credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Жан Дювернуа. Инквизиция в катарских землях. Арест Белибаста. Продолжение 3

В тот же день или другой – я не помню точно – но в Сан Матео и в том же доме, я слышал, как еретик исповедует следующие заблуждения:
Прежде всего, что он и ему подобные, поскольку они пребывают в истине, не должны клясться никоим образом, ибо Сын Божий сказал, что не следует ничем клясться: ни небом, ибо человек не может сделать ни одной звезды на небе,  ни большой, ни маленькой, ни своей головой, ибо человек не может сделать свои волосы черными или белыми, ни чем-либо другим, потому что следует говорить только правду, и ни в коем случае не лгать, даже из страха смерти.

Однако он говорил, что их верующие могут клясться на книге Евангелий, даже чтобы сказать неправду, и что это одно и то же, клясться ли на этой книге или положить руку на лавку или на лист дерева, ибо верующие совершают один и тот же грех, клянясь на Евангелии, чтобы сказать неправду, или же делая это на лавке или на листе. Но если еретики не могут клясться никоим образом, а верующие могут лжесвидетельствовать, то это потому, что еретики живут в правде, а верующие – нет.
Я слышал, как он говорил, что Христос не ел и не пил ни еды, ни напитков, но только казалось, что Он есть и пьет, поскольку Он питался славой Духа Святого.
Я слышал, как он говорил Гийометте, что она и другие, то есть верующие, являются ногами святой Марии[1], и когда я спросил у него, что он хочет этим сказать, он мне ответил: «Сделайся добрым человеком (то есть еретиком), и тогда я тебе расскажу».
Когда он встречал статую благословенной Марии, он говорил мне: «Дай-ка грошик этой Маруське» и высмеивал этот образ [2]. А еще, говорил он, это сердце человека - Церковь Божья, а материальная церковь не стоит ничего; а образы Христа и святых, которые находятся в церквях, он называл идолами.
Я также слышал от него, что он ненавидит распятие и не хочет оказывать ему никакого уважения, и будь его воля, он разрубил бы его на куски, чтобы сделать огонь под сковородкой. Объясняя это, он сказал: «Если бы твоего отца повесили на дереве, ты бы любил это дерево? Конечно, нет! Но ты бы его ненавидел, ты бы не хотел его видеть, и если бы ты мог, ты бы его порубил. Так же, поскольку Сына Божьего прибили к кресту, то мы не любим распятия, но ненавидим его, и если возможно, то ломаем. И очень часто, когда мы проходили мимо распятия, то еретик ударял его своей палкой, а если он был далеко, то потрясал палкой так, будто хотел ударить. Я также слышал от него, что Бог не устанавливал никаких праздничных дней, и что один день такой же, как и другой, хотя сам он нарочито,  чтобы не вызывать упреков, почитает воскресенья и праздничные дни. Но когда у него в такие дни есть работа, он закрывает двери и работает в своем доме, как и в другие дни. И чтобы доказать, что нет никаких праздничных дней, он говорил, что дождь идет как по будням, так и по праздникам, так и другие ненастья случаются как по будням, так и по праздникам. Поэтому, - говорил он, - нет никакой разницы между буднями и праздничными днями.
Однажды я спросил его, совершает ли он крестное знамение, и он мне ответил, что делает его ради проформы, но не на самом деле, и он проводит рукой перед лицом, потом опускает ее к груди, как если бы он крестился, говоря мне, что он делает это, как если бы отгонял мух от лица, и поэтому он может делать это так же, как и другие.
Он говорил, что только Отец Небесный является Богом. Сын Божий, то есть Христос, не является Богом по природе, но изначально он был ангелом, имя которому, перед тем, как Он пришел в этот мир, было Иоанн. Что до духов, то это облеченные или совершенные еретики.
В канун дня благословенной Марии, когда я постился, то пошел в дом Гийометты вместе с еретиком, и они хотели поужинать. Еретик предложил мне поужинать вместе с ними. Я ответил, что я пощусь, и он мне сказал: «Пост, который Вы совершаете, стоит не больше, чем пост волка». Но пост, который совершает он и ему подобные, имеет ценность, ибо они живут в правде, а мы – нет.
Я слышал от него, что когда едят feresa, то есть мясо, то его можно есть и в пятницу, и в воскресенье, и это грех один и тот же и в тот день, и в другой, во время Великого Поста и в другое время.
И еще говорил он, что пост был изменен лживыми Папами, и это неудивительно, ибо эти Папы любят все попробовать на зуб, но Христос постился в другое время. Я слышал, как он говорил, что благодатная Мария и другие святые не совершали чудес в этом мире, но в Царстве Отца Святого, и что он сам сможет делать такие же чудеса, когда он окажется в этом Царствии. И когда я ему сказал, что, наоборот, такие чудеса совершались во многих церквях, посвященным этим святым, он меня спросил: «А ты их видел?» Я ему ответил, что видел многих людей, которые говорили, что им помогло чудо, и он мне сказал: «Gavet, gavet» [3]. Как ты можешь верить в то, что куски дерева совершают чудеса?» - называя образы святых кусками дерева и идолами.

Когда мы были в Кастельбо, еретик и я, и были скованы одной цепью за ноги[4], и мы были одни на вершине самой высокой башни замка. Еретик сказал мне: «Если ты вернешься к добрым чувствам, если ты раскаешься во всем, что ты мне сделал, я приму тебя, и тогда мы вместе бросимся вниз с высоты этой башни. И сразу же твоя душа и моя поднимутся к Отцу Небесному, где троны и короны уготованы специально для нас, и сорок восемь ангелов с золотыми коронами, украшенными драгоценными камнями, придут за нами обоими, чтобы отвести нас к Отцу. Меня не заботит, что станется с моей плотью, ибо в ней нет ничего от меня. Она принадлежит другому. Отцу Небесному тем более не нужна моя плоть. Он не желает видеть ее в Своем Царствии, ибо плоть человеческая принадлежит князю мира сего, который ее создал. И Отец Небесный не желает ничего из того, что сделал бог века сего и князь мира сего». И он добавил, что Отцу Небесному ничего не принадлежит в этом видимом мире, кроме духов, которых дьявол некогда увел с неба, как было рассказано выше. И он говорил, что Отец Небесный ничего не делает в этом мире – не производит ни цветов, ни зерна[5], не зарождает ничего в этом мире и не создает эмбриона. В общем, Он не делает ничего, что происходит в этом мире.
Я также слышал от него еще, что если двое братьев не принадлежат к одной и той же вере, и если один верующий, а другой – нет, то хотя их и называют братьями по плоти, то они не являются таковыми в истине, вот почему они называют таких людей «так называемый отец такого-то» и «так называемая мать такого-то, и не просто отец или мать, но «так называемый отец», «так называемая мать», «так называемый брат» или «отец по плоти» и так далее… И наоборот, какими бы чужими люди не были друг другу, если они верующие, то считаются братьями и сестрами.
Я слышал от него, что он бы хотел, чтобы ни один мужчина не имел телесных отношений с женщиной и не рождал бы более сыновей и дочерей, ибо, говорил он, тогда через короткое время все творенье Божье соберется подле Него, а именно этого он более всего желает.
Он говорил, что когда кто-то становится добрым человеком, то есть еретиком, то он должен оставить свою жену, сыновей, дочерей, добро и богатство, ибо так сказал Сын Божий тем, кто следует за Ним.
Тот же еретик еще при жизни Арнода Пикье из Тараскона сделал женой Пьера Маури эту Раймонду, которая жила вместе с ним, и которая была женой этого Арнода Пикье. Однако Пьер не взял ее в жены перед лицом Церкви, но именно еретик ее ему отдал[6]. Он (то есть еретик) заключал браки следующим образом, как мне рассказал Пьер Маури. Верующие приходили к нему и говорили: «Монсеньор, такой-то верующий хочет взять в жены такую-то верующую – нравится ли Вам их выбор, и что Вы им посоветуете?» Еретик тогда отвечал: «Им обоим это подходит?» Они отвечали, что да, и еретик говорил: «Это может быть хорошо, и так и будет, если это будет угодно Богу». Тогда те, которые хотели быть соединены браком, представали перед еретиком, и он спрашивал, взаимно ли они этого желают. Они отвечали, что да, и еретик говорил им тогда пообещать друг другу взаимную верность и заботиться друг о друге как в здоровье, так и в болезни. Сделав это, они обнимались, и так брак считался заключенным[7]. После этого они не ходили в церковь и не делали ничего другого. Затем еретик таким же образом заключил брак между Пьером Маури и Раймондой.

Пьер Маури говорил мне, что господин, то есть еретик, умерший в маленьком городе в лиге от Тортозы и похороненный там, был более ученым, чем Монсеньор Морельи (то есть, Гийом Белибаст). Тот, говорил он, был деликатным человеком, не знающим никакого ремесла и не умевшим зарабатывать хлеб какой-либо деятельностью. А поскольку Гийом Белибаст не слишком хотел делиться с ним тем, что он зарабатывал, то он вынужден был заняться розничной торговлей. Он носил огромные сумы с товаром на плечах, куда бы он ни шел, и из-за этой работы и тяжести груза на плечах, он натер себе большие мозоли. И это он отвечал за сокровища еретиков, говорил Пьер Маури, сокровища, которые составляли шестнадцать тысяч золотых монет и даже больше. Но эти деньги забрал его племянник, когда «позор» [8], то есть преследования еретиков, начались в Тулузском краю. И впоследствии этот еретик не видел больше ни своего племянника, ни этого золота. Они считали, что его племянник уехал с этим золотом на Сицилию или в Ломбардию, где у еретиков были их начальники [9], и они также считали, что его племянник ушел в те края, когда другой еретик бежал в Каталонию. Вот почему тот еретик был бедным и не умел работать, и каждый день ожидал своего племянника.
Когда приблизилась смерть второго еретика, Монсеньор Морельи (то есть Гийом Белибаст) явился к нему и оставался подле него, пока тот не умер, и его не похоронили. Он даже сам присутствовал на похоронах и, как я говорил выше, брызгал на всех святой водой. Я думаю, что я слышал, как Пьер Маури говорил, что этот умерший еретик был из-под Тулузы со стороны Кастельно или Верфей. Однако я не помню, чтобы он был из Верфей, но хорошо помню, что Пьер мне говорил, что этот еретик был из местности, находящейся возле Тулузы, и она называлась Кастельно [10].

В то время, когда я жил с еретиком в Сан Матео, он мне сказал однажды, что написано, что «народ восстанет на народ и царство – на царство, и наследник рода короля Арагонского накормит свою лошадь с алтаря в Риме. И тогда, - говорил он, - Церковь Римская будет унижена, а их Церковь возвышена, а сами они и их доктрина будут распространяться и почитаться повсюду, где они проповедуют. Гийометта Марти, услышав это, сказала ему: «И когда это будет, Монсеньор?» И еретик ответил ей, что когда Богу так будет угодно.





[1] Для катаров историческая Мария часто была ангелом, сошедшим с неба, как, впрочем, и Иоанн Евангелист. Считалось, что они оба поднялись в небо, не умирая после того, как окончилось их видимое воплощение. А мистическая Мария – это ничто иное, как Церковь, и только она есть «Матерью» Христовой.
[2] В книгах, составленных против катаров в начале XIII века испанским епископом Лукой из Тюй, автор обвинял их в том, что они делают уродливые образы Девы, приписывают им чудеса, а потом высмеивают легковерность католиков, Он также утверждал, что именно катары с той же целью сделали популярным образ одного гвоздя, которым прибиты ноги Спасителя на распятии.
[3] Кретин, кретин. 
[4] Это было после ареста, о котором будет рассказано дальше. Так делалось с целью предупредить и избежать клеветнических обвинений, а также обеспечить проверку личности доносчика. 
[5] Эта формулировка также играла роль пароля. 
[6] Это совсем другая история. Белибаст имел плотские отношения с Раймондой еще в начале их бегства в Испанию, но получил «повторное утешение» из рук Раймонда де Кастельно. Но потом он вновь впал в этот грех и жил вместе с ней. Вот почему она была беременной, когда вышла замуж за Пьера Маури. Тот не был этим обманут, но представил это дело перед Инквизицией с огромной деликатностью.  
[7] Здесь нет ничего общего с каноническим правом. Это всего лишь гражданский брак, обмен добровольными взаимными обещаниями, в которых нет никакого таинства.  
[8] Речь идет о катарских преследованиях, называемых «Несчастьем, влекущим за собой позор».    
[9] В начале столетия на Сицилии жил «Старший диакон» альбигойцев Раймонд Изарн с совершенными Раймондом Местром и Гийомом Саллем. Гийом Фалькет из Вердена (Од) увел туда двух совершенных, которые проповедовали в Сабартес, Понса Бэйля, брата нашего свидетеля, и Понса де Нариша, из Авиньонет. Приговоры Бернарда Ги. Издание Лимборша.  
[10] Кастельно де Эстретфондс (Верхняя Гаронна) – местность, откуда происходили Узальгюйе, тулузские менялы, у которых Пьер Отье имел счет и хранил свое имущество.   
Tags: Жан Дювернуа., Реестр Жака Фурнье
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments