credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Жан Дювернуа. Инквизиция в катарских землях. Вальденсы. Окончание

Раймонд впоследствии объясняет, что он не верит ни в Чистилище, поскольку даже намека на это понятие не встречается в Писании, ни в молитвы за умерших, ибо это запрещено стихом 2 Книги Маккавеев, 12, 43-46, хотя она и не является канонической.
Культ святых и их реликвий позволен, но

Будучи спрошенным, может ли их майорал или Монсеньор Папа Церкви Римской объявить кого-нибудь святым, и будет ли такой почитаем среди них, он ответил, что Монсеньор Папа может это сделать, но их майорал – нет.

Впоследствии он сказал, что их майорал иногда освящает евхаристию в день Пасхи, совершая знак креста над хлебом, вином и водой, и произнося слова посвящения.

            Спрошенный, могут ли их священники или кто-либо другой посвящать тело Христово, а если нет, то благословлять хлеб и вино, не в качестве жертвы, но в память последнего благословления хлеба и вина, совершенного Христом на Тайной Вечере, когда Он превратил хлеб и вино в Свое тело и кровь, он ответил, что их прелат в день Пасхи после Ноны, когда трапеза готова, омывает ноги своим товарищам и вытирает их полотенцем, которое он держит на поясе. Потом он садится за стол вместе с ними, берет хлеб, рыбу и вино, благословляет их, но не в посвящение жертвы, а в память Тайной Вечери Господа, произнося следующую молитву:
            «Господи Боже Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова, Бог наших отцов и Отец Господа Нашего Иисуса Христа, Который заповедал, чтобы Тебе приносили жертвы всесожжения и дары руками Твоих понтификов и священников, руками Твоих служителей; Господь Наш Иисус Христос, Который благословил пять ячменных хлебов и две рыбы в пустыне, и благословивший воду, чтобы она обратилась в вино, благослови во имя Отца, и Сына, и Святого Духа этот хлеб, эту рыбу и это вино, но не в жертву или всесожжение, но в простое воспоминание святейшей Тайной Вечери Господа Нашего Иисуса Христа и учеников Его.
            Ибо, Господи, я не достоин предложить такую жертву моими нечистыми руками и недостоин вкусить святейшее тело Господа Нашего Иисуса Христа своим нечистым ртом. Потому, Отче Святейший, мы просим Тебя благословить этот хлеб, и вещество этой рыбы и этого вина, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.
            И пусть кусок этого хлеба будет угодный Тебе, Отче Вечный, как простая облатка, и будет вести мою душу, тело и все мои чувства, и предоставит все мои стремления в милосердие Твое, чтобы я был достоин предложить Тебе это святейшее тело, которому поклоняются ангелы, Боже, Который живет и правит во веки и веки, аминь.»
            (Это благословение было написано в книге Раймонда).
            После благословления, майорал ест и пьет эти хлеб, рыбу и вино, а потом дает это всем своим товарищам. Они не дают это верным, и даже не желают, чтобы те об этом знали. И поскольку в этой молитве говорится: «Я не достоин…», их майорал только иногда, в день Пасхи, посвящает тело и кровь Христову.

            По поводу нижеследующего пункта доктрины, Раймонд, естественно, ответил так, как исповедовали Лионские Бедняки – ломбардские вальденсы имели на этот счет противоположное мнение:

            Спрошенный, могут ли священники Римской Церкви посвящать и посвящают ли они тело Христово, он ответил, что да, и даже если он верит, что они – великие грешники, то они могут посвящать и посвящают, поскольку говорят слова, произнесенные Господом во время Тайной Вечери.

           Раймонд объясняет предписания вальденской бедности:

            Те, кто дает обет бедности, не должны иметь ничего, ни лично, ни сообща, и не должны жить трудом рук своих, ибо Господь сказал: «Не заботьтесь, что есть, пить или где работать, но посмотрите на полевые лилии, как они растут, не работая и не собирая сокровища на чердаках» (парафраза Матф.6:28-31).
            Спрошенный, означает ли состояние совершенства «жить по Евангелию», или только просить хлеб то у одной двери, то у другой, он ответил, что все это является состоянием совершенства, но большим совершенством является жизнь по Евангелию, чем нищенство.

Раймонд объясняет вопросы, связанные с женщинами и целибатом:

            Вопрос: Могут ли майоралы, священники и диаконы жениться?
            Ответ: Нет, они даже не могут прикасаться к женщинам[1], и они не разрешают женщинам целовать им руки; и они не разрешают женщине спать вместе с ними в одной комнате, разве что по необходимости.
            В.: Есть ли среди них девственницы, и принимают ли женщин в их сан?
            О: Нет. И не может быть ни в коем случае, потому что женщины не могут ни проповедовать Слово Божье, ни вступать в орден.
            В.: Если женатый человек захочет принять сан, его примут?
            О.: Нет, поскольку он женат, и даже если женщина захочет оставить своего мужа и решит уйти от него и наоборот[2], ибо это противоречит тому, что сказал Господь: «Человек да не разлучает того, что Бог соединил».

            Теперь следствие перешло к вопросу о правосудии и убийстве.

            В.: Позволено ли светской власти убить или покалечить человека за воровство, убийства и другие тяжкие преступления?
            О.: Позволено, ибо без этого не будет ни мира, ни безопасности среди людей.
            В.: Позволено ли кому-нибудь из вас обвинить таких злодеев перед властями и спровоцировать их смерть согласно нормам права?
            О.: Я считаю, что согрешил бы, обвинив человека перед светскими властями в преступлении, за которое его могли бы предать смерти или калечению.
            В.: Позволено ли Церкви убить христианина, ошибающегося в вере, но не в обычаях?
            О.: Не является ни дозволенным, ни праведным убивать ни меня, ни тех, кто находится в моем сане, из-за того, что мы не желаем возвращаться в единство с Римской Церковью. Но что касается других еретиков, как манихеи, то позволено и справедливо убить их, если они не желают вернуться к вере и единству с Римской Церковью.
            В.: Если бы у Вас была власть, позволявшая убить еретика, отказывающегося вернуться к вере, Вы бы приказали это сделать?
            О.: Я бы не убивал его, и не приказывал бы убить, но я бы держал его в тюрьме и удовлетворял его нужды, так чтобы он не умер, и чтобы его дни не были сокращены из-за меня, и все это из-за его грехов. Но ни в каком случае я бы не сделал так, чтобы он умер, потому что, сделав это, я бы согрешил.
            В.: А если бы бандит решил отобрать у вас деньги или вашу собственность, или даже убить вас, считаете ли Вы, что Вы бы согрешили, физически сопротивляясь?
            О.: Я бы сопротивлялся физически, с помощью палки или меча, если бы он у меня был, но я бы не хотел убивать, потому что если бы я убил этого человека, я бы согрешил.

О проповеди на народном языке:

В.: Лучше ли для Церкви цитировать Послания, Евангелия и прочее на латинском более, чем на романском языке?
О.: Лучше, чтобы это было на латыни, потому что так заведено в Римской Церкви.
В.: Почему же, когда вы говорите о Писаниях с вашими верующими, то вы берете текст Святого Писания и объясняете его на народном языке слово за словом?
О.: Потому что все эти люди не клирики, а миряне, даже если среди них есть и клирики.

После обзора всех положений догматической теологии или учения о таинствах, Раймонд коротко описал свою карьеру:

Вот уже двадцать семь лет, как я нахожусь в этом сане, хотя я не жил постоянно со своим начальствующим или товарищами… Ни мой отец, ни моя мать, ни друзья не были причиной этому, поскольку они даже не были верующими, но один товарищ, который меня встретил и обучил тому, что я должен делать и говорить в этом чине. И я ему последовал… Он умер в Лионской епархии, восемнадцать лет тому.

Раймонд отказался назвать его имя и город, где тот умер

Он, среди прочего, объяснил мне, что нельзя клясться, и как нужно следовать обету бедности.
В.: Много ли прошло времени с того момента, как этот товарищ Вас встретил, до того времени, как Вас посвятили в диаконы?
О.: В течении двух лет, последовавших после нашей встречи, я оставался с моим отцом, а этот товарищ часто приходил увидеться со мной в школах, где я учился. Потом он отвел меня к их служителю (майоралу) и его товарищам, с которыми я оставался около пяти лет, пока меня не посвятили в диаконы.
Тогда служителем был Жан Лотарингец, который меня посвятил. Затем я оставался с ним, и в течении около двух лет изучал у него Святое Писание, а потом он послал меня к другим товарищам, чтобы я жил с ними и они бы обучали меня Писанию; и я оставался около семи лет в школе Михаила Итальянца, который уже умер. После этих семи лет я возвратился к Жану, служителю, который назначил мне покаяние. После его смерти я жил у Кристиана, ставшего майоралом после Жана (а посвятили его в майоралы еще при жизни Жана), а этот Кристиан был человеком «некнижным и простым» (Деяния, 4:13).

Раймонд отказался назвать имя последнего майорала, который еще жив. Он отметил, кроме того, что жил у диакона Бартелеми (без сомнения, из Ножака) и священника Жана Морана. Из приговоров Бернарда Ги мы видим некое резюме их деятельности в колонии бургундских вальденсов из Астарака.
Инквизиторы пытались убедить Раймонда, с помощью авторитета святых Августина, Иеронима, Амвросия и Григория, о необходимости присяги и существования Чистилища:

Я не хочу верить этим докторам, но я верю Христу, Который сказал не клясться вовсе, а разбойнику на кресте Он не сказал: «Ты немножко побудешь в Чистилище», но «Сегодня же будешь со Мною в раю».

И, наконец, Раймонд уведомляет нас, что он соблюдает канонические часы, но без гимнов, респонсов или молений, и не меняет псалмов, кроме как на Вечерне. Но они говорят каждый канонический час 50 Pater перед и после каждой трапезы, которую, кроме того, предваряют благословением:

Их  начальствующий, когда садится за стол, говорит «Benedicite», а все отвечают: «Dominus». Затем он говорит «Kyrie eleison, Сhriste eleison, Pater noster», а потом «Да пребудет благодать Господа Нашего, Иисуса Христа, милосердие Божье и связь с Духом Святым всегда среди нас, аминь. Как Господь Иисус Христос благословил пять ячменных хлебцов и две рыбки, благослови эту еду и тех, кто ее принимает. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, амен».
После трапезы они говорят:
«Благословение и ясность, и мудрость, и благодарение, честь, добродетель и могущество Бога Отца пусть пребудет во веки веков, амен». Потом: «Kyrie eleison, Pater noster». И, наконец, начальствующий говорит: «Пусть Бог наполнит вас надеждой и утешением Святого Духа», и тогда: «Царю веков, бессмертному, непобедимому, единому Богу честь и слава, во веки веков, амен».

Раймонд де Сен-Фой, вальденский диакон из Кот-сен-Андре был сожжен в Памье вместе со своей кормилицей Агнес Франку из Нивола-Вермель, 1 мая 1320 года.
Это событие имело определенный резонанс, как мы можем судить по процессу жителя Фуа, Беренгера Эскулана:

В прошлый четверг, в тот день, когда осудили Раймонда де ля Кот, я пошел из Фуа в Памье, чтобы посмотреть на его казнь, и прибыв в Памье, я решил поесть в таверне, которую нашел над церковью Меркадаль в стороне замка. Там я услыхал, что этот Раймонд был уже сожжен, и все об этом говорили.
Говорили, что когда его сжигали, то поскольку веревки, которыми были связаны его руки, сгорели, он сложил руки, воздев их к небу, и препоручил свою душу Богу.
И услышав это, я сказал, что не может быть еретиком человек, который таким образом призывает Бога и Святую Марию, и завершает Кредо. И что если он препоручил свою душу Богу, то Бог ее принял и сохранил, имея в виду, что его душа спасена.

Вернувшись в Фуа, Эскулан стал ходить по тавернам и неосторожно комментировать это событие.

Беренгер Эскулан стал говорить, что этот Раймонд был сожжен потому, что он был хорошим клириком и критиковал других клириков. Он добавил также, что тот верил, будто клясться, говоря правду или ложь, неважно, является смертным грехом; что Раймонд говорил, что должно быть только три чина в Церкви: диаконы, пресвитеры и епископы, которые могут быть посвящены только возложением рук епископа, и произнесением Pater; и что он верит в то, что все это правда.

Байли Орнолака, Гийом Отац, которого также обвиняли в симпатиях к катаризму, был не менее неосторожен, и впоследствии он вынужден был признаться:

В воскресение этого года, после того, как еретик Раймонд де ля Кот был сожжен в Памье, люди из Орнолака собрались на площади у ормо[3], и говорили об этой казни. Я вышел и сказал им: «Я хочу рассказать вам об этом деле: этот человек, которого сожгли, был хорошим клириком, и здесь не было лучшего, чем он, кроме епископа Памье, с которым он часто дискутировал и был прав в этом споре. Он верил в Бога, Святую Марию, всех святых и семь догматов веры. Это совершенный христианин, и сжечь его было большой несправедливостью».
Люди тогда спрашивали меня, почему он был осужден, если он – хороший христианин и хороший клирик, и я ответил: «Потому что он говорил, что Суверен Понтифик не может отпускать грехи, и не верил в Чистилище».

Он еще сказал это одному из знакомых каноника Фуа, Пьеру Миру, который пришел узнать от него новость и выслушать от него комментарий. Гийом Отац еще добавил:

«Лучше было бы для Сабартес, если бы сожгли епископа Памье, а не этого человека, потому что после этого он не смог бы отбирать у нас наши деньги». Я сказал это не потому, что считаю епископа еретиком, а потому что он требует у нас десятину от приплода[4].



[1] То же правило было и у катаров.
[2] Так делали катары, которые взаимно освобождали себя от супружеских обязанностей, когда один из супругов собирался стать Совершенным или принимал consolamentum умирающих.
[3] Каждая деревня имела такое место, в основном у церкви, где собирались мужчины, чтобы, выйдя с мессы, обсудить общие дела. Это кельтская или германская традиция.
[4] Жители высокогорного графства Фуа в то время судились с епископом по поводу расчета десятины в принципе и десятины от продуктов животноводства, которую они никогда раньше не платили. По этому поводу в 1311 году был арбитраж Жоффре д'Абли (сохранившийся в Картулярии Фуа в Архивах департамента), но Жак Фурнье отлучил тех, кто не признал его расчеты. Это дело закончилось чуть позже полной его победой, зафиксированной в виде соглашения, которое дошло до нас.
Tags: Жан Дювернуа., Реестр Жака Фурнье
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments