credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Паскаль Альгюйе. Корд и его фронда

 Текст Паскаля Алькюйе, фотографии Сержа Бонне

Корд и его фронда

Возвышаясь на горной пеш Мордань на высоте 110 метров, Корд-сюр-Сьель являлся последней бастидой, которая покорилась Риму.
IMG_20191214_222332


Известный своей бунтарской репутацией, этот город в северном Альбижуа укрывал добрых людей и защищал дело преследуемых на протяжении столетий. Будучи укрепленным местом, которое невозможно взять штурмом, он выдержал испытания временем, и демонстрирует нам искусство построения городов в XIII веке.


Корд защищал двойной пояс стен и искуссная система ворот.

IMG_20191214_222344

Ворота победителя
IMG_20191214_222429

Крытый Рынок
IMG_20191214_222418

Ворота Победителя и Крытый Рынок - самые посещаемые места Корда.
IMG_20191214_222412
Безмятежность, царящая в городе, особенно ощущается на площади м стенах
IMG_20191214_222351

IMG_20191214_222359
«Было бы хорошо, чтобы ни петух, ни курица не кудахтали больше в этих местах». Эти безаппеляционные слова были сказаны в 1301 году епископом Альби Бернардом де Кастанет, и, следовательно, передают чувства клира католической Церкви, а именно гнев тех,  кто пытался восстановить власть церковного магистрата после того, как этот епископ возглавил епархию Альбижуа в 1276 г. Этот гнев не утих и двадцать лет спустя. В 1321 г. – в год «примирения» - инквизиторы Бернард Ги и Жан де Бон приняли «акт веры» от населения Корда. В качестве покаяния за дух фронды, который господствовал в городе со времени его основания в 1222 г., жители должны были построить часовню у входа в город, возле госпиталя Сен-Жак. «Но несмотря на это все, - говорит Жан-Габриэль Жонен, художник, избранный руководить специальным комитетом по культуре, и автор работ о Корде, - город подчинился Риму последним». Имея репутацию самого укрепленного места в Альбижуа, расположенный на «пеш» Мордань на высоте 110 метров над долиной Серу, Корд являлся одним из тех городов,  которые, как и Каркассон, Лиму и Альби, обличили и отвергли инквизиторские методы под конец XIII века. Именитые люди города были замешаны в том, что они являлись тайными друзьями Совершенных, организовывали сопротивление и критиковали доминиканцев и францисканцев. «Эта нить фронды тянется на протяжении столетий, - продолжает Ж-Г Жонен, - во времена религиозных войн, в эпоху красных и белых партий, после революции 1848 г., когда Корд принял восставших из Альби. Но этот дух свободы впоследствии был искоренен владельцами фабрик по машинной вышивке, которые открылись в Корде в 1880-х годах. Эти фабриканты выбрасывали на улицу всех тех, кто не участвовал в мессах…» Однако начиналось все следующим образом. В августе 1222 г., пользуясь соглашением о прекращении огня, заключенным между Раймондом VII и крестоносцами Амори де Монфора, граф Тулузский попытался реорганизовать свою территорию, разоренную крестовым походом, и обустроить население, страдающее от тягот войны. Симон де Монфор сжег и стер с лица земли деревню Сен-Марсель, находившуюся в окрестностях, и будущие жители Корда пришли из этого и других сел - из Сен-Жан-де-Мордань, из Сен-Пьер-де-Крантуль, из Кампа, Салля, из Сен-Мартен-Лягюепи, Каузака, Нажака и других мест. Постройка castelnau – укреплений Корда – происходила в ситуации окситанской реконкисты. Именно тогда город был населен и обустроен. Чтобы поощрить жителей селиться в этих местах, Раймонд VII издал хартию кутюмов (ноябрь 1222), в которой согласился предоставить свободы и привилегии новым поселенцам бастиды Кордоа. Так звучало название города по латыни – по ассоциации с Кордовой в Испании, которая тоже славилась изделиями из кожи.
Избираемые каждый год консулы управляли судьбами города. Эта важная ветвь власти – консульская - поглощала большую часть доходов, что вызывало сопротивление других игроков на политической арене. Кутюмы являлись частью юридической системы, прописанной в хартии 1222 г. и усиленной хартией 1283 г.. Эти кутюмы, имевшие происхождение как от римского, так и от средневекового права, применялись, но эволюция права приводила к тому, что они должны были регулярно пересматриваться. Точно так же существовали традиции, представлявшие собой, несомненно, основы особенного духа, свойственного горожанам Корда, исполненного любви к своей малой родине и симпатии к соотечественникам, преследуемым за их религиозную практику. Это был дух открытости, способствовавший развитию катаризма, особенно в Альбижуа, как нам дает понять Ж-Г. Жонен: «Первое упоминание в 1224 г. о наличии в городе ткацкой мастерской, свидетельствует также и о присутствии добрых людей в этих местах, даже если, как и в Альби, это явление не охватывало более 10 % населения». Гримод д’Альбес со своим братом  Гийомом – называемые также Донадью, родом из соседнего Керси, открыли эту первую ткацкую мастерскую. Ее посещало множество катаров, а управлял ею диакон Сикард де Фигейрас или Сикард де Люнель. Будучи очень активным, этот последний присоединился позже к служителям Инквизиции. Он до 1284 г. фигурирует в показаниях Инквизиции как информатор и советник – так же, как и Арнот Сикре, Арнот Прадье и Бернард де Лагаррик. Это они выдавали Инквизиции известных катарских проповедников до начала XIV века. Имея прекрасное стратегическое расположение, защищенный двойным кольцом стен, разделенных узкими рвами, а также двумя системами раздвижных ворот, и кроме того, полностью автономный благодаря источникам воды, Корд считался неприступным. Прошло едва 7 лет с того времени, как этот город был построен, а он уже имел хорошую репутацию в области обороноспособности. И эта репутация была столь высока, что Корд вместе с Пенн, согласно трактату Мо-Париж, должен был перейти во владение короля. Стала развиваться торговля, расцвели ремесла – покраска и работы по коже, плетение веревок. Город разбогател. В 1249 г. после смерти Раймонда VII, Корд был унаследован его дочерью Жанной и его зятем Альфонсом де Пуатье. В 1271 г. после смерти последнего, графство Тулузское перешло в непосредственное владение французской короны. Для Корда настал период самого большого расцвета… Именно в конце XIII – начале XIV века множество бюргеров и купцов строили роскошные готические дома с фасадами, покрытыми орнаментом. Эти дома сохранились до нашего времени, как дом Карри-Бойе из розового песчаника или импозантный дом главного егеря, фриз которого имеет орнамент и скульптуры, иногда ассоциируемые с катаризмом. «Это настоящая визитная карточка города, - объясняет Ж-Г. Жонен, - Речь идет о совладельце этого дома – Раймонде де Рабастен, мать и тетя которого погибли на костре. Вся его семья была катарской. К сожалению, это единственный след, который у нас остался. В ту эпоху Инквизиция сжигала дома, принадлежавшие добрым людям». Только Черная Чума и Столетняя война положили конец развитию Корда, который насчитывал уже пять с половиной тысяч душ. Затем, с конца XV века, город вновь начинает расцветать, но религиозные войны, взятие его протестантами и удаленность от позднейших торговых путей привели Корд к тихому, законсервированному существованию, нарушаемому сегодня только туристами, приходящими сюда в поисках средневековой аутентичности.

Узкие улицы, скромные ворота.

IMG_20191214_222447
Вид раскрашенных ворот

IMG_20191214_222501

Вид на долину Серу.

IMG_20191214_222439
IMG_20191214_222454
IMG_20191214_233416
Корд, побывав бастионом катаров, сегодня является одной из самых красивых деревень Франции.

IMG_20191214_222517
Tags: окситания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment