credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Комментарии Жана-Мишеля Жаса о деконструкционистах и статье А. Тривейон

Университетская гиперкритика

Французские университеты в целом вообще не интересовались катаризмом. Наверное, стоит кому-нибудь исследовать и объяснить появление, причины – предполагаемые герменевтические и исторические предпосылки - а также эволюцию этой историографической тенденции. Но после публикации материалов семинара в Ницце (1993-1996) («Изобрести ересь?», изд. в 1998 г. ) и коллоквиума в Каркассоне в январе 2001 («Еретики или диссиденты») – ситуация коренным образом изменилась. Журнал  Heresis до прекращения своей деятельности в 2002 году стал вести новую редакторскую политику, часто ссылаясь на М.Г. Пегга, Дж.Х. Арнольда, и т.д. Более того, если во французской университетской среде существовали большие трудности с принятием трудов вначале Рене Нелли, затем Дювернуа, то теперь появились признаки, которые можно было бы принять за полный разворот на 180 градусов. Конечно, в 1990-98 годах было множество конференций, организованных Анн Бренон и людьми, которые собрались вокруг нее в Центре катарских студий имени Рене Нелли, и после этого некоторые студенты и даже их профессора начали обращать внимание на переоценку проблемы ереси. Это все можно признать положительным явлением.

Но оказалось, что все это делается для того, чтобы перечеркнуть все проводимые ранее исследования! ( Эти медиевисты постоянно «забывают» упомянуть и «Катарские архипелаги» Анн Бренон, и коллоквиумы, которые она возглавляла (за исключением  конференции «Воображаемый катаризм»), а также работы международного коллектива, который она собрала )

Корпоративизм интеллектуалов, сознательный или нет, во многих областях науки вовсе не является неожиданностью. Нет сомнений, в том, что новый - часто в техническом плане - подход иногда представляется соблазнительным обновлением изучения катаризма. Но пришло время покритиковать критиков. Представители этой тенденции  - некоторые университетские деятели или даже те, кто еще не завершил исследований - относятся со странным недоверием к своим предшественникам. Так, например, они говорят о том, что тулузская рук.609 (одна из редких оригинальных рукопсей Инквизиции) не упоминает о структурированной Церкви у еретиков (при этом Дювернуа насчитал, что там есть около сорока недвусмысленных упоминаний о епископах и диаконах), или же что Canso /Песнь об Альбигойском крестовом походе вообще не говорит о еретиках, хотя это абсолютно не так (см. работы Маржолен Рагин, которая отвечает на заявления Карен Салливан).

Некоторые авторы заходят так далеко, что воспринимают буквально, без всяких оговорок, слова Бернарда Делисье. Этот известный средневековый францисканец, пытаясь освободить узников Инквизиции Каркассона, естественно, заявил, [что там нет никаких еретиков], и этот аргумент очень понятен. Но новое пламя катаризма, разгоревшееся в то же время в связи с деятельностью Пьера Отье, разбивает доводы этого францисканского монаха, сводящие катаризм к минимуму. Отсутствие конкретной ереси может наблюдаться даже во время религиозных войн XVI-го столетия, когда и с той и с другой воюющей и политической стороны были католики (крайние или умеренные), но когда каких-то несчастных осуждали вследствие злоупотреблений,  это вовсе не означает, что рядом с ними или чуть дальше не было ни протестантов, ни протестантизма - см. «Cathares et Protestants », p. 129, note 47. (последняя книга Мишеля Жаса, автора комментария, прим. пер.) И если нам, историкам, свойственен дух гиперкритики, то некоторые буквально воспринимают заявление Бернарда Делисье и делают выводы о том, что средневековая ересь не имела доктринального смысла… Но даже не все гиперкритики доходят до такого крайнего вывода (!) -, что ересь – это всего лишь ментальная проекция доминиканцев !

Уже на многих коллоквиумах был дан ответ этим критикам (коллоквиум в Фуа в 2003 году, в Мазамете в 2009 году), и я сам свидетель тому, как Жан Дювернуа в год своей смерти,  очень болезненно воспринимавший этих гиперкритиков, заявил с трогательной силой и глубоким и твердым убеждением: « только источники дают нам смысл » !

В последние годы произошел достаточно радикальный пересмотр того феномена, который называется катаризмом, причем, в связи со злоупотреблением этим термином, поскольку еретики никогда сами себя катарами не называли. Ведь katze / ket - означает кот, и это слово было применено к ним с насмешкой, потому что еретиков обличали и как поклоняющихся коту (воплощению дьявола). Этот термин также вызывал ассоциацию с catharos – еретиками поздней античности. Их начали называть ketter/ ketzer, то есть, катарами, в Германии,  в Северной Италии их ассоциировали с патаренами, и, наконец, в Окситании, перед Крестовым походом, их звали арианами, манихеями и альбигойцами… Возможно, что в цистерцианской среде, которая готовила Крестовый поход, можно обнаружить стратегически расширительное толкование образа религиозного диссидента.

Жан-Луи Биже, медиевист, окончивший высшую нормальную школу Фонтене Сен-Клу, и Моник Зернье, бывшая ученица Жоржа Дюби, медиевистка из университета «София-Антиполис» в Ницце, а также Жак Шиффоло, бывший ученик Жака Ле Гоффа, профессор Лионского университета II, потом Авиньонского университета, пока не сделался исследовательским директором Высшей школы социальных наук, претендуют на то, что представляют «новую волну» в изучении «катаризма» (феномена, у которого не было имени, согласно Биже, и даже не было никакой реальности, согласно некоторым из его учеников) с помощью ультра-критической и деконструктивистской методологии. А до этого французские университеты в значительной степени игнорировали исследования в области катаризма, которые произошли после Арно Борста на международном уровне – начиная с работ Жана Дювернуа и Анн Бренон (а также Мишеля Рокбера, Анни Казенаве, Франческо Замбона, Гвендолен Ханке, Пилар Хименес, Жюльена Роша). 

Катарский «собор» в Сан-Фелис де Лаурагэ

И тут наступил полный поворот ! Во время коллоквиума в 1999 году в Ницце, Моник Зернье решила продемонстрировать, что «катарского собора» в Сан-Фелис де Лаурагэ в конце XII-го века, на котором ересь была структурирована на епископства и диаконства с помощью еретического иерарха, прибывшего с востока (Никита), никогда не было. Что этот текст, переписанный одним каркассонцем, автором Истории дюков, маркизов и графов Нарбоннских, опубликованной в 1660 году, является фальшивкой. Что он полностью был написан в XVII-м столетии (Моник Зернье) или является результатом копирования фальшивки, сфабрикованной в времена Инквизиции в XIII-м веке (Жан-Луи Биже поддержал эту гипотезу, выдвинутую во время семинара в Сен-Клу). Жак Шиффоло также заявил или предложил деконструировать и другие катарские «соборы» в Пьессе и Монсегюре, а также вальденские «соборы» в Бергамо, а потом в XVI-м веке в Шанфоране (возможно, это аллюзия с работами Камерон? ), обличая своего рода «позитивистский фундаментализм» первых историков ереси которые не обращали внимания на скрытые интенции текстов (мол, средневековые тексты намеренно расширяли географию присутствия еретиков для оправдания репрессий).  Жан Дювернуа не без юмора, но с документальными обоснованиями ответил на это в статье «Никогда не было костра Монсегюра» в журнале Histoire et images medievales n°5, 2006, p.4- 8. Для Зернье собор в Сан-Фелис де Лаурагэ представляет собой «имитацию» Дисциплин (синодов, прим.пер.)Реформатских Церквей Франции (с епископами?); поскольку употребленные в тексте термины « управление » и «консилиум» отвечают терминам, или словам, близким по звучанию, употребляемым в Реформатской Церкви, и что даже фамилия Казалис (один из избранных еретиками епископов)  - является «хорошо известной» (sic !) протестантской фамилией. (На самом деле люди по фамилии Казалис, встречающиеся от Севенн до Беарна, не играли никакой важной роли в истории протестантизма XVI-го века. Только в XIX-м столетии эта фамилия стала известной в связи с евангелической миссией Казалиса в Южной Африке, а потом в XX-м веке, когда стал популярен Жорж Казалис  (пастор и теолог), деятель движения деколонизации и теологии освобождения!). Биже, в свою очередь, заявляет, что диссидентство не может быть изолировано от ортодоксии, которая его оформила и создала. Он проводит параллели между текстом, где описывается катарский “собор» и письмом от 1223 года одного из Папских легатов. Присутствующий на этом коллоквиуме историк, специалист по апостольским движениям XII-го и XIII-го веков, Жак Даларун, бывший директор средневековых студий Французской Школы в Риме, предложил сделать экспертизу и доверить анализ текста  Институту Исследований и Истории текстов (CNRS). К нему присоединилась команда специалистов: Анни Дюфур, Дени Мюзерей и Фабио Цинелли сделали огромную работу, и пришли к выводу, противоположному заявлениям организаторов коллоквиума. Исходя из внутренней аргументации текста, его фальсификацию признали невозможной! В издании актов коллоквиума 2001 года были честно признаны выводы этой команды экспертов. Но дополнительные комментарии и многочисленные ремарки Моник Зернье очень усложнили восприятие этих выводов и продлили историческую дискуссию, к вящему удовольствию ученых. Второй этап: коллоквиум, собравшийся в Архивах департамента Арьеж в Фуа в 2003 году, под руководством Мартен Орель, в честь Жана Дювернуа, вернулся к этому вопросу. Ему были посвящены блестящие выступления Мишеля Рокбера (« Деконструктивизм и катарские студии ») и Франческо Замбона (« В чем заключается проблема Актов собора в Сан-Фелис. О поставленной под сомнение истории катаризма»). Третий этап : Моник Зернье ответила критикой на критику в издании Journal des Savants (2006), выступив в поддержку идеи о фальсификации XIII-го века (позиция Жана-Луи Биже во время коллоквиума в Ницце), а в 2007 году Жан-Луи Биже перешел к поддержке позиции Моник Зернье во время коллоквиума (о том, что это фальшивка XVII-го века). Четвертый этап : появились новые исследователи, которые переняли эстафету деконструкторов : Жюльен Рош (тезисы Школы Хартий, изданные в 2005 году), Пилар Хименес Санчес (работа в Тулузском университете Иль-де Мирай, изданная в 2008), Давид Збирал  (университетская работа в 2008 году в Чешской Республике и публикации о Хартии Никиты 2005, 2008 и 2010 году в сборнике : « 1209-2009, cathares une histoire a pacifier ? », под редакцией Жана-Клода Эля и Анн Бренон, Toulouse 2010, p. 31 и так далее). Их работы, а также статья Ильвы Хагман (выступление на коллоквиуме в Мазамете в 2008 году, опубликованное в Histoire et Images medievales 2010 года) поддержали позицию против гиперкритики, а авторы высказались в пользу относительной аутентичности документа...

Статья, которую опубликовала Алессия Тривейон в газете Lindépendant 5 октября 2018 года, а также материалы ее экспозиции «Катары: переданная идея», содержит как минимум шесть ошибок.

1.       По поводу термина «катары» - он был использован в Папских документах осуждения еретиков на Юге, а также Аланом Лилльским, приехавшим из Монпелье, чтобы их опровергать.

2.       По поводу оценки некоторых реестров Инквизиции. Эти выводы были взяты из университетской работы Марка Грегори Пегга. Вначале ими воспользовался Жюльен Тьери, а затем и Алессия Тривейон в данной статье. Пегг заявил, что документы Инквизиции ничего не говорят об организованной еретической Церкви. (Жан Дювернуа, лучший знаток реестров Инквизиции, еще раз, перед своей смертью дал достойный ответ Пеггу по этому поводу, а затем это сделали Питер Биллер, Шелах Шеддон и Катерина Бруши, опубликовавшие в 2010 году источники, проигнорированные Пеггом в его книге «Inquisitors and Heretics in Thirteenth-Century Languedoc : Edition and Translation of Toulouse Inquisition Depositions, 1273-1282 »)

3.       Полное незнание еретических («катарских») источников – трех Ритуалов, двух или трех трактатов (я лично работал над оригинальными катарскими текстами, составляя своего рода отчеты по поводу текстов окситанских еретиков для коллоквиума в Монреале).

4.       Алессия Тривейон взяла на вооружение тезис Пегга о том, что « boni homines » (Добрые Люди, прим. пер.) – это просто светское выражение, и в нем нет никакого еретического смысла, не принимая во внимание критики, последовавшей в ответах на ошибки Пегга (см. пункт 2).

5.       Молодые историки, используя так называемый критический подход (по факту, это не критический подход, а гиперктирическое разрушение), играют дурную роль... Они отрицают все (см. материалы конференции  “Выдумка выдумки”: археология или идеология? , под руководством Габриэль Верцингер-Тейлор: “В среде гуманитарных наук и антропологии наблюдается своеобразная «инфляция» этого слова - в названиях многих недавних публикаций употребляется слово «выдумка»: Выдумка современного сюжета; Выдумка Бога; Выдумка мира; Выдумка культуры и т.д. (Около 710 названий в Annee philologique (индекс изданий в области языка, литературы, истории и культуры Древней Греции и Рима, прим. пер.) содержат это слово, и это количество продолжает расти ). Кажется, что ни одному феномену не удалось избежать того, что его выдумали», и т.д...)

6.       Хартия Никиты объявляется фальшивкой: по-видимому, мадам Тривейон просто проигнорировала публикации, отвечающие на это обвинение. 

К счастью, на страницах lindependant упоминается и о коллоквиуме « У источников катаризма», который состоится в Каркассоне 25 октября этого года – Мазамете 27 октября, и где будет говориться нечто, совсем противоположное утверждениям мадам Тривейон ..

Но на этих страницах анонсируется и экспозиция мадам Тривейон, содержащая все эти ошибки, под названием  « В Монпелье, а в следующем году – в Фанжу.."

Мишель Жас, пастор, специалист по истории протестантизма и его связей с катаризмом



Результат пошуку зображень за запитом "michel jas"
Tags: крестовый поход против ревизионистов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments