credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Рождество после чумы

Мой отец говорил […], что с тех пор, как на добрых людей стали охотиться в краю Сабартес, земля больше не рожала, как в то время, когда они могли там оставаться. С тех пор в земле Сабартес уже не было ничего хорошего…

Риксенда Кортиль

Римская Церковь на протяжении веков рассказывала своим верным, что еретики настолько угрожают божественному миропорядку, что даже толерантность по отношению к ним противна Богу. Но вот – они добились своего, побороли ересь путем насилия и с помощью админресурса. Еретики были уничтожены, божеский порядок в мире должен был быть восстановлен. Но вместо этого наступил Великий Голод, затронувший в начале 14 века всю Европу и вызвавший Жакерию во Франции, а за голодом пришла «Черная Смерть», пандемия чумы (1346-47), убившая от трети до половины населения европейских стран. Эта пандемия возвращалась еще неоднократно в 1361, 1369 годах. Церковь Римская объяснила мор тем, что разгневанный грехами людей Господь посылает на род человеческий «чумные стрелы».

Страшная пандемия опустошила не только города и деревни Европы, но и веру людей. «Пляска смерти» стала доминирующим мотивом в искусстве того времени. Нельзя сказать, что эпидемии (и даже пандемии) не косили европейцев и раньше. Достаточно вспомнить Юстинианову чуму 800 годами прежде. Но этот катаклизм середины 14 века изменил весь парадигмат христианского народа, экономику, психологию и культуру европейских стран. «Будут и болезни, и голод, и землетрясения. Но это – начало бедствий» (Мтф. 24:7,8). Церковь в тяжелую годину не дала людям никакой надежды, но сделала жертв виновными. Поэтому доверие к ней было подорвано. Светские власти (сеньоры и городские консулы) сделали для предотвращения пандемии намного больше, чем клирики. Конечно, уровень тогдашней медицины не мог противостоять бубонной чуме. Члены королевских семей умирали от нее так же, как и простолюдины. Молитвы в церквях ничего не давали: рьяные католики умирали так же, как и неверные. Смерть стала всеобъемлющей, ей не противостоял никто.

Романский мир, в котором доминантой была надежда на Божье Царство, умер во время Великой Чумы. И тогда же умерла вера людей в благого Отца. Ведь некому было сказать христианам, что Отец Небесный никогда не творит зла, не насылает на своих детей болезни. И что единственный ад – это погрязший во зле, преходящий, видимый и материальный мир, к созданию которого Бог не имеет никакого отношения.

Но Церковь, узурпировавшая себе право называться христианской, требовала от своих верных любить Бога карающего, злого тирана. Она требовала от людей верности Иова и рабского подчинения. Но того, кого боятся, любить трудно. Из страха можно изображать любовь. Поскольку Церковь Римская владела в те времена такими методами убеждения, как трибунал Инквизиции, христианский народ старательно изображал любовь и покорность Богу-тирану. Но стоило Церкви утратить свои позиции в обществе, как точка невозврата была пройдена. Буржуазные революции не породили, но вывели на поверхность то, что уже веками зрело в сердцах европейцев: отсутствие надежды на то, что в этом мире есть Бог. Вернее, даже не так: что в этом мире нет иного бога, кроме Смерти. И это ощущение полного одиночества унаследовали и современные европейцы. Как бы часто они не посещали церковь, как бы они не соблюдали постов, или совершали паломничества к святым костям, в глубине души они знают, что умащенный щедрыми дарами взбалмошный Небесный Тиран может подарить им блага в этом мире, но за чертой жизни их подстерегает Всевластная Смерть.

И, чтобы не существовать ежесекундно с этим ощущением пропасти под ногами, в которой есть хлад и пустота могилы, люди оттесняют из своей жизни как Бога, так и смерть. Мы не хотим видеть приметы старения человеческого тела – в массовой культуре господствует эйджизм. Мы хотим забыть, что люди смертны – о хосписах не говорят в приличном обществе, а кладбища огорожены от мира живых высокими стенами. Не имея надежды на жизнь вечную, мы не устаем придумывать себе все новые и новые симулякры загробного существования – привидений, зомби, замороженные стволовые клетки. И, чтобы со всем этим грузом фантастики, эзотерики и квази-научности иметь право называться христианами (хотя большинство людей являются язычниками в чистом виде), мы превратили послание Христа в культурный феномен. И что теперь значит Рождество? Подарки от Санты, елка, шопка и вертепы, пение колядок – это очередной симулякр нашего одиночества под небесами. Мы так хотим верить в чудо. Но пост-чумной парадигмат не позволяет нам эту роскошь в мире, где целиком и полностью царит смерть.

Но «Претерпевший же до конца – спасется» (Мтф. 24:13). В конце времен, когда нет уже с нами добрых христиан, а в людях оскудела любовь, давайте же вспомним, что такое настоящее Рождество. Эта дата напоминает нам о времени Милосердия Господнего, когда Отец Небесный послал в мир Сына, чтобы спасти падших ангелов – то есть все души. Христос пришел, чтобы вернуть нам память об утраченной родине и побудить нас вернуться туда, в дом Отчий. Сейчас известная украинская колядка «Нова радість стала» заканчивается очень политизированно: «Даруй літа щасливії нашій славній Україні!». А раньше было не так. Люди просили у Бога достойно прожить жизнь в этом преходящем мире и достичь спасения в мире вечном:

В мирі проводити,

Тобі угодити,

А вби сь дав нам в Своїм Царстві

Вовік віков жити.

И эта надежда на Отца Благого еще жива в сердцах тех, кто тоскует за «романским мироощущением». Тогда не было елки, но было ощущение Добра, пришедшего в мир. Тогда добрые люди сидели у очагов своих верующих и рассказывали им о птице Пеликане, сияющей, как солнце. Пока птенцы пеликана были с родителем, злой Змей не смел подходить к ним. Но стоило Пеликану удалиться, как Змей приходил терзать, мучить и ранить детенышей. И Пеликан находил их истощенными и израненными. Тогда он вотенился, то есть скрыл на время свое сияние. И когда змей в очередной раз приблизился к гнезду, чтобы мучить птенцов, птица Пеликан проявилась в своем сиянии, от которого змий ослеп. И добрые люди тут же объясняли эту притчу. Птенцы – это люди, которых мучит князь мира сего. Иисус Христос пришел в этот мир в образе человека, скрыв свое божественное сияние до времени. Сатана не заметил Его, и благодаря этому вотенению Господь Наш Иисус Христос спас своих верных детей. А еще добрые люди говорили верующим: «Христос пришел не во плоти, потому что Его целью было не обожествить плоть, а спасти души. Ибо если б Он пришел во плоти, изначально созданной дьяволом, Он был бы покорен князем мира сего и принадлежал бы миру. Но поскольку Он говорил о себе: «Я не от мира» и «Я есмь хлеб, спустившийся с небес», то Его образ был подобием плоти. И только верным было позволено увидеть Его настоящую природу.

Мы хотим увидеть звезду, катящуюся по небу, но наши глаза зажмурены от страха. Мы хотим услышать пение ангелов, но слышим лишь тишину небытия. Мы хотим верить, но сомнения в существовании достойной Церкви подтачивают нашу веру. Что ж, быть христианином сложно. Это требует отваги. Ведь нужно совершить скачок через пустоту. А сначала хотя бы пойти за звездой, которая светила пастухам в тот вечер. Ведь именно их встретили ангелы, поющие:

«Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лук. 2:14)

berger



Tags: Воскресные размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments