credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Рецензия Тамары Бергман на роман "Катарское сокровище"

О художественном романе российского автора Алана Кристиана

(в сети его тексты под именем Дубинин Антон) "Катарское сокровище" - который подается, как созданный на достоверном материале.

Недавно был пост о том, какова "нива" научной работы над историей катаризма в русско-язычном сегменте, сегодня другая сторона этой же "медали" - литературное творчество.
О катаризме и его эпохе художественные произведения на русском языке пишут крайне редко - тема неактуальна, да и сложна.
Особенность же существующих на сегодняшний день произведений уникальна - это своего рода анти-катарские агитки от современных католических авторов.

Однако, если вы пишете не фэнтези, а исторический роман, то никогда не стоит забывать про объективность подхода к описанию эпохи, персонажей и мелочам, придающим правдоподобный колорит. Объективность же возможна, только если тема вами хорошо изучена, и вы изначально не склонны к "улучшениям" и "ухудшениям" - то есть не делаете из текста агитку намеренно.

И вот как раз с этой самой объективностью - проблема...
Ибо то, что читала я (а текст заявятся не как фэнтези, а именно, как роман, основанный на достоверных фактах!) - увы, целиком и полностью агитационное сочинение, традиционно представляющее катаров, как "слуг дьявола". Но, это еще ладно - собственно, ничего нового, уже лет 800т...

Автор произведения под названием "Катарское Сокровище" (1 часть рома из 3х частей) - заметный деятель католической общины Москвы, явно намеревался изрядно "постебать" катаров (ибо ненавидеть катаров положено, видимо, до сих пор, если ты католик - особенно если прикипел сердцем к доминиканскому ордену). Только в итоге, он "постебал" сам себя - потому, что роман пестрит ошибками: историческими, фактическими, богословскими, да какими угодно...
Исторической подготовки к нему было - как сказать, помягче... А она вообще была?
Для читателей, далеких от истории эпохи, описываемой к тексте, возможно роман и покажется сносным (интересным, правдоподобным), но остальные - хором посоветуют автору сначала изучить материал (эпоху в целом), затем уже "ваять" аж три тома.

Для тех, кто совершенно не знал, что современные российские романы о катарах существуют (скорее анти-романы - сборища мифов и легенд), сразу скажу, что дальнейшие мои "заметки на полях" - не спойлер, а только мысли вслух при чтении 1 части "Катарского сокровища":

1. Использован весь ортодоксальный набор штампов о катарах, которые опровергнуты давным давно (Катары все еще манихеи, Добрые Люди все еще Совершенные, манихеи все еще пришли из Болгарии).

2. Католические персонажи рекламируются на все сто - не только святой Доминик, но и братья инквизиторы (милее, добрее и ответственнее ребят не найти. Они еще и вино с крестьянами успевают пить).

3. Крестьяне относятся к инквизиторам со всем благоговением, называя их исключительно "отцы мои милостивые".
Это умиляет и вызывает гомерический хохот... Видимо, крестьяне страшно счастливы, что к ним заехала инквизиция!

3. Речь крестьян в романе просто упрошена донельзя. Видимо, с намеком, что чем простонароднее человек - тем тупее.
О специфике языка Окситании 14 века автор не заморачивался. Его персонажи шпарят местами как, прошу прощения, гопота.
- «то бишь, если выражаться по-ихнему»
- «глупая баба», «дурище», «дура ты, баба»
- «ясненько-понятненько, отцы преподобные»
- «До скорого свиданьица, господа мои», «что про меня тутошнее мужичье наговорило».
-«Это инквизиционный процесс, милейший, дело нешуточное»
- «...к еретику отвела "расколотая" Гальярдом Гильеметта»
Да, прямо так инквизиторы и общались со свидетелями!

4. Все описания персонажей и мнения о них высказано с точки зрения католицизма. Например, о Петре Веронском упомянуто: «Еще не просиял мученической смертью великий Петр Веронский».
Петр Веронский - католический святой. Канонизирован из-за того, что был убит неизвестными. Кем исторически являлся этот человек?
Инквизитором, подстрекателем арестов "еретиков" и погромов. Народ его, разумеется, не любил. Объективно, великого в нем было только то, что после смерти его объявили святым.
Да, для католиков он великий, их святой, и если бы эти слова были из уст, скажем, католического персонажа - без вопросов, но эта фаза идет от лица автора - то есть, как само разумеющийся факт.
Точно также, катары показаны как анти-герои, злодеи, убийцы, а инквизиторы - просто как агенты 007 и Шерлоки Холмсы одновременно.
И если это исторический роман, то где же объективность подачи материала?

5. По сюжету собраны просто все, какие наспех выдумаешь, мифы про катаров - современные исследования автор не открывал однозначно.
-тема подарков для Добрых Людей, которые прямо тащили чуть ли не вагонами.
- тема их безмозглых верующих, которые и мясо не едят, и крест выбросили, и с женами спать перестали, и жен бьют, которые против катаризма что пискнут...
(только зачем? если катарские верующие не давали никакие обеты. Не есть мясо и обет безбрачия - это не про них!)
- байка про бедную Жаметту - девочку, в роде как замученную до голодной смерти ее придурашным отцом - катарским верующим.
Историческая и фактическая недоказанность этой истории никого никогда не смущала - более того, отсюда все мифы про тысячи замученных катарами детей!
- байка про сокровище Монсегюра, которое чем только не оказывалось - от несметных сумм денег до Грааля
- байка про побег из Монсегюра по отвесной скале 4х человека, трое из которых были пойманы, но даже под пытками не открыли - где сокровище Монсегюра.
- тема про совершенно одичалых катарских верующих, которые - наученные Добрые людьми - периодически избивали и даже убивали католических священников.
"Сидит бесстыжий еретик на отпевании задушенного им священника, в доме Божием, и смеется над ними всеми! […]Врезать бы подлецу по сытой роже... Ах Господи, помоги мне думать по-монашески» - думает отважный инквизитор.
Ну, куда еще умилительнее реклама-то? Реклама славным монахов-инквизиторов, просто супер героев без страха и упрека, и "бессовестных" злодеев катаров...
- байка про аморальное поведение, которое пропагандировали Добрые Люди среди своих верующих, в том числе групповые половые акты и неразборчивую половую жизнь.
Очень популярная в средние века история о том, что катарским верующим разрешено спать со всеми подряд - даже с кровными родственниками, не могла быть упущена автором и описана очень живописно:
""Хотел меня, развратник, к постыдной любви склонить, - фыркала хорошенькая Брюна, углами глаз поблескивая в сторону Аймера. - У них, у еретиков, жениться считается стыдней, чем в блуде жить, вот ведь что выдумали... Долго мне Раймон про все это объяснял: мол, что детей рождать дурно, только мучить их адской жизнью на белом свете, а с женой спать - значит делать еще хуже, чем с матерью или сестрой, прости Господи! На самом-то деле я потом поняла: эти ихние "добрые люди" тут и ни при чем, просто Раймону одного только и было надо: под юбку ко мне залезть!".
Видимо, слово «ихние» - это такой признак деревенского языка у автора… В этом отрывке безобразно описывается мнение катаров о браке, который они не отрицали – а игнорировали, не считая брачные дела – делом Церкви. Женятся люди или сожительствуют – для Бога разницы нет.
Касаемо мысли, что половой акт с матерью равен половому акту с женой – это верх извращения катарских проповедей!
Очень тупая анти-пропаганда…

6. Имена персонажей собраны самые разнообразные, просто какие не попади - и окситанские, и французские, и английские… И даже не средневековые. Автор явно не замачивался и с этим!

7. Для пущего натурализма и историзма среди персонажей есть исторические личности – катарские верующие и Добрые Люди. Но названы они как-то ужасающе неграмотно…
Гильеметту Маурина, на самом деле, звали Гильельма Маури, также как Пейре Маурин – Пейре Маури.
Совершенно все события романа, связанное с ними – выдумка противоречащая историческим фактам, ибо Гильельма была, как раз, очень известной преданной верующей, а вовсе не отрекалась от катаризма.
Верующего Антуана де На Рика, на самом деле, звали Понс де На Рика. И он вообще-то стал Добрым Человеком в начале 14 века, а вовсе не каялся, как фантазирует автор.
К счастью, хотя бы, Бертрана Марти (катарского епископа, погибшего в Монсегюре) не стали переименовывать.

8. Автор не заморачивался не только над именами, но и над действиями персонажей, а также над происходящими событиями - возможны они были в 14 веке или нет...
- «Бермон ткач потчевал дорогих гостей по-городски изысканной пищей: макаронами с гвоздичным соусом».
Макаронами? Напомните, какой это век… А пиццу не привезут?))
(стоит ли упоминать, что никаких макарон тогда не существовало?)
- «Муниципалитет на требование их арестовать ответил громким смехом»
А прокуратуры у них там не было, случайно?))

9. Катарские обряды и таинства показаны на отвяжись, автор не изучал это подробно (а должен был, раз роман о катарах). Хотя заметно, что какая-то литература все же была прочитана...
- Специальный «благословляющий жест» пальцами для верующих - чистая выдумка автора, ничего такого не существовало.
- обряды Melhorament (ритуальный поклон верующих) и Caretas (поцелуй мира) показаны как попало.
- Поцелуй мира лиц разного пола проходил по средствам касания через Евангелие, а не локтями.

10. Речь и поведение Добрых Людей в романе описаны опять же с точки зрения анти-пропаганды.
Они и проклинают всех и даже - гипнотизируют!
Да-да! Секрет раскрыт! Оказывается, так вот они и «добывали» паству – вводили в гипноз толпами. А чтобы не быть загипнотизированным Добрыми Людьми, надо "Аве Мария" читать про себя все время.
Автору самому не смешно? Это ж фельетон какой-то, а не исторический роман!

Но некоторые вещи в этом тексте - это из ряда вон!
После них, о какой историчности, минимальной правдоподобности и подготовке автора может вообще идти речь?

1.Сцена про ткача Бермона и инквизиторов вызывает несварение желудка… Пришли значит инквизиторы к "еретику"-ткачу (катарскому верующему) домой. А он всячески притворяется, что католик...
- Автор затолкал в сцену все классические «катарские штучки» - муж с женой делают вид, что типа едят мясо и типа поклоняются кресту.
Зачем, если верующим и так можно было все это?
-Фразы "глупая баба», «дурище», «дура ты, баба», «ясненько-понятненько, отцы преподобные», «До скорого свиданьица, господа мои», «...что про меня тутошнее мужичье наговорило» - из уст ткача должны, по мысли автора, указать на его примитивность? Чтобы усугубить образа придурошного катарского верующего?
- оказывается, что ткач-то хранит обет безбрачия, поэтому детей у бедной четы так и нет, годами…
Хотя зачем, если он - верующий, а обеты безбрачия давали только Добрые Люди?
-историю про умершую Жаккоту (типа его дочь) и сюда вставили...
Да, не умирала эта девочка после Cоnsoloment! (о ее достоверной истории я писала отдельный пост).

По итогу сцены просто Жалко жену ткача - она так жаждет мяса, секса и родить уже, в конце концов, что невыносимо аж! А он - вот нет, и все!)))

2.«Бедная Гильеметта. Совершенно не созданная для кредентской изворотливой жизни, в очередной раз запуталась и решила идти напролом. То есть гордо молчать, как, должно быть, вдохновлял ее растреклятый духовный отец» - думает инквизитор при допросе женщины.
Еще одна пропагандистская "вишенка".
«Креденская жизнь» - это жизнь верующий катарских (от credentes – верующие).
Автор не тонко так намекает, что люди эти всю жизнь были лицемерные ребята, иначе было не выжить. А если что – молчали как партизаны, их так типа Добрые Люди вдохновляли.
Это даже уже не агитка... это пресильная брехня, переходящая в оскорбление!

3. «Голубка ты моя, сама подумай, какая у нас теперь жизнь пойдет! Правильная жизнь, хорошая, безопасная. А детишкам-то, рассуди, куда б им в случае чего без матери? Неужели тебе старик лесной дороже Пейретты, своей кровиночки? Да и старик-то твой, я ж всегда тебе говорил - дьявол он, дьявол хитрый, раз на такие дела мужних жен подбивает! На такие дела, от которых честные женщины могут и в тюрьму угодить... А как станешь опять католичкой, сделаешь, что положено, так начнем мы с тобой жить без страха, а если хочешь, и вовсе отсюда в Акс переедем - в городе пожить не желаешь ли, красавица моя, у моей тетки осталь большой, и никто на нас в Аксе пальцем казать не будет... Обещали легонькую епитимью наложить, коротенькую, ну, подумаешь, кроличек мой - кресты, или там паломничество короткое, это ж не тюрьма, не приведи Господи - а я-то тебя никогда не оставлю...»

Сейчас я разрыдаюсь!!! Вот этими словами муж – католик уговаривает жену- катарскую верующую отречься и сдать сидящего где-то тайно в лесу Доброго Человека… Разрыдаюсь от идиотизма формулировок, от «коротенькой епитимьи» и всего прочего…
В реальной ситуации, эту женщину ждал мур. И никакой муж ее бы уже не уговаривал – тем более, в процессе допроса инквизитора.
_____________
Если в процессе чтения моих "заметок" вам захотелось почитать роман самостоятельно, то запаситесь здравым смыслом и просто воспринимайте это как юмор.Тем более, там три тома, и тем более, это снова с точки зрения католиков - для которых, вероятно, насиловать память о катаризме - "миссия", передающаяся сквозь века...

Стыдно ли мне за автора? Да.
Если он хотел написать анти-катарскую агитку - то, скорее, получился слабоватый набор штампов... Если исторический роман - то, скорее, на анекдот похоже или комедийное фэнтези...
Ибо если это - не глупое фэнтези, то Оскорбление Памяти огромного числа людей, умерших за свою веру!

29541762_2061717427449402_679995300097412288_n
Tags: Их нравы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments