credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Монсегюр - все еще болит

«И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели… И даны были каждому из них одежды белые» (Откр. 6:9,11).

Эта скала, на которой высится чуждый замок (ныне музей) – просто одна из скал, среди многих в этих горах. Этот замок – один из средневековых замков, в которых также нет недостатка в этом краю. Что выделяет Гору Спасения и замок Монсегюр, что влечет людей подниматься, невзирая на крутые тропинки, на небольшую площадку внутреннего двора, входить в одни ворота, выглядывать в другие? Наверное, то, что крепость, возведенная в XIV веке по приказу короля Франции, была и остается неразрывно связанной с теми, кто жил здесь до того, как воздвигли замок, и задолго до того, как на вершину горы стали подниматься толпы туристов. «Катары». Еще перед тем, как археологи расчистили от кустарника северные террасы и явили миру фундаменты домов и фрагменты каменных улиц-лестниц, в те времена, когда даже серьезные ученые полагали, что рыцари и солдаты Раймонда де Перейля и Пейре Роже де Мирпуа защищали именно эти стены и донжон, замок считался «головокружительной цитаделью катаров».

И, по большому счету, не так важно, где жил епископ христианской Церкви Бертран Марти или обитала Добрая Христианка Риксенда дель Тейль – в домике, прилепившемся к обрыву, или в казарменном сооружении, остатки которого мы видим сегодня. Важно то, что они жили христианской жизнью, согласно заповедям Божьим, ширили Божье слово и приняли мученическую смерть за свидетельство Его. Луг, где их предали казни на массовом костре, до конца времен будет именоваться «Полем Сожженных». Если бы мы знали точное место убийства Авеля Каином, наверное, и туда бы приходили паломники. Потому что сердце человеческое – на стороне гонимых, а не гонителей. И те, которых сожгли 16 марта 1244 года, люди считают «гонимыми за правду, и что их есть Царство Небесное». А ту Церковь, которая приказала их казнить, считают Церковью убийц, у которой руки по локоть в крови праведников.

Читая показания отрекшихся и выживших перед инквизитором Феррье, повествующие о последних днях Монсегюра и ужасной казни, хочется возопить громким голосом: «Доколе, Владыка святой и истинный, не судишь и не мстишь за кровь праведников?» (Параф. Откр.6:10). Но они, истинные христиане, не жаждали мщенья. Они учили, что всякая душа, как бы глубоко она не увязла в своих грехах, когда-нибудь очистится, покается и спасется. Даже души инквизиторов, как в это ни тяжело поверить.

А «те, кто пришли от великой скорби», сейчас пребывают в Царствии Отца Небесного, и «Сидящий на престоле будет обитать в них.»

Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец будет пасти их и водить на живые источники вод, и отрёт Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 8:16,17).

Но кто отрет слезы с наших глаз?

Tags: Воскресные размышления, Монсегюр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments