credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Мишель Рокбер. Деконструкционизм и катарские студии: продолжение

Происхождение постулатов деконструкционизма
          
           Разговоры о том, что ересь не существовала сама по себе, что она является всего лишь следствием клерикального дискурса, конечно, частично отражают определенный гиперкритический уклон, о котором предупреждал еще Анри-Ирене Марру пятьдесят лет назад. Этот уклон напоминает ему подозрительность, свойственную некоторым персонажам Стендаля: «Я всегда предполагаю, что всякий, кто со мной разговаривает, хочет меня обмануть…»[1]. Однако, речь идет о более важном явлении, чем гипертрофированная осторожность, которая, кстати, не всегда плоха, и даже о намного более важном феномене, чем просто радикальный скептицизм. Речь идет о принципиальной позиции.
         
Допустимо ли, как это следует из такого поворота перспективы, употреблять в данном случае слово «ревизионизм»? Но вся история – это сплошной ревизионизм! За последние пятьдесят лет катарские студии пережили абсолютный, фундаментальный пересмотр (ревизию), отбросив идею, которая укоренилась в историографии уже на протяжении многих сотен лет, о том, что катаризм – это неоманихейство. Было признано, что катары – это христиане, и они не имеют ничего общего ни с какими внешними по отношению к христианству движениями. Консенсус, который, казалось, установился в области того, что катарская ересь имеет в высшей степени христианский характер, а не является чужеродным телом или какой-нибудь «прививкой», тоже может послужить примером глубинного ревизионизма историографической традиции, которая выглядела такой прочной именно потому, что она была светской, но опиралась на авторитет церковного дискурса. Это был пересмотр, который, ко всему прочему, придал катаризму его аутентичность. Аутентичность христианства, которое даже в своих неортодоксальных формах свидетельствовало о широком размахе евангелических порывов, сотрясавших христианский мир с XI по XIII века. Но деконструкционизм вовсе не является подобным ревизионизмом. Его вывод – обесценить, счесть «полностью устаревшей» «большую часть исторической литературы о «ереси» на Юге в Средние века» [2] - сделан не в результате внутренней эволюции катарских студий, не по необходимости, не на определенной стадии продвижения исследований, когда возникает некоторое количество обоснованных сомнений. Деконструкционизм - совершенно другое дело. Это введение в катарские студии весьма специфических концепций и методов.
            Говоря о «деконструкции», мы невольно вспоминаем туманный «постмодернизм», то есть идеи, получившие развитие в 1970-1980-е годы в результате преодоления структурализма. Из деятелей этого направления мы знаем Мишеля Фуко, на которого, как я уже упоминал, ссылался Жюльен Тьери; Жана-Франсуа Лиотара, заимствовавшего сам термин «постмодернизм» в 1979 году у американцев; Жака Деррида, отца «философии деконструкции», Жиля Делёза, Жана Бодрийара и многих других – но все они оставались философами. Конечно, постмодернизм не являлся какой-то единой школой мысли – по крайней мере, не больше, чем это было под конец 40-х годов с феноменологией и экзистенциализмом. Это идейное течение, в свою очередь, как и его предшественники, бесспорно, породило своего рода моду и частично стало источником рефлексий целого поколения студентов-философов, пробуждая также мощные ответные реакции, такие, как у Франкфуртской школы с Юргеном Хабермасом.
            С 1979 года Жан-Франсуа Лиотар называл «модернистскими» общества, сформированные в идеалах рационалистического оптимизма, глобализировавшие и универсализировавшие Просвещение, накапливающие знания и ищущие средства создания унифицированного языка исторических и научных описаний – метанарратива – основанного на ценностях, риторике и догмах прошлого. Он противопоставлял им общества, которые называл «постмодернистскими». Их мышление, наоборот, основано на подозрениях и сомнении[3]. Такой подход отвергает реальность как существующую саму по себе, как нечто с установленной тотальной и абсолютной истиной, независимой от языка, на котором о ней пытаются сообщать и высказываться. Ну, а поскольку нет ни одного «невинного» языка, мы получаем ситуацию «всеобщей относительности» - без сомнения, произвольное использование термина, явно происходящего из физики. После Мишеля Фуко Жак Деррида пошел еще дальше в размышлениях над языком, текстом, писаниями. Но «деконструкция» в стиле Деррида – во многом происходящая от Ницше и Хайдеггера – это глубоко философский демарш, направленный на обнаружение тупиков и противоречий метафизического дискурса. Для Деррида сам наш мир – это некая рукопись, которую невозможно расшифровать, и абсолютно бессмысленно пытаться найти ее универсальный смысл.
           Но что может означать, когда философскую концепцию деконструкции будут применять к истории? И как именно она работает в конкретных ситуациях? И на чем она основана? Она основана на достаточно упрощенном постулате ультра-номинализма, к которому, кажется, сводится весь структуралистский демарш, между прочим, весьма плодотворный. А именно: на постулате о том, что слово порождает явление. Именно потому что «явление» ереси мы стали воспринимать благодаря «слову» антиеретического дискурса, совершенно тщетно, да и невозможно изучать представлять ересь как нечто существующее вне обличающего ее дискурса. Иначе говоря, антиеретический текст не отражает ничего, кроме самого себя. Мы сталкиваемся здесь с одним из фундаментальных постулатов постмодернизма: нет ничего означаемого, есть только означающий. Единственный означающий в данном случае – это антиеретический текст, то есть клерикальный дискурс, и только он может быть предметом изучения. А изучение состоит в деконструировании, то есть в демонтировании механизмов, с помощью которых можно создать иллюзию, что отражается нечто означаемое (а именно ересь сама по себе), и выявлении лежащих в основе этого причин. Иначе говоря, вопросу «о чем говорит этот текст?» предпочитается вопрос «кто это говорит и почему?».




[1] H-I. Marrou, De la connaissance historique, Paris, 1954, p.93.
[2] J.-L. Biget, SST, p.231. См также Н 36, р.33.
[3] J.-F. Lyotard, ,La condition postmoderne, Paris, Editions de Minuit, 1979.
Tags: Катары катаризм, Мишель Рокбер, крестовый поход против ревизионистов
Subscribe

  • Из "Оплота ереси" - "Монтань Нуар. Память камней"

    Патрис Тиссье-Дюфур. Монтань Нуар. Память камней

  • И еще немного Окситании

    Минуты бегут, а я не успеваю их фиксировать. Так хочется все посмотреть и наново отметиться. В этом году у меня сбылась еще одна "мечта…

  • Рустем в сентябре 2014 - Тараскон и Пючсерда (Каталония)

    Рустем любил наблюдать за овцами, которые паслись на "длинном лугу", прямо из домика. Вот так. Еще его любимым делом в Тарасконе было…

  • Рустем в сентябре 2014 - Тараскон, Мирамонт, Рабат

    Иногда мы просто гуляли по Тараскону. Здесь мне всегда хорошо, и я просто отдыхаю душой. Надеюсь, и Рустему нравится этот городок. Несколько лет…

  • Рустем в сентябре 2014 - Миглос, Аркизат, Марен-ле-Валь, Акс

    Поскольку Рустем был в Арьеже первый раз, мы решили по возможности посещать знаковые места - пока что не очень далеко от кемпинга. И прежде всего…

  • Рустем в сентябре 2014 - Тулуза и Тараскон

    И вот мы в Тулузе. Первым делом навестили собор Сен-Сернен. До поезда в Пиренеи было еще куча времени, поэтому мы прошлись по Рю де Тор. А…

  • Прощание

    Самое значимое Я пишу эти слова в ТЖВ, которое несется из Бордо в Париж, и настроение у меня не самое радужное. Еще сегодня утром я смотрела,…

  • Старые места

    В этом году практически не получилось поехать из Тараскона куда-нибудь в новые места, зато исходили старые стежки-дорожки Добрых Людей. Да и Рустем…

  • Автостоп

    А с Рустемом, оказыватся, легко путешествовать автостопом. Весной мы купили в Германии такой специальный рюкзак для небольших собачек - его можно и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments