credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

16 марта 1244


765 лет прошло, но пейзаж, открывающийся с пеш Монсегюр, все тот же: голубеющая долина на севере и блистающие горы на юге. Глобальное потепление мало заметно в этих местах, и тяжелые рваные тучи, как и прежде в эту пору, летят, пропарывая себе брюхо о Сулайрак и пик святого Варфоломея.

Этот пейзаж, эти тучи видели добрые люди, когда утром 16 марта 1244 года их грубо сволокли вниз к подножию горы, где и сожгли в общем костре, в загородке из кольев. Что думали они, когда навсегда покидали свои земные жилища – маленькие домики, лепящиеся на вершине скалы? Какое Доброе Слово сказали им накануне их епископы, чтобы укрепить в последнюю годину, обнадежить? Монсегюр сдан, сдан еще 2 марта, и две недели отстрочки прошли в молитвах, благочестивых размышлениях, беседах и прощаниях с родными. Надежды на то, что что-то изменится в политическом плане, уже, наверное, не было. Монсегюр был сдан.

…«Боже! язычники пришли в наследие Твое, осквернили святый храм Твой, Иерусалим превратили в развалины»… «Опустошили виноградную лозу, и смоковницу обломали, ободрали ее догола, и бросили; сделались белыми ветви ее.»…

Но добрые мужчины и добрые женщины, хоть и попрощались со своими родными, не чувствовали себя покинутыми, и каждый их шаг вниз по крутой дороге, к костру, был шагом в небо.

…«Не оставлю вас сиротами; приду к вам.»…

 Таково было обетование Христово, и они не усомнились в правдивости этих слов ни на секунду: Дух, Который в них, подтверждал им это. Мир, преходящий, иллюзорный, не имел уже больше над ними никакой силы, ибо был оставлен им другой мир:

…«Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается.»… «И претерпевший до конца, спасется»…

Итак, чтобы идти за Христом, нужно было пройти и через Страсти. И как Христос не умер, так не умерли и они:

«Вы приступили не к горе, осязаемой и пылающей огнем, не ко тьме и мраку и буре, но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов»…

И они ушли. В небо, оставив осиротевших родственников, и потомков, и потомков потомков. На многие поколения. На горе был воздвигнут изящный французский замок, а многочисленные эзотерики приписали этому замку кучу нелепых мифов. Сейчас толпы туристов ползают по пеш, и гладят камни французской крепости, призванной контролировать территорию от угрозы ереси (а заодно от короля Арагона), не подозревая, что под их ногами – во дворе замка, на террасах вокруг него и даже в леске, покрывающем вершину и более-менее пологие склоны – находятся фундаменты домов, где некогда жили те, о которых не устают болтать экскурсоводы. И наиболее чувствительные туристы говорят: «Да, здесь поистине такая атмосфера… Я чувствую некое умиротворение,… успокоение… так странно…»

В этом месте так часто звучали слова Утешения, слова, в которых покоится истина, так много душ обрело здесь счастливый конец и вступило в Царствие, что открылась некая воронка в небо, и, я верю, что эту воронку не под силу закоптить никаким кострам. Она есть, эта воронка, просто не все ее могут увидеть. Слишком материален французский замок, слишком цветасты и увлекательны мифы.

…Еще немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас…

Пройдет время, и истинное проступит через неистинное, ибо то, что истинно – вечно, а неистинное преходяще. Они придут из нашей памяти – добрые люди. Уже раскопано основание «дома Риксенды», дома, где, может быть, жила добрая христианка Риксенда дель Тейль, настоятельница добрых женщин Монсегюра. Истина обнажается.

Вскоре – если Бог так захочет - вершина пеш обретет тот вид, какой она имела когда-то, до того, как ее обитатели ушли в небо, через ворота огненные. Думали ли добрые христиане, что поколения осиротевших будут хранить их память через семьсот с лишним лет, так далеко от них, во времени и в пространстве? Они покидали этот мир, зная, будучи уверенными, что их святая Церковь не умрет, но придут им на смену другие апостолы и понесут Слово Божие всем народам. Поэтому они чувствовали жалость к тем, кто остается в этом мире, потому что они «рассеяны, как овцы в дождливый день». Близилось утро. Что сказал им их епископ Бертран Марти?

…Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего. Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда.

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Д

    Д Дама – В окситанской лирике XII-XIII веков этим словом называли благородную женщину , которая одновременно была вдохновительницей…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments