credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Рецензия Тамары Бергман на роман "Выпьем за прекрасных дам"

О художественном романе российского автора Алана Кристиана

(в сети его тексты под именем Дубинин Антон) "Выпьем за милых дам" - который, по-прежнему, подается, как созданный на достоверном материале.
Часть 2.
А теперь самое "Потрясающее". Вероятно, эти "ходы" автор выдумывал долго и с особой щепетильностью...

1. Катарские женщины разговаривают просто «упоительно».
Добрая Женщина –как наигранная мученица: [Вставай, Грасида, вставай, дочь. Не бойся их. Ради бедных женщин и ради наших душ пойдем и примем все, что они нам приготовили...], а послушница как загипнотизированная, малолетняя (по сюжету около 15 лет) дурочка, с интеллектом пятилетки (вспоминаем монаха-гипнотизера в лесу - из 1 части - понимаем, что ничего удивительного!).

Довольно быстро по сюжету выясняется, почему девушка-послушница «ударилась» в катаризм: ее насиловали в деревне всем миром, просто каждый второй проходящий! А поскольку Добрых Женщин никто не трогал (уважали, наверно), то вот она от доли такой и решилась податься в катары…
WTF, ребята? Это вообще что-то запредельно идиотское! В какую сторону нужно фантазировать, чтобы до такого додуматься???
Намек же автора прост как день - духовных причин для обращения в катаризм найти сложновато, туда только вот такие и уходили – прятались от изнасилований или одинокие, ненормальные…

В этой же сцене описывается Добрая Женщина – по традиции (как «классически» себе это представляют католики), отвечающая вопросом на вопрос (вроде у катаров так заведено, чтобы скрывать информацию и не говорить правду). НО! В то же время, высокомерная и велеречивая, так что Пушкин и Шекспир от завидуют в сторонке.
Не забыли, конечно же, и важнейший комментарий по поводу ее половой жизни: [Еретическая шлюха корчит из себя королеву]

Особая вишенка – типа "очень смешная шутка": [Невольно вспоминалась старая инквизиторская шутка, доставшаяся Гальярду еще от Бернара де Кау: "Следователь: а правда ли, что катары всегда отвечают вопросом на вопрос? - Подследственный: а кто это вам сказал такую глупость?].

Цель автора понятна - высмеять катаров, как только можно.
Но это ж даже не смешно... Это ж тупо!
И тупизм тут просвечивает отнюдь не от персонажей исходящий.

2. Сюжет про рвоту, которую специально вызывала у себя Добрая Женщина, съедая собственные волосы – это просто хоррор на уровне «Звонка». Да, что там, «Звонок» отдыхает!
Но если задаться вопросом: "в чем смысл сюжета?", то ответа не найти…
Она хотела, таким образом, отложить допросы? Умереть? Вызвать жалость к себе?
Сильное ощущение, судя по тексту, что была она просто напросто «долбанутая», и это все объясняет! Очередной намек, какие они, эти катары…

3. Сцена, где Добрая Женщина пытается соблазнить и, практически, изнасиловать добропорядочного во всех отношениях отца-инквизитора, вызывает не просто приступ тошноты… Ощущение, что тебя Уже отменно так вырвало.
Мало того, что она «долбанутая» и ест свои волосы, так еще и проституцией на досуге увлекается. Или пыталась «заплатить за помилование» - как сам этот инквизитор и говорит?

Когда же его отпустило, монах «выдал», что Добрая Женщина хуже проститутки, ибо проститутки все через одну – праведницы.
[Не смейте сравнивать эту... порочную еретичку с бедными девушками, которых нужда и мужская похоть заставляют добывать кусок хлеба позорным делом. Блудницей была и святая Магдалина, блудницей была прародительница Раав. Виною тому, что несчастные дочери бедняков торгуют своим телом, только одно - на этот товар находятся покупатели. И они еще смеют презирать тех, кого сами столкнули в пропасть! Эта женщина - никакая не шлюха, далеко ей до иных праведных шлюх! Она похотливая лгунья, осквернившая самое святое, что есть в мире: святое таинство, и потому подлежит наказанию].

Так и по воспоминаниям, это уже даже его не "первый раз"… До того, давненько, другая девушка – разумеется, снова послушница катарская - пыталась проделать с ним тоже самое…
Эка, его занесло-то, видать, и впрямь повелся, возбудился, раскраснелся не на шутку… Бедняжка!

В этом месте автор особым курсивом выводит «катарскую мораль»:
[Мать (то есть катарская мать, наставница, конечно) сказала, что если смогу вас соблазнить - может, пожалеете меня и отпустите... Нужно ему заплатить, сказала, попробуй заплатить своим телом. Ну и что, сказала, что монах - хоть он и в рясе, между ног у него то же самое, что у них у всех, мне так удавалось спастись в свое время... Да, смертный грех, но ты же, мол, еще не получила Утешения - выйдешь из тюрьмы, тебе преподадут таинство, и станешь снова чистою девой...]
[Важно другое: нужно срочно предупредить Антуана. Их "матери" иногда советуют им подобные вещи]
Иными словами Добрая Женщина, которая знает, КАК надо общаться с мужчинами, ненароком научила этому послушницу. В общем, если что – как это говорятся, «расслабься и получай удовольствие», а потом освободишься, заново примешь Consolаment (крещение) - и будет прямо как после гименопластики!

4. Но даже это еще не все извращение…
Героиню, которой принадлежит предыдущий монолог и самая первая попытка соблазнить инквизитора, назвали " Раймонда Марти".
Это имя реальной женщины.
Вообще, в истории осталось две Раймонды Марти. Одна из них, верующая, осуждена на общий Мур (тюрьму) в 1324 г. и вышла с крестами в 1329 г.
Как это ни противно, но прослеживая логику текста, легко понять по какой причине ее могли, наконец, выпустить из Мура...

Стоит ли говорить, что в реальной ситуации, девушка-послушница могла просто отречься и выйти с крестами?
Начинать разъяснения вопросу о катарском обете целомудрия?

Сконструировано изрядное, искусственное нагнетание, чтобы читатель как можно живее представил гнусность ереси. Типа, бойтесь этих придурков, люди добрые: у них все бабы на мужчин сразу бросаются, видимо, от неуемной жажды секса (обет же целомудрия), а мужики – вообще гипнотизеры, как в лес уведут, так и все, сгинешь!
Или же автор, на полном серьезе, так себе всех катаров и представляет?
Расписать всех катарских монахинь жертвами изнасилований и шлюхами (а мужчин – геями, благо в тексте этого хотя бы нет) - видимо, самое оно для католического контингента... При чем, уже не первое столетие… И все еще эта «песня» – хит сезона!
Хорошо, что хоть про поедание детей и половые акты с родителями как-то забылось!
Но и этой, простите, блевотины сполна хватило.
Это ж пропаганда для быдла какая-то, не?

5. Чем закончилась вся история?
Хеппи эндом, как вы и догадались.
Добрую Женщину оставили в тесном Муре, а послушница ее раскаялась и стала «жить поживать, да добра наживать».
А инквизиторы, по-прежнему, бухали...
_____________
После прочтения 1 части я писала, что мне стыдно за автора.
Теперь мне за него УЖЕ не стыдно.
Мне стыдно за читателей (а их, на полном серьезе, много!), которые полагают , что ЭТО – литература. И даже восхищенные отзывы пишут!

Хорошо, мне скажут: расслабься, подходи проще! Вроде бы смешной, хотя бы отчасти, текст… Ну, дурость через слово или в каждом слове автор излагает, подготовки к роману - ноль, исторических знаний – уровень «Википедия», «ваяет» от души, «Я художник, я так вижу», человек не заморачивался, захотел почувствовать себя писателем…

Но, все намного тоньше и прикрыться «Ой, у меня случайно вышло 100500 ошибок» уже не выйдет! Весь текст - чистая Пропаганда, рассчитанная на огромный контингент совершено незнакомых с эпохой читателей. Для этого и слова «умные» на латыни вставлены, и термины инквизиторские, и знание жизни доминиканцев показано во всей красе, и имена-то реальные взяты – чтобы правдоподобнее казалось!
Авось, люди подумают – все так и было!
А ведь люди подумают…

И еще, разумеется, это Уровень «писателя».
Текст, состоящий из мифов, гнусностей и фантазий на тему «Как там всё у них было» просто потрясает своей полнейшей бестолковостью и откровенной грязью.
После его прочтения хочется хорошенько помыться - будто в тебя кто смачно плюнул.
Если такова была задумка автора - виват, создатель!

Знаете, есть международные правила войны и всем известное: «В безоружного не стреляют».
Легче всего оболгать и унизить тех, кто ответить не может, кого просто уже нет – для того, чтобы сказать правду.
Так вот автору «За милых Дам» нужно задуматься: если он все еще полагает себя «Солдатом Христа в пылу сражения с еретиками» - как его кумир, святой Доминик - Достойно ли Чести Солдата клепать такое?


29541860_2062672944020517_170209417907070609_n
Tags: Их нравы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment