credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Ч. II Р. I. Крещение. Продолжение


I.2. КРЕЩЕНИЕ УМИРАЮЩИХ.

 

            Разницу между «совершенными» и обычными «утешенными» заметил уже Алан Лилльский ок. 1194 г.[1] Фактически, катарская литургия находится на скрещении двух практик: одна из них, очень древняя, это крещение взрослых; вторая, монашеская, это получение посвящения ad terminum, или принесение в жертву самого себя определенному religio, религиозный статус монашеского характера. Утешенный, как и «клиник» в те времена, когда крестили только взрослых, ожидал своего последнего часа, чтобы принять крещение, обеспечивая себе, таким образом, отпущение грехов и спасение, но не практикуя всю жизнь всех обязательных правил состояния совершенства, проистекавших из евангельской науки.

 

Подобно монастырскому донатору, только в некоторых случаях такой человек на самом деле присоединялся к Церкви; он мог позволить себе, если имел достаточно материальных средств и времени, жить набожной жизнью дома, имея хотя бы одного товарища. Чаще всего только в «доме совершенных», (hospitium) умирающий совершал трапезу только в присутствии товарища, после произнесения Молитвы Господней, поскольку отныне обязан был это делать.

           

1.2.1 Соглашение или convenenza.

 

            Вера является основой таинства. Следовательно, нужно удостовериться в том, что неофит, которому Церковь желает дать утешение в последний час, получил соответствующее обучение, знает обязанности, которые соглашается исполнять, и имеет добрую волю принять крещение. Потому невозможно крестить ни больных без сознания, ни тех, кто не может подтвердить вслух своего обязательства. Такой случай вроде бы произошел в Лангедоке перед крестовым походом: получивший утешение не мог произнести Отче Наш во время церемонии. Если верить Петру Сернейскому проконсультировались с рыцарем Бертраном де Сайссак, который якобы сказал следующее:

 

Этого человека будем считать спасенным. Что же касается всех остальных, то тех, кто не смог произнести в последнюю минуту Отче Наш, будем считать проклятыми[2].

 

            Как бы там ни было, самым лучшим способом соединить условия веры и намерения было, если верный заранее уже поразмыслил и принял решение, которое согласовал с Церковью. Именно этим является соглашение, convenenza, которое иерарх напомнит ему в последний час:

 

Потом, тот, кто ведет службу, спрашивает, готов ли верующий исполнять и придерживаться данного соглашения (convenenza), как было уговорено (L).

 

            Когда началось время преследований, и посещения совершенных «утешителей» стали редкими и рискованными, convenenza позволяла даже давать утешение «клинику», утратившему дар речи или сознание, только бы «теплилась в нем жизнь»[3].

            Существование convenenza задокументировано до самого конца альбигойства в Лангедоке, и, правдоподобно, что сохранился аутентичный ритуал этого соглашения: обет, даваемый на коленях, дар или завещание в пользу Церкви, при необходимости, символический[4]. Кстати, ритуальный поклон верующих (melioramentum) содержащий просьбу верующего «молитесь, чтобы Бог привел меня к счастливому концу», о чем мы поговорим позже, в конце концов, был приравнен к convenenza, если ссылаться на очень позднюю информацию[5].

            Требования веры исключают из consolamentum совсем маленьких детей (infans)[6],  однако соглашались признать за более взрослым ребенком (puer, puella) необходимые возможности познания, исходя из пользы привлечения к Церкви еще чистых душ[7].

            Если верующий обещал сделать дар или завещание, или же держит у себя принадлежащее Церкви имущество, необходимо, чтобы он урегулировал все эти дела еще до принятия крещения:

Если христиане, которым Церковь доверила исполнение службы, получили известие, что недужный верующий желает получить утешение, они должны отправиться к нему и спросить его с глазу на глаз, как он вел себя по отношению к Церкви с тех пор, как он принял веру,  не считается ли он должником  у Церкви, и нет ли у него перед Церковью какой-либо вины. И если он что-либо задолжал и может заплатить, он обязан это сделать. Но если он не пожелает платить, то ему не следует давать утешение, ибо, если молиться Господу за человека вероломного или бесчестного, такая молитва не приносит пользы. Если же верующий не может заплатить, его нельзя отталкивать.(L) [8].

 

 



[1] Это не ритуальная терминология. Всякий, получивший крещение, становился «христианином», а слово «получить утешение» обычно относится к посвящению совершенных.

[2] Op.cit.  p.8.   

[3]В первом значении Рук. 609 Тулуза f 140 r, 151 r,  circa 1231-1233: Promisit dictid hereticis quod decederet in minibus eorum si contingeret ipsum mori – promisit tunc hereticis quod si moreretur de illa infirmitate redderet se hereticis. Во втором значении: Doat XXII, fo 192, XXIV, f 80 v, circa 1235: Fecerat pactum cum ipsis quod quamvis amisisset loquelam, tantummodo invenirent spiritum in corpore, quod reciperent eum – fecit pactum haereticis de reddendo se eis, si forte contingeret ipsum mori, quamquam ipse non posset loqui, etc.   

[4] J. Fournier, t. III, p.96.

[5] J. Fournier, t. III, p.125: ipse factus erat credens; qui si dictam adorationem non fecisset, si gravi infirmate esset detentus et perdidisset loquelam, non extendidisset manum suam ad recipiendum eum.

[6] Отступления от этого правила сурово осуждались: J. Fournier, t. II, p.17.

[7] Наиболее ранний возраст – 6 лет: Рук. 609 Тулуза, f 29 v; - ibid. f 77 r;- Doat XXIII, f 4 v..

[8] Пример отказа: Рук. 609 Тулуза, f 159 v.

Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments