credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Берта в апреле 2008 года. Парки Львова

Апрель 2008 года. Парки Львова

Когда весна во Львове вступает в свои права, все леса возле города покрываются такими вот красивыми цветами с не менее красивым названием «анемоны».

Берта зарывалась в них носом, вдыхала их сладкий запах. Листва была еще еле видной, леса светлы, как храм, лишенный протестантами всяких идолов. А вот на лугах всё было совсем иначе. Почти летний антураж.

Львов, если кто не знает, лежит в низине, окруженный со всех сторон холмами. Некоторые из них были довольно высокими. Они укрывали город от северных ветров и создавали микроклимат, позволяющий выращивать виноград. Но в период бурного промышленного развития при Австро-Венгрии в девятнадцатом веке песчаные холмы были срыты для стеклодувных заводов. Один такой отработанный карьер впоследствии был заброшен. На нем постепенно вырос лес, который львовяне назвали Кайзервальдом (Лесом Императора). Одна вершинка так и осталась лысой. Вот она:

На вершине Лысой Горы возвышается крест. Гулять по Кайзервальду одно удовольствие, особенно в апреле. Дело в том, что наша река Полтва была в том же девятнадцатом веке превращена в подземную клоаку. Зимой обильные осадки и низкие температуры делают присутствие реки, возле которой, если находиться без противогаза, можно умереть за две минуты, почти незаметным. Но пригревающее весеннее солнце вызывает бурное движение говен в подземных водах. К средневековой обстановке центра Львова прибавляется и стойкий средневековый запах. Чтобы не дышать сточными канавами, мы выбирались на холмы. С Кайзервальда был виден весь город, как на ладони.

Если пройти Кайзервальд, попадаешь на Чернечу (Монастырскую) гору. Раньше там было полно монастырей – оттуда и название. Да и сейчас сохранилось парочка. Но главной достопримечательностью Монастырской горы является Шевченковский гай. Это парк-музей под открытым небом, где собраны в натуральном ландшафтном окружении традиционные хаты, мельницы, церквушки из разных уголков Западной Украины. В Шевченковском гае снималось немало фильмов из жизни украинского села. А еще там на Рождество, Масленицу и Пасху проходят народные гуляния. В те времена туда можно было приходить с собачками. Берта любила часть парка «Гуцульщина».





А если пойти от Кайзервальда в другую сторону, то попадаешь на Княжую (или Замковую) гору, то есть то самое место, откуда в 1250 пошел Львов. Как и все бургады того времени, поселение располагалось на склоне холма. Но старый город остался только в топомимике: есть площадь Старый Рынок, Подзамче и т.д. Когда Львов сделался торговым центром и получил Магебургское право, центр сместился со стратегической (в военном отношении) высотки к реке (тогда еще чистой и судоходной). А на Княжей горе осталась только сторожевая башня. Потом амбициозные львовяне насыпали рукотворную вершинку, чтобы холм оказался наивысшей точкой на равнине от Карпатских гор до Урала. Кстати, там стоял лагерем полководец Хмельницкого Кривонос, пока магистрат не принес казакам большую взятку, чтобы те сняли осаду и ушли восвояси.  Этому событию посвящен памятный знак. В парке «Высокий Замок» мы тоже любили гулять.


А если от Шевченковского гая идти по холмам, попадаешь на холмы улицы Пасечной. Там раньше были пасеки, что и отразилось в названии улиц – Пасечная, Медовая. Если идти по холмах, можно придти, в конце концов, в другой парк на  высотах – Погулянку.

И, таким образом, сделав полный круг вокруг центра Львова, вернуться домой.

Tags: Солнце мое черное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments