credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Р. III.Типологическое родство. Доктринальные топосы

РАЗДЕЛ III

ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ РОДСТВО

I. ДОКТРИНАЛЬНЫЕ ТОПОСЫ

Новый Завет (I.2.)

           Независимо от того, идет ли речь о цитатах, включенных в аутентичные катарские трактаты, или о Новом Завете, который был подшит к Лионскому Ритуалу, или же о том экземпляре, в заключении которого был переписан Interrogatio Johannis в Венской рукописи[1]{C}, всегда мы имеем дело с Вульгатой.

           Аграфы, только одна из которых зафиксирована документально{C}[2]{C}, вероятно, относятся к западноевропейским катарам, разве что они являются более ранним заимствованием.

        Имя Христа, которое в небе должно звучать как Иоанн, предполагает удаление фрагмента Иоанн, 1: 6-8 как неуместного[3]. Венгерский Новый Завет XV века, считающийся в целом гуситским, содержит купюры в Прологе Евангелия от Иоанна. Если подтвердится гипотеза Т. Кардоша[4], согласно которой на это истолкование оказали влияние боснийские патарины, можно бы было с большой долей вероятности признать, что Евангелие от святого Иоанна было лишено всех цитат, касающихся Иоанна Крестителя как Предтечи.

           Однако такие поправки могли появиться в любое другое время, и не восходят ни к какой известной традиции.

Апокрифы (I.3.)

           Видение, или же Вознесение Исайи существует в старинных церковно-славянских версиях, которые принадлежат, скорее всего, богомилам. Его существование также широко подтверждается у катаров. Этот труд известен со II века – его не-христианская часть может происходить из кумранской среды – и цитируется Юстином и Тертулианом{C}[5]{C}. Этот труд безусловно видел Ориген, который считал его тайным текстом иудеев{C}[6]{C}. Его можно отчетливо узнать у Эпифания, который уверял, что труд использовали Иеракс и Архонтики{C}[7]{C}, а также у Иеронима, считавшего его книгой еврейской традиции и соединявшего Видение Исайи с текстом, известным как Откровение Ильи. Иероним уверял, что этот труд совратил на ложный путь испанцев и, особенно, португальцев (присцилиан). Эти тексты склонили их следовать за «Василидом, Бальзамусом, Сокровищем и Барбело» {C}[8]{C}.

           Interrogatio Johannis - менее интересный текст. Это произведение основано на новозаветных текстах, но из него нельзя сделать никаких выводов{C}[9]{C}. Единственное, с чем можно его сравнить, так это с греческим трудом, который тоже представляет собой ответы Иисусу, данные Иоанну во время Тайной Вечери{C}[10]{C}. Христос учит, в словах столь же банальных, сколь и выспренных, почему следует отдыхать в святое воскресенье, как нужно вести себя в церкви, что такое святая литургия: диаконы, священнослужители, молитва на Поднесение, респонсы, выход, Трисагион, Писание, Алиллуя, Евангелие, псалмы, Агапе, Символ Веры, различение между оглашенными и верующими, которые являются праведниками, амвон, Отче Наш, Святая Святых, Идите с миром, крещение, женщины в церкви, пожертвование и знак мира. Произведение заканчивается словами: «Бога никто не видел» {C}[11]{C}.

           Тем не менее, следует учесть, что существовал апокриф, написанный по той же схеме, что и Interrogatio, для использования людьми, которые почти ничего не знали о православном обряде и которым нужно было сказать, что можно работать в день субботний, но не в воскресенье – то есть, вероятно, для иудизированных язычников {C}[12]{C}.

           Такая среда существовала в славянском мире, в котором проявилось богомильство, и именно там переписывали Книгу тайн Еноха. Требуется слишком много усилий, чтобы счесть эту книгу христианской. А в Interrogatio прослеживается антииудейская реакция. Сатана, лицо которого после поражения становится как «раскаленное докрасна железо» {C}[13]{C}, является Богом Еноха{C}[14]{C}. Упоминание «нарушенной клятвы» является общим для обоих произведений{C}[15]{C}, а роль, которую Interrogatio приписывает Еноху, кажется непосредственной аллюзией на второй апокриф{C}[16]{C}.

           Что касается мистического или легендарного материала славянской традиции, добавленного к документам по богомильству Ж.Ивановым, то суровая критика Э. Турдену, не позволяет нам относиться к нему серьезно{C}[17]{C}.

{C}


{C}

{C}[1]{C} Cf. Reitzenstein, op. cit., p. 295.

{C}[2]{C} «Иисус сказал, что с этого времени Он уже не будет в руках грешников» (см. Supra., p 32).

{C}[3]{C} Cм. R. Bultmann, Dаs Evangelium des Johannes, Gôttingen 1956, p. 29..

{C}[4]{C} A Huszita biblia keletkezese, цит. по B. Primov, Les Bougres, Paris 1975, pp. 267-268.

{C}[5]{C} Cм. R.-M. Grant, La Gnose et les origines chrétiennes, Paris 1959, p. 43, цитируется D. Flusser, The Apocryphal Book of Ascensio Isaiae and the Dead Sea Sect, в Israël Eploration Journal III, 1953, pp. 30-47; - E. Tisserant, Ascension d'Isaïe, Paris

1909, pp. 62 и далее.

{C}[6]{C} Opus imp. in Mattheum, PG 13, c. 881 ; PG 11, c. 65, приближено к Евр. 11:37.

{C}[7]{C} PG 42, c. 176 ; PG 41, c. 679.

{C}[8]{C}  In Isaïam, PL 24, cс. 622-623.

{C}[9]{C} Райзенштайн (op.cit., p.312) делает безосновательную аллюзию на Тациана.

{C}[10]{C} Венецианская рукопись, Bibl. Marciana fonds Nanni n" 128, ex-codex Grecus II. (106-1169), incipit : π;07ελθο 'Ί όίγ^ο; Ίωζνν/,ς Τω Κυο·ω ε·'πεν, Κύ;·ε..(f° 224 r° -  227 ν ), следующая за проповедями Антиоха-монаха, Анастаса из Синоиты, Ефрема и Ипполита.

{C}[11]{C} Понятие о литературной ценности данного произведения могут дать отрывки из него: «Воскресенье есть Господом, а Господин был в Воскресенье», «Агапа светлее солнца, яснее месяца, глубже моря» и т.д.

{C}[12]{C} «Бог его установил. Он соединил ангела с человеком, устанавливая святое Воскресенье над всем Своим домом. Он сделал Шабат пустым и позволил во время него работать» (f 223, I. 16-19). Райзенштайн попробовал сделать определенное сравнение. Начинает он с Interrogatio , с абсолютно пустопорожнего рассуждения на тему восьмого дня. Он не мог не знать о рукописи из Библиотеки Марки, о которой вспоминают Тило и Шмидт. Скорее всего, он решил не привлекать ее к дискуссии (op.cit., p.314). Но существуют позитивные моменты в исследованиях немецкого эрудита. Добавление κοά πορι  в Ио.1:34 , легко различимое в Interrogatio (op.cit., p.304), встречается в некоторых версиях; упоминание о тридцатилетнем человеке и камне, брошенном в пропасть, фигурируют в апокрифическом откровении Иоанна, но его невозможно датировать (цит. по Райнштайну, op.cit., p.294).

{C}[13]{C} Et facta est faciès eius sicut ferrum calefactum, Reitzenstein, p. 299.

{C}[14]{C} Изд Vaillant, Paris 1952., p. 39.

{C}[15]{C} bid., p. 19 ; - Reitzenstein, p. 299.

{C}[16]{C} Henoch ministrum suum, et elevavit Henoch super firmamentum..., p. 303..

{C}[17]{C} Apocryphes bogomiles et apocryphes pseudo-bogomiles, в Revue de l'Histoire des Religions, t. 138 (1950), pp. 22-52,176-218.

Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments