credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Страстная пятница


Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек! Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его!» (Ио. 19:5,6).

 

         Почему-то Церкви мира сего любят Страстную Пятницу. Без нее (а точнее – без распятия) якобы не состоялось бы христианство и миссия Его была бы незавершенной. Получается так, что если бы Иуда оказался не предателем, Пилат не оказался бы трусом, а кровожадная толпа, подзуживаемый первосвященниками, выбрал бы Христа, а не Варавву, как отпущенника, тогда не о чем было бы нам с вами говорить. Размышления на эту тему приводят особо верных догмату ортодоксов к мысли о том, что и Иуда, и Пилат действовали по плану Божьему, что им была отведена роль статистов в театре, когда на определенном этапе спектакля нужно было выйти на сцену и произнести заранее написанные режиссером слова. Но разве из предательства, трусости и кровожадности происходит Благая Весть? У благого дерева и плоды благие, а дурное дерево дает дурные плоды. Думать, что Господь в Своей Благости мог запланировать столь скорбный сценарий -  крайне неблагочестиво.

         Смерть есть зло, ЛЮБАЯ смерть, и Отец Благой не мог обречь на смерть НИКОГО, тем более Своего Сына. Напротив, сказано ведь: «Ты не оставишь души моей во Аде и не дашь Святому Твоему увидеть тление» (Пс.15:10). И еще: «Что пользы в крови моей, когда я сойду в могилу? Будет ли прах славить Тебя? Будет ли возвещать истину Твою?» (Пс. 29:10)

         Миссия Христа Господа Нашего была в Его жизни и Его учении, но не в смерти. И если бы Он и сейчас был между нами! Но дьявол, пользуясь злыми и глупыми людьми, убил Его, желая заставить Его замолчать, чтобы Его учение прервалось. Ведь сказано: «Поражу пастыря, и рассеются овцы стада» (Зах. 13:7). И Он страдал на кресте, как страдал и в саду Гефсиманском, когда сказал «душа Моя скорбит смертельно… если возможно, да минует Меня чаша сия»; и когда священники и клирики «плевали Ему в лицо и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам», и когда стражники в претории «сплетши венец из терна, возложили Ему на голову… и плевали на Него, и взявши трость, били Его по голове». Он страдал, а Отец Небесный не любит страдания. И думать, что это был Его сценарий событий, неблагочестиво и аморально, ибо в таком случае Бог был бы не Благ, а неблагой бог – не Бог.

         Итак, Страстная Пятница – отнюдь не праздник, а скорбь великая. Тогда явил себя «тот, кто во Мне не имеет ничего» и это был его день. Разве плясали от радости Мария, матерь Его, с другими женами, и ученик, и Иосиф из Аримафеи, и Никодим, от того, что вот Агнец, наконец, принесен в жертву за грехи наши? И разве это повод для радости, что мы «омыты Его кровью» и «куплены дорогою ценою»? Радоваться, что тебя спасли ценой чьей-то жизни, мне кажется аморальным. А если, вслед за ортодоксами предположить, что Господь в Своем всемогуществе, Сам покарал людей за грехи; потом Сам не пожалел Сына Своего и предал Его на муки для того, чтобы искупить наши грехи Его смертью, и что только после такого кровавого действа гнев Его утишился и Он освободил нас от первородного греха, то тогда получается, что Бог (кроме расшатанных нервов) еще и глуп, ибо проблему можно было решить, не создавая дополнительных трудностей, но думать таким образом о Боге совсем нехорошо, как писал Джованни де Луджио.

         А потому в Страстную Пятницу не стоит ликовать и благодарить Бога за ТАКУЮ жертву. Этот день - Pieta.

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments