credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Берта в октябре 2009 года. Крым, Рыбачье

Октябрь 2009 года. Крым, Рыбачье

В поезде Катовице-Перемышль какие-то аморальные уроды украли у нас фотоаппарат. Мы вынуждены были купить новый. Пока разобрались со сложным девайсом, который по умолчанию был настроен на макро-съемку, мы снимали как придется. Поэтому первые фотографии вышли очень размытыми. Но все же это – память о драгоценных минутах жизни. Жизни с Бертой.
Уже традиционно в октябре мы ехали в Крым. В поезде Берта вела себя очень воспитанно, не то, что наш теперешний Рустем, который, будучи выпущенный из клетки, перекусал бы полвагона.


1

Она любила целоваться, наша Берта, и присутствие свидетелей ее не останавливало.

2

Жили мы - тоже традиционно – в Рыбачьем, но не в депрессивном поселке, а на даче у симферопольцев (интересно, не отжали ли ее русские «братья»?) Море шумело уже за порогом, его слышно и видно было с обширной веранды. Там стоял старенький диван, который Берта тут же определила как свой персональный, великодушно деля его с нами и с приходящими бездомными котами.

3



Кстати, о котах. Популяция рыжих наглых морд росла в геометрической прогрессии, и мы затруднялись сказать, сколько особей мы подкармливали. Был среди этих котов, похожих один на другого, как клоны, и один очень ласковый. Его особо любил сторож соседней дачи. И вот однажды Берта, гуляя утром, нашла тело мертвого рыжего кота. Какая-то сволочь поставила неподалеку от дома, где мы жили, силки. Бедный кот задохнулся в стальной петле. Я не смогла высвободить труп из удавки голыми руками, и пошла з помощью к сторожу (поскольку отдыхали мы не в сезон, больше здесь никого не было). Тот взял кусачки, вынул из петли окоченевшее тельце. Завернув Рыжика вместо савана в кулек, мы со сторожем, похоронили его под кипарисом. Прошло два дня, а на третий Рыжик, как ни в чем не бывало, спрыгнул, мурча, на террасу. Вот такое чудесное воскрешение было…

4

Погода во второй половине октября была преимущественно пасмурной, и красочных пляжных фото не получилось. Только вот такой снимок.

5

Зато мы часто гуляли. Ходили в пансионат на вершине холма, который отделял поселок от дач. Он был пустой, как после Апокалипсиса или применения биологического оружия. Только пустые корпуса, хилые розы да мы с Бертой.

6

Пансионат располагался на вершине обрывистого холма, круто обрывающегося к морю (и снова мне интересно, что с ним сделали москальские оккупанты?).  Над обрывом было много беседок, откуда можно было любоваться водной гладью.

7

Зато вода в море была все еще теплой. Мы купались, а Берта стояла, как капитан на капитанском мостике, в своей лодочке.

8

9
Чтобы побудить Берту поплавать без лодочки, мы бросали ей разные предметы, чтобы она достала их из воды.

10

И таки она влезала в море и приносила нам то палочку, то вьетнамок.

11

В депрессивном поселке был еще один пансионат, такой же пустынный в эту пору, как и первый.

12

Но там все еще цвел розарий. А по вечерам мы поднимались на ближайшие холмы. На одном из них было местное кладбище. И если бы мертвые могли созерцать окрестные виды, они бы им понравились.

13

Мы каждый вечер поднимались на какую-то высоту. Кроме эстетического наслаждения, этот моцион еще и сжигал лишние калории…

14

… и давал моральное удовлетворение от взятия пусть небольшой, но вершины.

15

Tags: Солнце мое черное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments