credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Рецензия Тамары Бергман на роман "Собаке - собачья смерть"

О художественном романе российского автора Алана Кристиана

(в сети его тексты под именем Дубинин Антон) "Собаке - собачья смерть" -
заключительная часть Эпопеи.

1.Вроде бы странное название, да и в нашем языке – обидное, но как выясняется – величественное: ибо доминиканцы – Domini cans – типа "псы Господа".
Навевает сразу автор тревогу... но и мысль: инквизиторам – то, наконец, привалило!

2. По сюжету снова два инквизитора случаем попадают в родную деревню младшего из них. А он ни кто иной как Антуан де на Рика - тот самый, что в 1 части романа сдал своего отчима - ткача приехавшим в его деревню инквизиторам. Теперь парень сам - почти инквизитор.
Чувствуется, да, будущий накал событий? Деревня-то сплошняком еретическая - как была, так и осталась.
Тем более, что мы встречаем не только его... Все - знакомые по 1 части лица. Например, Гильеметта – бывшая катарская верующая, которую так смачно муж уговаривал сдать сидевшего в лесу гипнотизера Доброго Человека, помните? Теперь она - строго католичка, разумеется.

3. В том числе, и по этим признакам, наконец-то, очень заметно, из какого источника автор черпает имена и истории... Несмотря на изрядное видоизменение и подгонку под «как надо» - это, как ни крути, Ле Руа Ладюри «Монтайю. Окситанская деревня».
Ибо деревня, в которой разворачиваются события 3 части, прямо 1 в 1. Через одну - еретические семьи, но типа ходят на мессу и делают вид. Да и место действия выбрано неслучайное –Сабартес.

4. Диалоги, монологи и конструкция речи - все те же. Только простонародным языком болтают уже не только крестьяне, но и сами доминиканцы:
- [тамошние нравы]
-[впотьмах]
- [Всамделишным клириком сделался?]
-[Обхватив башку руками]
Из нового: в диалогах доминиканцев между собой все подряд почему-то уменьшительно-ласкательным стало… То ли это признак такого - через силу уже - добродушия говорящего? [«крутенькое место»], [«костерок»]

5.Деревенские по-прежнему любят монахов, но любовь их какая-то то ли с отвращением, то ли со страхом. Автор намекает, что видать – еретики, раз не искренне служителей Церкви любят.
Кстати, возможно, все они коллективно несчастны по причине того, что уже несколько лет (как выясняется по ходу) не слышали месс!
И так они напечалились за эти годы, что насильно денег засовывают монахом в благодарность за мессу:
[Аймеру едва удалось отбиться от щедрых денежных подношений трактирщицы, никак не желавшей понимать, что проповедникам в миссии уставом запрещено носить с собой деньги. "Так на монастырь же ваш, чего ж грешного?" - твердила она раз за разом в святой непрошибаемости…]

6. Снова находим классический набор мифов о катарах. Но распространяется он теперь не только на Добрых Людей, но и на их верующих (почему-то):
- катарские верующие бездетны и на пушечный выстрел к противоположному полу не подходя. Секс был? Беременная, родившая? Стал отцом? Точно - католики!
[...в жене среднего Антуан с удивлением узнал Брюну Катала, небогатую хорошенькую соседку Брюниссанды. Когда-то она гуляла с Раймоном-пастухом и увлекалась его ересями, вспомнилось некстати Антуану; но те времена давно минули - и Брюна, располневшая и свежая, как бутон, держала за руку вертлявого парнишку лет трех, да и живот у нее был весьма недвусмысленно круглый]
- катарские верующие просто взбешиваются от крестов и крушат их, где непопадя.
[На беду, Жак еще распятие заметил. Ужасное лицо его скривилось на сторону, все поехало, как в дурном сне, и он рванул на себя цепь четок с такой силой, что едва не свалил Аймера на его собрата.
- Вот чему поклоняешься, бесово семя! Пыточному столбу! Переломать бы их всех, да по всему миру!
Знаем-знаем такое богословие, еще со времен Безумного Пьера, кажется, из Брюи! Церковь это отрицание спасительного смысла Страстей не раз встречала - и столько же раз побеждала, не ему уничижить победу, на кресте вершившуюся...]
- катарские верующие не употребляют мясо, а всех, кто употребляет – ненавидят, в том числе доминиканцев называют не иначе, как «трупоеды».
[О чем спор? Выбор у нас будто есть? С каких пор ты к трупоедам такой добренький - с тех пор, как батьку в тюрьме сгноили?]

Можно я два последних пункта даже комментировать не стану?
Это уже давно не смешно, и даже не прикольно. Стереотипное мышление нужно поднять из-под плинтуса и немного взбодрить научными исследованиями.

7.Огромный отрывок, повествующий о мыслях умирающего старого Гальярда – инквизитора из 1 части романа, навивает много всего.
В основном смысл его размышлений в том, как же нужны этому миру инквизиторы, и как сильно он старался в проповедниках и инквизиторах… Сравнивает себя со святым Бернардом – тоже не слишком ласковым к ереси. Под конец, он уже и почти с Богом разговаривает, опять вступают экзистенциальные нотки.
[И снова скажу - не печалься. Там, где я живу и где по Милости будешь жить ты, все мы пребываем КАК БЫ ОБНЯВШИСЬ. Большего я не могу тебе открыть, твой плотский разум не сможет этого воспринять. Только запомни - КАК БЫ ОБНЯВШИСЬ друг с другом и с Тем, Кто есть все во всем].
Назовите меня черствым пряником, но я не вдохновилась. Даже не впечатлилась. И вообще не прослезилась.
Все, кто понимает, что инквизиторы не тюльпаны дивным майским утром раздавали, фантазировать, что именно этот был отличный, добрый малый – нет резона.
А кто там с кем в обнимку – это спорный вопрос.
Несмотря на это, уверена, что довольно многих читателей сильно поразил этот пассаж - жалостливо и вдохновенно написан! Только надо всегда помнить - о ком.

8.И сразу же после трагической сцены о том, как нужны инквизиторы – сюжет подтверждения этой мысли: инквизиторов в деревне той, насквозь еретической, изловили и чего сотворят с ними – секретная пока информация.
Кажется, сцена сконструирована опять довольно умело – сразу начинаешь думать: «Ага! Вот, брат Гальярд был прав!». Плюс без нагнетания никуда – сидя в пещере, не зная, что дальше с ними будет, оба доминиканца то и делают, что молятся.
Слушайте, ну прямо Павла из Деяний напоминает, который в тюрьме сидя одним только занят был - что вслух молился! Все - к одному… Всяческие плюсы – героям –доминиканцам, а катарские верующие уже без вариантов – антигерои.
К тому же тупые они. эти антигерои – непроходимо. И кроме как про баб и [Оракул - в штаны накакал... Ты чего заливаешь? Про баб давай, как договорено] ничего и сказать не способны слитно.

Странное дело… Как до жен своих – то (как мы помним по ткачу из 1 части) половая жизнь им - низя, а как про баб рассказы – так требуют аж! Это такой средневековый вариант порно журналов что ли? (кстати, да, а порно журналы -то хотя бы катарским верующим можно, если секс никак нельзя?)
Особо разъярился там этот самый ткач Бермон - мало того, довел жену до самоубийства и уморил голодом девочку Жакотту, так теперь от «еретической заразы» совсем ума лишился.

9. Да, и не один Бермон такой.
Автор снова постарался сверх силы!
Сцена, где ребята -доминиканцы хотели от сердечной доброты соборовать дедушку умирающего, а тот погнал их погаными тряпками потому, что катарским верующим был – оставляет ощущение: «WTF?»…
Ну, и чего бы случилось, соборуй они его? Загорелся он бы что ли?
Вообще, к дедушке должны были Доброго Человека позвать - но никто приходить вообще не собирался, не ждали никого... Забыли что ли?
Есть, конечно, вариант, что Добрых Людей в то время вообще не осталось. Но! Буквально через 2 страницы мы узнаем, что их - навалом! Только за горами - в Каталонии.
И тут уж или родственники у дедушки какие-то странные, не заботливые (хотя все - еретики), или Добрые Люди вообще ленятся через горы ходить и некачественно работу выполняют.
Вероятнее, вариант первый, ибо когда открылось, что дедушка не католиком хотел умереть, вся его многочисленная родня зардела от стыда и даже откупиться от монахов хотела, в роде «Мы заплатим сколько надо». Им позорно стало за дедушку? Или эти монахи тут же доложат, куда следует, и за всей деревней «придут»?
Мораль катарская здесь выписана автором изрядно: люди лицемерные, притаиваются, взяточничеством промышляют, но трусы каких мало.

10. Дальше веселее! Опять молодого инквизитора (которого местные поймали -то) женщина хотела изнасиловать! Уже и руки к нему везде запускала и говорила: «Люби меня, и я тебя спасу».
Да, что ж такое!
Всякий раз кто-то, да зарится на него, то ли он Ален Делон? Или жены катарских верующих просто уже на стены лезут? Секса ж охота, а мужья примерно не исполняют долг! Типа не положено такого. Только почему не положено – не объясняется: может бездетными надо оставаться, а может обеты какие…
Как представлю эту сцену – хохот накатывает. Бедный мальчик, насильницы его за каждым углом поджидают, как не заедут в деревню какую – так, только прячься!

Давайте еще раз: обеты безбрачия давали только Добрые Люди. Их верующие жили обычной семейной жизнью – от них не требовалось ни отказываться от мяса, ни отказываться от половых отношений, ни бездетности.
Жены катарских верующих показаны на протяжении всех 3х книг как идиотки с психоневрологическими расстройствами на фоне слабой половой активности. А их мужья – как примерные психи: кушать мясо значит нельзя, а избивать жену – можно! Чего там она еще захотела? Никакого мяса, секса – и да, распятие тоже выброси!
Автор на полном серьезе так и представляет их или это типа тонкий стеб, плавно переходящий в недалекую пропаганду?

11. Без выпивки таки не обошлось.
Что предыдущие двое, что эти - пьют монахи снова, и много:
[Желая подбодрить друга, Аймер крепко хлопнул его по спине - вернее, по дорожному мешку, в котором призывно булькнула фляга.
- Что, брате, будем как отец наш Доминик, утолявший жажду перед входом в город? Прикончим это бедное вино прямо здесь, чтобы не смущать мирян - да я, признаться, хочу и живот заставить замолчать, что-то он с полудня стал слишком разговорчивый! Слабенькое вино неожиданно согрело пустые желудки…].

А после выпивки – молятся:
[Чтобы малость сбить хмель, - не подобает в таком виде выходить на жатву, Гальярд бы отнюдь не одобрил! - Аймер велел товарищу умыться и пожевать терпких иголок пинии; потом оба они, не сговариваясь, опустились на колени для краткой молитвы - и со смехом переглянулись. Аймер как священник повел молитву - 50-й псалом за себя, 129-й за жителей селения]

Более того, в фантазиях младшего монаха, когда старший станет приором – наступит потрясающе счастливая жизнь. А заключается она в том, что пьянки будут постоянными:
[- Жду не дождусь, когда тебя выберут приором, - подмигнул Антуан, вроде даже становясь из сабартесского прежним, тулузским. - Вот тогда начнется в Жакобене сладкая жизнь! Диспенсации от всего... Общие пьянки каждый день и частные - по желанию...].

Но здесь уже автор делает «ход конем» (ибо не пристало уже так бухать, что молиться пьяными) и предлагает даже рецептик избавления от алкогольной зависимости:
[- Уговорил, - Аймер, уже и вставая на молитву, не мог перестать улыбаться. – [ …]С завтрашнего дня бросаем есть и пить и бичуемся по три раза за все грехи Мон-Марселя и Тулузы, чтобы ты проникся мыслью, какой я скверный буду приор].
Другими словами, если не помогает кодироваться и все такое, и даже диспансер не справляется наркологический, есть верное средство - голодовка и самоистязание. Видать, отменно помогает!

Для чего автор делает всю дорогу такой упор на "не просыхающих" инквизиторов - загадка планетарного масштаба! Ближе к народу что ли они, таким образом? Если доминиканцы задумывались как идеальные герои, то вряд ли алкоголизм - такая уж положительная черта. Молиться пьяным никому еще святости не прибавляло.
Хотя, возможно, в сравнении со страшными еретиками - это тьфу, не тема.
В тоже время, логика поступков монахов,а также трактовка ими своих обетов, бывают сильно не ясны.
Например, пьяными читать псалмы – это ничего страшного, а сильно покушать и выпить перед Вечерей – позорище…
[Позорище - вечерню шли читать с плотно набитыми желудками. Подзабыл Антуан, что такое сабартесские праздничные посиделки: начинаются за полдень - а кончиться могут и на закате долгого весеннего дня. Сладкое вино побулькивало в животе при каждом радостном шаге].

12. Конец трагичен просто, как никогда. И еще сильнее –
по-сериальному - оставляет ждать новых сезонов.

Еретики – изверги, которые не ясно даже кого и защищают (возможно, просто им издеваться над монахами нравилось), не могли сами решить – чего с инквизиторами делать-то?
Оказалось, к тому же, что один из самых рьяных извергов – сын Доброго Человека, который сам где-то прячется. Да, и таких – верующих-то – по округе множество, они через горы в Каталонию прятаться ходят, вот туда же, где Добрые Люди "засели".
И тут доминиканцы дорвались до помучится - чего они, собственно, так долго хотели. Удовольствия получили массу. Только даже подрасстроились – их сначала пороть хотели, а потом чего-то - расхотели…
В пылу – то ли ненависти, то ли просто все они такие – один из еретиков убивает старшего инквизитора, а женщина, что до того приставала к младшему, спасает парнишку.

Чуть позже один их деревенских придет еще в монастырь каяться:
намек прозрачный – не все еще так плохо, инквизиторы и проповедники по-прежнему очень нужны + чудо Петра Веронского снова повторилось (то есть раскаяние человека после совершенного им зла; в роде без вмешательства Петра это не выйдет никак).

Апофеоз: От находящегося при смерти Гайларда спасшийся монах узнает тайну: его мать не умерла (вообще-то ее довел до самоубийства муж-еретик еще в 1 части романа).
И… продолжение следует?
_________________
Зная, что продолжения этой эпопеи нет (или пока - нет) в целом скажу следующее:

1.Таки методы не изменились.
Давным -давно перед Альбигойским крестовым походом жителей севера настраивали против катаров и их верующих рассказывая небывалые басни про расправы над святынями, монахами и крестами... Про ужасные мерзости, что творят эти люди - очередные поедания детей, свальных грех и инцесты. Про то, что они - хуже сарацинов и гораздо хуже любых преступников - католиков...
Логика проста: пока они не показали себя нужно заранее настроить население - что от них ждать.
Что-то поменялось?
Кто такие катары в нашей стране понятия не имеет 98% населения. 1% мельком читал Вики. И 1% (а может и меньше) - доводил себя до научной литературы. Да, до огромной этой массы почти невыносимо достучаться серьезным научным исследованиям, а вот таким романам (в роде бы не сложного, в роде как развлекательно - познавательного жанра) - за милую душу!
2.В этом цикле романов всё как по нотам - разнообразный набор мифов и откровенного бреда, разбавленный сценами, от которых воротит...
Ясно понятно, что автор это - специально.
Специально и тонкая подача "под научный дискурс", и в роде как почти все настоящие имена использованы, и "фишечки" развлекательные - мелодраматические тоже.
Но стоит это открыть человеку, кто хоть слегка в теме - и основной посыл сразу ясен: анти-пропаганда в действии.
Вероятно, автор мнит себя одним из той когорты уважаемых анти-еретических авторов средневекового католического мира, которые писали Суммы против катаров? Ах, нет, они бы его даже перо макать в чернильницу для себя не взяли!
3. Однако, на войне как на войне.
И если кто решил, что война эта закончилась 800 лет назад, то увы - для автора она идет полным ходом. Поддерживать пиар-компанию "катары - идиоты" можно было как-то по-продуманнее, не? Ибо топорно, местами отвратительно, очень видны слабая подготовка и огрехи - некачественный какой-то пиар... Смею предположить, что святой Доминик не взял бы с собой проповедовать.

29572355_2063730863914725_4778127401044630774_n
Tags: Их нравы
Subscribe

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • О Воскресении

    «…и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и…

  • Что дает нам Страстная Пятница?

    Пилат сказал Ему: что есть истина? И вышедши к иудеям, сказал им: Хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Тогда опять закричали все, говоря: не…

  • Причастие или благословленный хлеб

    «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Иоан.1:14). В Страстной Четверг прелаты великих Церквей отмечают…

  • О Пальмовом воскресенье

    «И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим (благовествовать приход Царствия божьего). Но Он сказал им…

  • О чем на самом деле была Благая Весть?

    О чем на самом деле была Благая Весть? Сегодня в большинстве стран мира празднуют Благовещение, то есть день, когда ангел возвестил Марии о рождении…

  • О правах женщин

    Когда оправдывают дискриминацию женщин, то часто ссылаются на религиозные авторитеты. Жены ваши в храмах да молчат, и ходят с покрытой головой, и…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Об избиении невинных

    Все знают библейскую историю о том, как пришли к Ироду три мудреца с Востока и сказали ему: «Где должен родиться Царь Иудейский, о котором мы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments