. Однако на этом событии виден отпечаток порыва женщин к более или менее спонтанным, но всегда ревностным движениям, которые Рим иногда упускал из-под своего ортодоксального контроля.
Tags: Анн Бренон. Истинный образ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments