credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Ч. II Р.II Правила


Часть Вторая

 

Раздел II.

 

Правила справедливости и правды

 

Целью крещения является облечение нового христианина в состояние «праведности и истины», помещение внутрь него высшего добра (Be, tot Be на окситан), omne bonum[1],  или Святой Дух.  Разве святой Павел не говорит: «Потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине» (Еф. 5,9) – «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф. 4, 24)?

 

Если для католиков такой человек является «совершенным»[2] еретиком, «облеченным» (indutus, vestitus, perfectus), для южнофранцузской Инквизиции[3] попросту еретиком, то для катаров это прежде всего христианин (chrestia  на окситан, krstjani в Боснии).

Это также «добрый человек»,[4] или, если он принадлежит к иерархии или важному роду «добрый господин» или «добрая госпожа». Для верующих скромного происхождения XIV века слово senher, «господин», становится обычным.

С того же времени известно название «бородатые», которое перешло и на вальденсов. Женский род, las bonas barbas, не оставляет сомнений: речь идет о бородах, которые скорее всего носили совершенные перед крестовым походом, в отличие как от духовных лиц, так и от светских. Они также являются «Сынами Божьими», но, скорее всего, это цитата из Писания, опирающаяся на Рим. 8,14, чем общепринятое название.

Но их часто называют «друзьями Божьими». Поскольку Церковь воплощается в совершенных, то они также являются «Церквями», согласно информации из XIV века, но это относится только к данной эпохе и среде.

Иногда их называли, исходя из фундаментальной роли, которую они играли: «утешители», согласно письмам Иннокентия III, или «сборщики душ, recebedors darmas”, согласно жителям Арьежа XIV века.

 

 

II.1. ВОЗДЕРЖАНИЕ.

 

            Воздержание в пище является наиболее известной чертой катаризма. Пропаганда катаров всегда делала ударение на «суровых постах» совершенных, в отличие от обжорства клира,[5] а католические полемисты видели в худобе и бледности еретиков лицемерие проклятия по Мф. 6, 16[6].

           

II.1.1 Мясная пища.

 

Христианин, согласно со своими обетами, должен воздерживаться от потребления всего, что содержит жир, unctura,  ( или же от мясоедения - faire gras), за исключением постного масла и рыбы. Запрещены: мясо, яйца, молоко, молочные продукты и сыр.[7]  

Этот запрет является абсолютным. Нарушение его приводит к утрате благодати крещения и одновременно обязывает совершить покаяние и принятие повторного утешения.[8] С конца XII века на Юге Франции выражения «съесть мясо» и перейти в католицизм являются синонимами. В горах Арьежа, в начале XIV века, мясо является для совершенных fereza,(feritas), варварской пищей, пищей хищников.

Поскольку эта практика в то время мало чем отличалась от многих монашеских правил, полемисты старались продемонстрировать, что воздержанность катаров имеет под собой ошибочные доктринальные основания. Прежде всего они ставили ударение на запрете убийства животных, черпая информацию в признаниях еретиков из Шалона (ок. 1045 г.) и восточной Франции, приведенных к императору Генриху III в Гослар (1051 г.).

Но в конце концов среди полемистов окончательно победило мнение, что катары отвергали то, что было плодом размножения, дьявольского дела:

 

В своих предписаниях запрещают потреблять все виды молока, и всего, производного из него, поскольку все это является плодом плотского акта (concubinus)[9].  

«Причиной, по которой вы не хотите есть мяса, является нечистота всякого тела, рожденного из соития, ибо эта нечистота якобы грязнит того, который ее употребляет» - «Тело создано дьяволом, и потому в на ваших тайных собраниях вы используете ту же причину (что и Мани), избегая мяса.»

 

Но ранее катарам приписывали просто заботу о соблюдении Рим. 14,21 – хотя вино там осуждено в той же степени.

По мнению Белибаста, последнего совершенного из Пиренеев, речь здесь шла о непосредственном учении Христа, а причину он подавал ту же, о которой говорили и католики («мясо делает человека горделивым и жаждущим роскоши»), поскольку Христос якобы сказал:

 

«Дети Мои, есть три вида плоти, человеческая плоть, звериная и третья, принадлежащая рыбам, которые родятся в воде. Ешьте мясо только того, что из воды, поскольку оно не так испорчено; всякое другое мясо запятнано испорченностью и делает человека горделивым и жаждущим роскоши.

 

Без особого труда можно распознать в этом 1 Кор. 15, 39, но непонятно, или это очень вольная глоза, или же этот отрывок был подкреплен солидной катарской традицией истолкования.

Согласно Монете, в классическую эпоху катарская экзегетика выдвигает в качестве аргумента Рим. 14, 21: «Лучше не есть мяса», видение Петра (Деян. 10,14), 1 Кор. 8, 13: «Если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек».

Эта экзегетика также возвращала обратно католическим полемистам их критику, черпая аргументы из Рим. 14,3: кто есть, не уничижай того, кто не ест.

К этим «авторитетам» катары могли также добавлять и аргументы, вытекающие из размышления, и к тому же к этому их обязывали как данные обеты, так и правила их Церкви.

В конце концов, пример Христа показывает, что Он накормил толпы только хлебом и рыбами, а после воскресения ел дважды рыбу с учениками без всякого упоминания о мясе.

Петр Веронский также в качестве причины подает тот факт, что тело рождается из прелюбодеяния, а также факт принесения обетов для избежания похотливости. Прибавляет к этому еще одну причину, которую вкладывает в уста еретика; мол, якобы если припереть его к стенке, то он выдаст свою «самую тайную тайну» - веру в метампсихоз.

 

«Немногие из наших утешенных знают об этом. Мы говорим и верим, что самой главной причиной, из-за которой мы не едим мяса зверей и птиц, является возможность вселения в такое тело тех духов, которые должны быть спасены, а о которых мы говорим, что они вселяются в тела животных, имеющих кровь. Вот почему мы едим рыбу, поскольку в нее эти духи не вселяются…[10]



[1] Omni bono, intelligens dicere de fide seu errore haereticorum (Doat XXVI, f 246 v).  – «Добро»  это прежде всего само consolamentum (Jacques Fournier, op.cit., t. I, pp.417, 437, 438), Кроме того, это еще и катарская вера, к которой устремляются, гнозис:  Habes tu entendement de be?  (Ibid., t. II, pp.22, 61, 63, 70, 72, 420, t. III, pp. 77, 91, totum bonum, p.202) Это катарская Церковь в ее членах:  Qui modo vidit le be quod est, et vidit illud quod fuit, crepare deberet! (Ibid., t. II, pp.28, 39; t.III, p. 196). Ж. Фурьнье была известна фраза еl Be de Deu, которую не употребляли те, кто давал перед ним показания  (Ibid., t. II, p. 217). Но это также и  consolamentum  умирающих (Limborch, op.cit., pp.143, 150).

[2]Согласно Экберту, термин этот употребляли сами катары; qui inter eos perfecti vocantur. Но это утверждение не подтверждается ни судебными источниками, ни аутентичными документами.

[3]Но не для Инквизиции арагонской, которая употребляет этот термин и по отношению к верующим.

[4]Отсюда общее название «добрые люди», бывшее в употреблении еще перед крестовым походом (см. Гийом Пьюлоранский, Хроника, раздел III). Термин этот достаточно неясен, и в то же самое время использовался в смысле «благородный человек»  (по-старофранцузски prudhomme ) во французских романах по отношению к некоторым монахам.

[5]Jacques Fournier, op.cit., t. II, s. 24, итд.  Пост клира является «постом волка».    

[6]«Ученики не постились, но фарисеи и еретики несомненно, и часто, демонстрируя бледность своих лис, ходя нестрижеными, с длинными волосами и бородами… О бородатое варварство!» (Эврар Бетюньский, op.cit., p.1564).   

[7]Практика такого воздержания подтверждается со времен «манихеев» из Тулузы и Аквитании Адемаром из Шабаннес (изд. Chavanon, op.cit., t. I, p. 173)  и орлеанских каноников (Иоанн, монах из Флери, Recueil des Historiens de France, t.X, p.498). Позже ее упоминают все полемисты. Алан Лилльский ошибается, считая, что им разрешено было есть яйца (op.cit, р.377)

[8]По поводу покаяния см infra, p. 206. По поводу обязательности повторного крещения пишет уже Эрменгауд: «Никто, получивший их consolamentum, не может быть спасен, если съест мяса, сыр или яйца, разве что получил от них покаяние и вновь сделался утешенным через их посредство» (op.cit, р.1264).      

[9] Эвервин, op.cit., PL.182, p. 678. Отсюда происходит информация св. Бернарда из проповеди In Cantica.      

[10] Изд. Kaeppeli, op.cit., p. 331. Автор также добавляет еще одну причину, взятую им, как он сам признается, у манихеев, и не фигурирующую ни в каком источнике – якобы тела животных являются носителями небесных эмбрионов (ibid., p. 330).      

Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments