credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Флорентийский (Латинский) Ритуал катаров

Флорентийский Ритуал

Я решила предварить перевод Флорентийского Ритуала переводом большей части вступления к его публикации, написанной Рене Нелли. Правда, этот текст писался в 50-х годах, еще до того, как были изданы знаменитые «История» и «Религия катаров» Жана Дювернуа. Нелли, по-видимому, до конца жизни искренне полагал, что катары – это наследники манихейцев. К тому же, некоторые трактовки элементов обрядов и их значения он основывает на устаревших интерпретациях. В таких местах я постаралась это объяснить. Но это не умаляет основного значения предисловия.

Предисловие Рене Нелли

«Два катарских ритуала дошли до нас: один так называемый Лионский, (рукопись Дворца искусств, Лион), написанный на окситанском языке, второй – Флорентийский (фрагмент), написанный на латыни. Лионский ритуал был опубликован в 1881 году. Его редактором и издателем был Л. Кледат….{C}[1]{C}{C}{C}

…От Флорентийского Ритуала на латыни сохранился  только фрагмент. Он был прикреплен к рукописи Liber de duobus Principiis – выдержек из трактата катарского епископа Джованни де Луджио, найденной и опубликованной в 1939 году отцом Донденом.{C}{C}{C}[2]{C}{C}{C} Церемония Consolamentum, описанная во Флорентийском Ритуале, очень похожа на ту, что описана в Лионском Ритуале и почти полностью с ним совпадает….

«Публичный культ, - пишет отец Донден, - (у катаров) почти отсутствовал. Были собрания для молитв в местах, специально для этого не предназначенных. Там верные, как простые верующие, так и крещенные, участвовали в совместном чтении Господней молитвы, публичной исповеди, где каялись в своих грехах в общих чертах и получали отпущение от служителей, слушали проповеди и моральные наставления, принимали участие в ритуальной трапезе. Все перечисленное – это и есть элементы культа. Именно во время этих собраний церемония утешения и соединения  (с Духом, прим. пер.) приняла свой исключительный блеск». (Dondaine, op. cit., p. 34).

На самом деле у катаров было только две церемонии, представлявшие собой две  последовательные степени своеобразного посвящения: традиция (то есть передача Святого Слова) и духовное крещение или Утешение (Consolamentum). Во время первой церемонии простые «слушатели» становились «верующими» и членами Церкви катаров, во время второй – «совершенными христианами». (В данном случае, Нелли считает, что в катаризме было три ступени посвящения, как в манихействе – «слушатели», «верующие» и «совершенные». Существуют некоторые подтверждения этому в источниках о немецких катарах. Однако Жан Дювернуа считает, что в ранние времена катаризма обряд передачи Молитвы Господней отражает раннехристианский обряд катехумената. Верующие вначале принимали молитву, и еще до крещения Духом могли ее произносить, живя в христианских общинах под присмотром Старших или деканов общин. Но уже в 13 веке обе эти церемонии следовали одна за другой практически сразу, они слились. Прим. пер.)

Верующий принимал Молитву Господню или Pater в присутствии всего собрания верных. Вначале его представлял Посвященному - простому «доброму человеку», диакону или епископу, в зависимости от обстоятельств – (на самом деле в эпоху до преследований церемония духовного крещения была зарезервирована за епископами, и только потом она стала делегироваться диаконам и даже простым «добрым людям», прим. пер.) своего рода «крестный отец» - глава общины или Старший. После того, как ему объясняли значение обряда, в котором он должен был участвовать, Посвященный передавал ему Книгу Евангелий. Затем верующий совершал melioramentum (просьба о благословлении и прощении грехов), и церемония завершалась. (согласно Дювернуа, melioramentum не был просьбой об отпущении грехов, а демонстрацией верующего своей связи с Церковью и обещанием со стороны Добрых Людей молиться за такого верующего. Прим.пер.). С этого момента он имел право – но также и обязанность – произносить Молитву Господню при всех, достаточно многочисленных обстоятельствах, предусмотренных Ритуалом.

Как видим, религиозные обязательства верующих были просты и не сакраментальны, но при этом продолжали питать их жажду истинной духовности и позволяли демонстрировать ее. Без сомнения, дух катаризма запрещал «добрым людям» принуждать кого-либо к дальнейшим шагам; они знали, что никто не может быть спасен – ни даже иметь подобное желание – если он не проходил долгую эволюцию, подготовленную несколькими последовательными жизнями, направленную на любовь к добродетели и святости.{C}{C}{C}[3]{C}{C}{C} Но они продолжали просвещать души верующих, чтобы те имели возможность продемонстрировать, если выпадал такой случай, что они достигли такого состояния. Верующие могли вести такую жизнь, какую желали, но если они решались стать добродетельными, то тем самым они помещали себя под моральный контроль сообщества верных (под верными Рене Нелли имеет в виду полноправных членов катарской Церкви, а не просто верующих, прим.пер.), которые решали, давать им Господню Молитву или нет, и тем более, уделять им Consolamentum или нет.

Обычно между церемонией передачи Молитвы Господней и Consolamentum проходило довольно долгое время. Consolamentum – Утешение или духовное крещение – было самым важным обрядом в катаризме.  «Оно начиналось с проповеди, аналогичной той, что была в предыдущем обряде. Потом служитель возлагал книгу Евангелий на голову верующего, и каждый из присутствующих «утешенных» тоже возлагал на него правую руку. Затем тот, кто проводил церемонию – «тот, кто руководит службой», как говорит латинский Ритуал, - читал на латыни Пролог Евангелия от Иоанна. Господня Молитва читалась несколько раз в сопровождении формулировок поклонения (Adoremus, прим. пер.); а перед тем, как все присутствующие отойдут от нового верного, они обмениваются с ним поцелуем мира и  совершают литургическое покаяние (servicium)». (Dondaine, op. cit., p. 36).

Цель Consolamentum – соединение Души с ее Духом (безгрешным), обеспечение верующему прощения его прошлых грехов и возвращение ему истинной свободы – не так называемой «свободной воли» - но возможности знать, что такое настоящее зло и сопротивляться ему. В конечном счете, эта свобода должна была вести к невозможности совершения зла умышленно. После получения Consolamentum совершенный христианин должен был вести абсолютно образцовую жизнь: он не должен был совершать никаких убийств - ни на войне, ни во время самообороны; он не должен был совершать "прелюбодеяния" – так катары называли любые плотские отношения; он не должен был клясться. «Он должен был полностью воздерживаться от сыра, молока, яиц, мяса птицы, рептилий и вообще от любой мясной пищи. Наконец, он давал обещание терпеть голод и жажду, унижения, преследования и саму смерть, но не лжесвидетельствовать, и к тому же смиренно повиноваться Церкви и ее служителям» (Dondaine, op. cit., p. 48).

Таким образом, Consolamentum предоставлял верующему своего рода состояние святости -  или, точнее, демонстрировал, что он стал святым. Но именно по этой причине, если, получив духовное крещение, человек вновь впадал в грех -  что было возможным, учитывая силу сатанинского искушения в «мире смешения двух натур» - он должен был долго и серьезно искупать его, поскольку считалось, что он согрешил по собственной вине и свободно (как это понимали катары), а также по злому умыслу (согласившись с духовным злом), причем согрешил как против собственного духа, так и против Святого Духа.

Чтобы избежать таких рецидивов, катары требовали от исповедующегося в грехах длительного периода воздержания, прежде чем возложить на его голову Книгу Евангелий. Это воздержание – состояние настоящего поста – было, к тому же, средством подготовить неофита к постоянному воздержанию, в котором жил получивший Consolamentum. Этот период иногда длился более года.

Если Утешение не уделялось сразу же после получения молитвы, то этой церемонии предшествовал новый, еще более длинный пост. Катары считали, что служитель, пребывающий в состоянии греха, не мог уделять Consolamentum: автоматическое и независимое от моральных ценностей служителя нисхождение Духа представлялось им чем-то вроде магии. Потому на практике, когда Посвященный просил об отпущении своих грехов у собрания Церкви до совершения обряда, это означало, что он и дальше пребывает в состоянии благодати. Случалось также, что для большей гарантии этого состояния катары получали повторное Утешение, если возникали сомнения относительно образцового поведения их пастыря. Чтобы не впадать в грех без надежды на новое отпущение, многие верующие ждали последнего часа, часто получая Утешение перед смертью. В этом случае церемония не означала, что они обязательно будут спасены; она только давала им надежду, что если верующие будут искренне молиться, то это произойдет.{C}{C}{C}[4]{C}{C}{C}

Таким образом, Consolamentum для умирающих, как говорил Деодат Роше, был обрядом «предварительным, временным, условным»{C}{C}{C}[5]{C}{C}{C}. И, разумеется, если больной выздоравливал, следовало начать все сначала. Собрание верных в таком случае должно было определить, достиг ли проситель необходимого духовного состояния, и согласится ли оно вновь дать ему Утешение. Достаточно часто, если считали, что последний не имеет необходимых добродетелей, церемонию откладывали. Практиковалась также convinenza  - своего рода соглашение между верующим и совершенным христианином, в соответствии с которым верующий обязывался просить о Consolamentum - а «совершенный» уделить его ему, не задавая ритуальных вопросов в случае, если физическое состояние просителя, например, серьезная травма, сделает его неспособным ответить.

В обрядах катаров нет ничего конкретно манихейского или гностического. Они очень похожи на те, которые практиковались в ранней Церкви. Как отмечает отец Донден, «в Consolamentum сохранилось много элементов, явно принадлежащих христианскому обряду…традиция Молитвы Господней и возложения рук восходят еще из того времени, когда конфирмация была привязана к крещению ... Нельзя отрицать, что их форма проста и архаична до такой степени, что в ней можно увидеть некоторые из самых древних рудиментов христианской литургии крещения»... (Dondaine, op. cit., p. 41).

Рене Нелли

Из вступительной статьи Рене Нелли к публикации Флорентийского Ритуала.

Предисловие Анн Бренон

«Два катарских ритуала дошли до нас ...», - написал в 1959 году Рене Нелли. В следующем году, словно чудесным образом, в Дублине был обнаружен третий ритуал, написанный на окситанском языке, и опубликован бельгийским лингвистом Тео Венкелеером. 

Сам Рене Нелли перевел оба Ритуала, но в 1977 году появился новый перевод Флорентийского Ритуала, написанного на латыни, сделанный Кристин Тузелье.{C}{C}{C}[6]{C}{C}{C}  Ее выводы относительно раннехристианского характера этого обряда крещения практически не отличаются от выводов первого издателя Ритуала – отца Дондена.

Позже появилось несколько специальных исследований об обряде катарского крещения, подтвердивших единство этих Ритуалов, на что, собственно, указывал и Рене Нелли, особенно отмечая параллели между обрядами катаров и богомилов. В греческих и славянских источниках не сохранился Ритуал богомильского происхождения, но в антиеретических текстах Византийской империи – как, например, Epistula Invectiva/ «Письмо с обличениями» Евфимия из монастыря Периблетос (начало 11 столетия) или «Паноплия Догматика»/ «Щит догматики» Евфимия Зигабена (начало 13 века) – достаточно подробно и точно описан обряд христианского посвящения у богомилов, так что мы абсолютно четко видим там греческие параллели с западноевропейскими Ритуалами.

Наиболее полное и актуальное сравнительное исследование Ритуалов богомилов и катаров принадлежит Ильве Хагман.{C}{C}{C}[7]{C}{C}{C} Эта ученая женщина из шведского университета обратила особое внимание на то, что у богомилов, христианское посвящение было в начале 11 века структурировано на две фазы, и сведения об этих двух этапах сохранились в ересиологических источниках. Катехумен или оглашенный проходит крещение через возложение рук, после чего следует новый испытательный срок. Затем происходит еще один обряд возложения рук. Вполне вероятно, что первый ритуал представлял собой крещение со смыслом христианского посвящения, а вот второй уже имел значение рукоположения.

Можно идентифицировать остатки этой двойной практики в двойном рукоположении, которое (богомильский епископ) Никита, в (окситанском городе) Сан-Фелис в 1167 году уделил (присутствующим Добрым Людям) – это было собственно consolamentum и рукоположение (епископов). Мы также видим в западноевропейском источнике, написанном чуть позже, чем «Паноплия Догматика» Евфимия Зигабена – то есть, в письме Эвервина из Штайнфельда святому Бернару о рейнских еретиках, датируемом 1143 годом – упоминание о том, что эти ранние организованные западноевропейские общины были разделены на три категории – слушатели, верующие и избранные. Слушателей принимали в общину как верующих первым рукоположением, а признанные достойными верующие становились избранными путем крещения. {C}{C}[8]{C}{C}{C}

Дадим возможность Ильве Хагман сделать заключение: «Богомилы и катары 11 и 12 веков

практиковали обряд христианского посвящения в два этапа вплоть до рукоположения. Это напоминает обряды и структуру ранней Церкви между 150 и 250 годами. Однако позже, по крайней мере, в Западной Европе, значение и практика первого этапа [...] слилась с Ритуалом рукоположения. [...] Крестовый поход и Инквизиция силой нарушили мирный ход религиозной монашеской жизни катарских общин и навязали им необходимость подобных изменений. Возможно, что обряд посвящения у катаров тогда уменьшился до более краткого испытательного срока и всего лишь одной ритуальной церемонии – consolamentum, объединившей традицию передачи Евангелия и Отче Наш, отпущение грехов, дарование Святого Духа и посвящение». {C}{C}{C}[9]{C}{C}{C}

Единство ритуалов катаров и богомилов также подтвердил в 1985 году отец Франьо Санжек. Он предложил не только синтез известных описаний consolament, в том числе и тех, которые содержатся в реестрах инквизиторов, но и включил туда пример боснийских ритуалов. В частности, он установил, что боснийское собрание Библий и религиозной литературы, составленное в середине XV века, содержит фрагменты формулировок из Ритуала боснийских христиан, вероятно, восходящего к 12-13 векам. Эти фрагменты удивительно напоминают то, что мы видим у богомилов и катаров. {C}{C}{C}[10]{C}{C}{C}

Эти исследования всех Ритуалов, в том числе и Дублинского, позволили, наконец, ясно увидеть то, что они имеют под собой евангельские основания, а также прояснить сакраментальную роль consolament, как христианского посвящения и обряда отпущения грехов в катарской Церкви. {C}{C}{C}[11]{C}{C}{C}

Анн Бренон

{C}{C}




{C}{C}

{C}{C}{C}1.        {C}{C}Новый Завет на окситанском языке, за которым следует Ритуал катаров; фотолитографическое воспроизведение лионской рукописи. L. Clédat... Paris, 1887. (Воспроизведение Ритуала находится на страницах

470 a-Ail b ; издание текста на страницах vi-xxvi.)

{C}{C}{C}2.        {C}{C}Трактат 13 столетия : le Liber de duobus principiis, к которому прикреплен фрагмент Ритуала катаров, A. Dondaine O. P., Rome, 1939. (Ритуал занимает страницы 151-165.)

{C}{C}{C}3.        {C}{C}По-видимому, Рене Нелли экстраполирует положения восточных религий о переселении душ, в частности индуизма и буддизма, как и манихейства, на катаризм. Но позже исследователи пришли к выводу, что хотя многие Добрые Люди верили в переселение душ, они не считали это восходящей «эволюцией» души. По их мнению, душа после смерти тела могла по воле случая попасть в любое другое тело – человека, птицы или зверя. Но катары часто приводили пример евангельской притчи о работниках последнего часа, трактуя ее таким образом, что человек, ставший монахом в последний день своей жизни (на смертном одре), обретет ту же награду на небесах, что и человек, бывший монахом много лет. Прим.пер.

{C}{C}{C}4.        {C}{C}D. Roche, L'Église romaine et les Cathares albigeois. Arques, 1957, p. 202, note 23.220.

{C}{C}{C}5.        {C}{C}В трактовке Рене Нелли, который здесь следует традиции Деодата Роше, умирающие, принимающие духовное крещение, по своему статусу, скорее, похожи на верующих в буддизме тхеравады, которые по сути не могут достичь нирваны, не сделавшись монахами. Но Дювернуа обнаружил в этом обряде другое, раннехристианское значение: «Утешенный, как и «клиник» в те времена, когда крестили только взрослых, ожидал своего последнего часа, чтобы принять крещение, обеспечивая себе, таким образом, отпущение грехов и спасение, но не практикуя всю жизнь всех обязательных правил состояния совершенства, проистекавших из евангельской науки.

Подобно монастырскому донатору, только в некоторых случаях такой человек на самом деле присоединялся к Церкви; он мог позволить себе, если имел достаточно материальных средств и времени, жить набожной жизнью дома, имея хотя бы одного товарища. Чаще всего только в «доме совершенных», (hospitium) умирающий совершал трапезу только в присутствии товарища, после произнесения Молитвы Господней, поскольку отныне обязан был это делать». (Ж.Дювернуа, «Религия катаров») Прим.пер.

{C}{C}{C}6.        {C}{C}Christine Thouzellier, Rituel cathare latin, introduction, texte critique, traduction et notes. Paris, Le Cerf, 1977.

{C}{C}{C}7.        {C}{C}Ylva Hagman, « Le Rite d'initiation chrétienne chez les cathares et les bogomiles », в Heresis, n° 20, 1993, pp. 13-31.

{C}{C}{C}8.        {C}{C}«Письмо Эвервина из Штайнфельда св.Бернару », в Patrologie latine, 182, col. 678. Цит. и комментарии Ильвы Хагманн, loc. cit. p. 30.

{C}{C}9.        {C}{C}Id. p. 31.

{C}{C}{C}10.     {C}{C}Franjo Sanjek O P, « L'Initiation cathare dans l'occident médiéval », в Heresis, n° 5, 1985, pp. 19-27. Для обобщения информации и источников он ссылается на книгу Жана Дювернуа: Jean Duvernoy, La Religion des cathares... pp. 143-170.

{C}{C}{C}11.     {C}{C}{C}По сути вопроса см. : « Le Geste liturgique de l'imposition des mains », Jean Blanc, Heresis, n° 21, 1994, pp. 5-14 ; и « Les Fonctions sacramentelles du consolament », Anne Brenon, Heresis, n° 20,1993, pp. 33-55.

Amazon.com: Ecritures cathares (French Edition) eBook: René Nelli ...
Tags: Источники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments