credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Из группы Фб. Орлеанские каноники. Текст Тамары Бергман

Суждение о том, что многие католические клирики, при том довольно статусные, были, на самом деле, тайными катарами, у многих современных читателей вызовет, как минимум, недоверие. Зачем им это было нужно? Какой смысл идти "против системы", когда их положение давало приличные привилегии? И дело снова в борьбе за право своей веры и спасение души, которые в средние века не были пустым звуком.

И вот яркая иллюстрация:

За сто лет до Эвервина, искавшего ответы на свои сомнения у святого Бернара, были составлены еще одни заметки. Но теперь не о Рейнских Землях, а об Орлеане. В то время французский город Орлеан возомнил себя чуть ли не интеллектуальной столицей страны. Но автор упомянутых заметок "бросает тень" на все это величие, ибо утверждает, что каноники кафедрального собора Святого Креста (то есть ни какие-то там неизвестные поместные батюшки, а серьезные высокопоставленные люди) исповедуют просто адскую ересь.

А история была такая, что в пору шпионские фильмы снимать...
Жил-был некий Арефаст, у которого в капелланах служил пока никому не известный Эриберт. Однажды последний познакомился в Орлеане с уважаемыми канониками Стефаном и Лизоем. Вскоре он уже не просто с ними общался, а стал их учеником, и по возвращению домой, пытался привлечь Арефаста к своему учению. Так Арефаст узнал, что в доме Лизоя проходят какие-то тайные собрания. Заподозрив "секту", Арефаст уведомил много "вышестоящих инстанций", и ему предложили следующее: сделать вид, что тот вступает в их "клуб", но тайно шпионить. "А чтобы не подпасть под влияние еретиков, Арефаст должен каждое утро причащаться и постоянно творить крестное знамение, не противоречить ничему, что ему говорят, изображать из себя преданного ученика и все подробно запоминать".

После недолгого шпионажа выяснилось, что собрания эти происходят уже давно, примерно с 1015 года, народа туда ходит прилично, и 10-16ть или даже 20ть каноников исповедуют на них вовсе не римско-католический канон. Во время собрания они были арестованы и приведены на срочно собранный синод в соборе Святого Креста. Когда Стефан и Лизой заявили о своих взглядах, присутствующие пытались спорить с ними, чтобы склонить их отречься. Однако, ни тут-то было. После отлучения, их решено было казнить через сожжение. О месте казни сведения расходятся - в сарае за стенами Орлеана или на общем костре, привязав к столбам. Но совершенно точно произошло это 22 декабря 1022 года.

О канониках пишет не один только Павел из Шартра, прочие же хронисты той эпохи упоминают довольно своеобразные причины их казни. Например: "Введенные во искушение неким крестьянином из Перигора, который уверял, что может творить чудеса, и носил с собой прах тел мертвых детей, и если у него получалось причастить кого-либо им, то тот немедленно становился манихеем. Они поклонялись диаволу, который прежде являлся им в образе мавра, затем – в обличье ангела света, и приносил им каждый день множество серебра. Послушные его словам, они тайно извергали Христа и предавались втайне гнусностям и грехам, о которых даже говорить постыдно, а по виду выдавали себя за истинных христиан" (Адемар Шабаннский).
Или: "Рассказывают, что эта безумная ересь была начата в Галлии какою-то женщиною, явившеюся из Италии и преисполненною дьявола, с помощью которого она увлекала всех, кого угодно, не только глупых и бессмысленных людей, но даже и таких, которые по-видимому были ученейшими из духовенства. Появившись в городе Орлеане, и оставаясь там некоторое время, она заразила многих ядом своего нечестия. Принявшие в себя зачатки ее учения старались распространить их всеми мерами" (Рауль Глабер).

Разумеется, это все та же история про кота с крыльями, поедание мертвых детей и ночные оргии... Людям Тысячелетия, бесконечно ждавшим Суда Божьего, всюду мерещились демоны и манихеи, также как старт финальной битвы добра и зла. О чем же те люди говорили, на самом деле?
1. Догматику Рима они называли нелепой и ложной, при этом заявляя, что верят в единого Бога.
2. Они отрицали святость культовых предметов католицизма - статуй святых, мощей и тд.
3. Они отрицали все таинства римской Церкви - Евхаристию, крещение водой и особенно венчание, считая, что для верующих нет разницы освящен брак или нет.
4. Они отрицали ценность исповеди перед католическим священником, потому что считали - у него нет права отпускать грехи.
5. Они отрицали чудо Пресуществления во время Евхаристии. "...не верили, что освящение священником на алтаре является таинством тела и крови Христовой...".
6. Относительно их мнения о природе Иисуса, упоминается следующее: "…говорили, что Христос не родился от Девы, не страдал за людей, что Он не умирал, не был по-настоящему положен во гроб и не воскресал... Они не верили, что освящение священником на алтаре является таинством тела и крови Христовой... [...] Когда епископ стал говорить им о телесной реальности страданий и воскресения Христа, они отвечали: "Мы там не были, и не можем верить, что так было на самом деле".
7. О Непорочном Зачатии они заявляли, что "Бог не мог унизиться до материи, а "то, что противоречит природе, находится в несогласии с творением".
8. Единственное таинство, что они признавали - крещение путем возложения рук, через которое переходит Дух Святой. Таинство это названо было Утешением, а сами себя они называли "христианами".
9. Они не употребляли в пищу мяса и сала. Благословляли пищу перед едой, но не считали ее после благословения телом Христа: "Наверное, о них тоже можно было сказать: "Для них месса ничего не значит, и они учат не причащаться, а просто съедать кусочки благословленного хлеба..." (Письмо Эриберта)". Кстати, этот благословленный хлеб, который, в их понимании, хлебом и оставался, признан был на суде "дьявольской гостией", а остатки его сожжены вместе с ними.
10. Также они "...заявили епископам, что знают Закон Божий, записанный внутри человека (in interiori homine)", и находится он не в книгах, и не в церквях, а сердце любого.

На сегодняшний день по многим очевидным признакам орлеанских каноников принято относить к про-катарам, то есть группам, исповедовавшим идеи Добрых Людей до того, как появился сам термин "катары". Однако,
про-католическая история отнеслась к ним также нещадно, как и к их будущим братьям по вере - описание этой истории со временем становилось все более мифическим и нагнетающим. Превращаясь в итоге вот в это, у Адемара Шабаннского: «Чтобы иметь возможность соблазнять простых христиан, не понимающих глубины божественных дел, они воздерживаются и постятся, лишают себя пищи, созданной Богом, уклоняются от того, чтобы говорить кому-либо что-либо дурное, оставляют блага мира сего, почитают за ничто почести и осуждают браки. Однако, во тьме они совершают… Вы же, священники, хорошо поучайте людей из народа, что они – еретики, даже если те весьма красноречивы, говорят, как философы, и ведут себя, как святые»; «Когда же случилось так, что некоторые из них были вынуждены отвечать на вопросы светских судей, которые должны были вынести решение об их христианском достоинстве, то они предпочли мученическую смерть спасению и обращению. Дьявол наделил их такой силой… что как мученики умирали для защиты правды, так и эти еретики погибали из любви ко лжи…».

Но, несмотря на то, что история пыталась запомнить их такими - "апостолами дьявола", иные свидетельства все же остались. И из них продолжают звучать другие их голоса.

"...на уговоры и убеждения отвечали следующим образом: «Пусть его эминенция - говорили они епископу, - рассказывает это тем, кто любит дела земные, и кто верит знакам, написанным плотскими людьми на звериных шкурах. Для нас, которые имеют Закон, записанный внутри нас Духом Святым, и не знают ничего, кроме того, чему научились обо всех вещах от Бога Творца, зря звучат твои слова, пустые и удаленные от божественного» . Под конец они сказали допрашивающему их епископу: «Делай с нами, что хочешь. Мы уже видим Царя нашего, правящего в небесах, и он посадит нас по Свою правую сторону во славе".
И хотя Рауль Глабер "...пишет, что когда огонь охватил тела казнимых, они закричали, что готовы покаяться, но было поздно", тот же самый Адемар Шабаннский, называвший этих людей еретиками, добавляет, что до конца они вели себя спокойно и даже "смеялись, когда их привязали к столбу в середине костра".

(все цитаты взяты из Наталья Дульнева "Орлеанские каноники"
на иллюстрации - собор Святого Креста, город Орлеан, Франция)


29216956_2056390587982086_8542194933383291535_n
Tags: Катары катаризм, орлеанские каноники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments