credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Между двумя Благовещениями


Женщины (в Евангелии от Иоанна это только Мария Магдалина, у Матфея – «Мария Магдалина и другая Мария», «Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия» у Марка, а у Луки целая толпа женщин – Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними…») приходят ко гробу Господню, то есть к месту, где Его положили, и видят ангелов (или одного ангела, по Матфею), обращающихся к ним приблизительно так: «Не бойтесь, ибо знаем, что вы ищете Иисуса распятого. Его здесь нет. Он воскрес.»

Почему именно женщинам первым открылась эта радостная весть? Ведь по Евангелию от Иоанна, Мария Магдалина, как и подобает женщине, ничего не делающей без согласия мужчины, бежит к ученикам и сообщает им просто тот факт, что камень отвален от гроба, а тело пропало. Петр и Иоанн, не веря бабским домыслам, бегут удостовериться в этом собственными глазами. Как и следовало ожидать, они увидели то, что увидела Мария Магдалина, признали ее слова правдой, утвердились в знании, что тело исчезло, и, как говорит Писание, «ученики опять возвратились к себе».

Мужская железная логика, с неумолимой ясностью твердящая, что раз некто умер и похоронен, то, как бы ни разрывалось от горя сердце, это факт свершившийся и завершенный. И если тело пропало, то, значит здесь похозяйничали кладбищенские вандалы – другого не дано. Но женщины - они создания, с мужской точки зрения, глупые, они все хотят сделать бывшее не-бывшим, хотят верить в чудо. А посему Мария Магдалина не пошла с учениками, а стояла у гроба и плакала, не в силах уйти, но плакала она не за телом Христа, но за самим Господом.

И явились ей два ангела, спрашивая: «Женщина! Что ты плачешь?» Она, хоть и безумно желавшая увидеть вновь Христа живого  говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили.

Тогда, паче ее чаяния, она, обернувшись, видит самого Христа, стоящего перед нею. Но, так как рассудок (рацио) не чужд и женщинам, то она отказывается верить и принимает Его за садовника, у которого спрашивает, где он положил тело.

И только когда Господь называет ее по имени, падают последние бастионы рассудка, бывшее становится не-бывшим, и она, «обратившись, говорит Ему: Раввуни! – что значит: «Учитель!»

Рассудок – вещь вообще-то хорошая. По крайней мере, лучше с ним, чем вообще без него. Но не будем забывать, что он всего лишь инструмент нашей мозговой деятельности. Живя в мире, наше тело, наши ощущения  подчиняются законам этого мира, но чувства нашей души не хотят, не желают. Рассудок говорит, что все люди смертны, что мертвые, раз ушедши, не возвращаются, что все прошлое – уже прошло. Рассудок говорит: «Смирись! Ты не переделаешь мир».

Но наш внутренний голос, голос нашего духа, который от Отца, шепчет нам в ухо слова тихой надежды. Что все еще можно вернуть. Что можно отвратить неотвратимое. Что можно искупить грех покаянием, тем самым сделав бывшее небывшим. Дух говорит нам: «Держись! Не поддавайся конечной иллюзии этого мира!» Потому что душа еще помнит свою небесную Отчизну, где всё возможно, где нет слова «нельзя», но только абсолютная свобода. Рамки времени и пространства, законы физики и механики не имеют никакой силы в Царствие Отца.

А так как мы полагаем обетование на новую землю, и новое небо, где «ничего уже не будет проклятого», то мы полагаем и последнюю, безумную надежду на новую мудрость, которая не от мира, и о которой сказано: «Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих» (1 Кор. 1, 21). И Господь Наш, Иисус Христос, признал, что подобные младенцам познают истину, говоря: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил это от мудрых и разумных, и открыл то младенцам» (Мф. 11, 25). «Ибо мудрость мира этого есть безумие пред Богом» (1 Кор. 3, 19).

Так будем же мы, желающие знать истинное Добро, говорящие: «Мы не от мира и мир не для нас», уповать на безумную надежду – безумную потому, что все, что мы видим вокруг нас, есть этот мир,- будем все-таки безумцами. Ибо только так можно бросить вызов миру. Не верить во всемогущество его законов. В доводы рассудка. Несмотря на все, надеяться. И тогда к такой душе придет ангел и скажет: радуйся, благодатная! Господь с тобою. И невыносимая легкость бытия превратится в упоение бытием жизни вечной.

 

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments