credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Р. III.Ритуальные топосы.

II. РИТУАЛЬНЫЕ ТОПОСЫ

Крещение (I.)

            В катарской концепции крещения нет ничего нового. Утверждение, что крещение делает из человека христианина, звучит как тавтология. Утверждение о том, что оно делает из грешника «сына света», банально: определение ϕωτιϬμος часто используется греческими Отцами Церкви для обозначения крещения. Утверждение, что оно вводит крещеного в состояние праведности и истины, тоже не менее традиционно.
            Этот исходящий из иудаизма[1] новозаветный мотив соединяется с идеей возрождения у Григория Нисского:

          

Когда Слово входит в нее, душа облекается в Слово, как и заповедал Апостол (Еф.4:24), который поощряет того, кто отринул одеяние плоти – или ветхого человека – для облечения в одежды, созданные Богом, в праведности и истине[2].

            Труднее классифицировать две доминирующие черты катарской инициации: крещение взрослых и смертельно больных, а также ограничения по поводу возложения рук.
По поводу первого вопроса, как известно[3], традиция является неясной. Тертулиан в своем De baptismo критиковал крещение не имеющих различения добра и зла детей и даже крещение молодых людей (особенно девушек), не твердых в вере. Это означает, что крещение детей начало практиковаться в Африке, скорее всего, в начале III века, так же, как и в Италии.
            А вот ситуация в греческом мире была не настолько однозначна. В IV веке люди, рожденные в христианской среде, и сыгравшие значительную роль в Церкви – Василий, Амвросий, Иоанн Златоуст, Иероним, Руфин, Паулин из Нолы – приняли крещение довольно поздно (Григорий Назианзин только в возрасте тридцати лет, и это будучи сыном епископа). Что же касается людей, вовлеченных в светскую жизнь, таких, как, например, Константин, то они принимали крещение уже на смертном одре. Так было, в частности, в Александрии во времена Афанасия.
            Из этого можно сделать вывод о ригористической, и даже аскетической жизни крещеного.
            Что же касается возложения рук, то можно просто сказать, что катаризм является уникальной формой христианства, где оно представляет единственное таинство.
            Возложение рук не является чуждым великим Церквям. Мы без труда находим то тут, то там высказанную мысль, что крещение водой только смывает грехи, и что только возложение рук дает Святого Духа. Однако никогда ни один автор, ни одна поместная Церковь и ни одна еретическая секта не удовлетворялась исключительно возложением рук. Маркиониты использовали воду и оливковое масло, гностики – сложные притирания. В великой Церкви, особенно греческой, этот обряд, в конце концов, исчез, став незначительным придатком к обрядам исповеди и соборования.
            Следовательно, можно подумать, что авторитетным источником в этом вопросе для катаризма был исключительно Новый Завет (Деян. 8:5-25 и 19: 1-6).
            Вопрос более сложен по очевидной причине. Если, как мы считаем, катаризм появился в христианской среде, то во времена, когда крещение детей было распространено, после победы догмата о первородном грехе над пелагианским учением, катары возлагали руки на крещеных людей[4]. Тем самым, возложение рук представляется как обязательное дополнение крещению водой, которое Деяния Апостолов признают недостаточным, или же как другое таинство.
            Вальденсы, из-за скурпулезности по отношению к Новому Завету, помещали крещение в список семи таинств. После некоторого колебания, вальденский диакон говорит инквизитору, что речь идет о конфирмации (подтверждении) [5]
            Возложение рук являлось существенной частью христианского посвящения во времена, когда Тертуллиан писал свой труд De baptismo. Когда оно отделилось от крещения водой во времени, пространстве и лице посвящающего, и когда в Греческой Церкви уже не сохранилось ни малейшего материального или даже доктринального его следа в конфирмации (оставленной простым священникам), тогда и могла бы наступить реакция возвращения к истокам.
            Также следует задуматься над таинством покаяния. Под возложением рук катары должны были понимать вступление в истинную Церковь – то есть, их Церковь – верных Великих Церквей, которых они трактовали как еретические.
            Именно таким образом для Киприана и автора написанного чуть позже труда De rebaptismate покаяние вызывает нисхождение Духа, что означает, что возложение рук в таинстве покаяния должно было иметь те же формы и тот же смысл, что и вторая часть крещения (будущая конфирмация). [6]
            Тут мы снова сталкиваемся с неясностью традиции. Вместе с возложением рук при крещении, в Церкви IV века существовало еще одно возложение рук, предваряющее крещение, которое якобы должно было усилить воздействие обрядов экзорцизма. Именно таким образом Константин принял возложение рук перед крещением[7].
            В действительности, вероятно, это должен был быть ускоренный обряд крещения больных. По сути, Афанасий упоминает о некрещеных католиках, которые желали бы скорее умереть в таком состоянии, чем принять возложение рук от ариан[8]. Соборы в Эльвире (306 г.) и Арле (314) ссылаются на ту же практику: если больные язычники этого желают, если они хотят верить и являются достойными уважения, пусть возложат на них руки и да соделаются они христианами[9].
            В действительности, детальное изучение катарского ритуала показывает, что следует обратить внимание на еще одну параллель: второе «крещение», которым являются монашеские обеты.




[1] Кумранские тексты: Manuel de discipline IV, 24 ; - Ecrit de Damas, II, 29-30, цит. по A. Dupont-Sommer, Les écrits esséniens découverts près de la Mer morte, Pari% 1964 pp. 97, 156 ; - Testaments des XII patriarches, цит. по O. Bôcher, Der Johannistische Dualismus im Zusammenhang des nachbiblischen Judentums, Gutersloh, 1965, pp. 153-155.
[2] PG 44, c. 1003, цит. И пер. по Daniélou, Platonisme..., op. cit., pp. 31-32.
[3] См., к примеру, K. Aland, Die Sauglingstaufe im Neuen Testament und in der alten Kirche : Eine Antwort an Joachim Jeremias, Munich 1961, пер. G.R. Beasley-Murray : Did the Early Church baptize Infants ?, Londres 1963.-32.
[4] В этом вопросе ключевое значение имела бы информация касательно вовлечения верных в Церковь в Боснии во времена, когда катаризм был там официальной религией.
[5] Жак Фурнье, Op. Cit., I, p/96. Однако в ту эпоху этот взгляд является ортодоксальным. См. цитаты Иннокентия III и Иннокентия IV в J.Coppens, L’imposition des mains et les rites comnexes dans  le Nouveau Testament et l’Eglise ancienne. Etude de theologie positive. Wetteren-Paris, 1925, p. 312. В то же время frontis chrismatio «представляет» (representat) возложение рук.В 1329 г. в Декрете для Армян из Флоренции прямо говорится, что оно заменяет крещение (Loco…manus impositionis datur in Ecclesia confirmatio) (ibid, p.360|1).
[6] Coppens, op. cit., p. 352 цитирует F. Dôlger, Das Sakrement der Firmung Vienne 1906, pp. 130-149.
[7] Eusèbe, Vie de Constantin IV, 61.
[8] Письмо 341 : ά β χ - τ ι ' ι τ ο υ ς . . . /v.îa των 'Apstavcôv z'/Aeiv έπί τ ή ν χεααλτ,ν «ΰτοιν цит. по Coppens, op. cit., p. 42 (PG 25, c. 233).
[9] Эльвира: placuit eis manum imponi, et fieri christianos ; - Арль : De his qui in infirmitate credere volunt, placuit eis debere manum imponi (цит. по Coppens, op.cit., p. 51, n. 2).
Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments