credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Р. II.Историческая преемственность. Боснийские христиане

 II.2. БОСНИЙСКИЕ ХРИСТИАНЕ

 

            Боснийская Церковь заслуживает внимания по двум важным причинам: с одной стороны, она была подозреваема жителями Западной Европы, прежде всего итальянцами, в принадлежности к катарам, как к «патаренам», и, если верить тому же источнику, выводила свою хиротонию от итальянцев (а именно от школы Баньоло); с другой стороны, она состояла из славянского народа, который использовал славянские переводы Святого Писания, обладая текстами, написанными на глаголице. К тому же этот народ находился в географическом соседстве с болгарами.

            Сейчас сложно поверить, как это делалось ранее, в географическое распространение ереси, которая должна была бы постепенно охватить Болгарию, Боснию, Италию и, наконец, Францию. Факты не так уж однозначны.

 

II.2.1 ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

 

            Первое историческое свидетельство касается далматинской Церкви, о существовании которой упоминает Никита на Соборе в Сан-Фелис в 1167 году[1].

            Каких-то десять или двадцать лет спустя, согласно итальянским источникам, Церковь Мантуи и Церковь Марки послали своего избранника в Славонию, чтобы тот подтвердил там посвящение в епископы, что и дало начало школе Баньоло[2]. Названия Далматия и Эксклавония не позволяют понять, имеются ли ввиду порты Адриатики или также материковая часть края. Однако письмо, написанное в 1200 году Иннокентием III королю Венгрии Эмерику II, более точно:

 

            Мы доведались, что когда наш досточтимый брат архиепископ Спалато выгнал большое количество (non paucos) патаренов из Спалато и из Трау, благородный Кулин, бан Боснии, уделил им тогда не только безопасное убежище, но также явную поддержку; оддав свою землю и собственную персону их лицемерию, он оказывал им почтение, как католикам, и даже более того, называл их ошибочно (antonomastice) «христианами». [3]

 

            Иннокентий III, используя угрозы со стороны короля Венгрии и одновременно метод, который он применил к гумилиатам и вальденсам, послал своего легата Иоанна из Казамаре, и тому удалось преобразовать эту группу патаренов в религиозный орден, разрешенный Святым Престолом.

            Подобно другим обращенным группам, иерархи (priores) патаренов представили легату правила, которых они обязались придерживаться и которые были разрешены в Билино Полье возле Зеницы, а впоследствии подтверждены в присутствии бана и короля Венгрии 30 апреля 1203 года. Кроме бана Кулина и архидиакона Рагузы Марина, этот Трактат подписали иерархи Драгич, Любин, Драгета и еще четверо[4].

            В Ленинградской Библиотеке находятся четыре страницы Евангелий, содержащие только конец четвертого Евангелия; подпись информирует, что эта книга была написана в 1393 году диаконом Станко Кромирьянино по заказу благородного Батало, который хотел подарить ее старцу Радину. Из других источников известно, что магнат Батало жил во времена царствования краля Дабиша, княгини Елены и краля Остойе. Он был женат на сестре князя Хрвойя, умер в 1401 году и похоронен на своей земле под красивым стеччак в Турбете, недалеко от Травника[5].

            Другой листок содержит список, который в пункте происхождения богомилизма имеет фундаментальное значение.

            Этот список состоит из двух колонок:

«Во имя Отца, и Сына, и Духа Святого»             «Во имя Отца, и Сына, и Духа Святого»

 

1. Эремис                                                                 1. Монсеньор Растудий

2. Азария                                                                  2. Радой

3. Куклеч                                                                  3. Радован

4. Иван                                                                     4. Радован

5. Годин                                                                    5. Хлапой

6. Тишемир                                                              6. Драгош

7. Дидодраг                                                              7. Поврожен

8. Бучин                                                                    8. Радослав

9. Крач                                                                      9. Радослав

10. Братич                                                                10. Мирослав

11. Будислав                                                            11. Болеслав

12. Драгош                                                               12. Раатко [6]

13. Драгич

14. Любин

15. Дражета

16. Томиш

 

            Все это «посвященные», которые фигурируют в Ордо Церкви перед Его Святостью Растудием.

            Сразу же заметим, что на первом листе фигурируют три персонажа из акта, датируемого 1203 годом (№№ 13, 14 и 15). Слово «посвященный» напоминает тот же титул, которым называли катарских епископов. Представление этих трех лиц как следующих один за другим также напоминает передачу епископского сана к Старшему, а затем к Младшему Сыну. Гост Радин, для которого и было предназначено это Евангелие, со всей уверенностью был патаренским иерархом.

            Таким образом, мы тут имеем дело с двумя списками патаренских «епископов»: лица, перечисленные в первом списке, хронологически предшествуют  значимой и уважаемой личности. Список заканчивается, предположительно, на первых декадах XIII века, поскольку номера с 13 по 15 жили в 1203 году. Второй же список был инспирирован новой ситуацией, поскольку Растудий указывается в нем под номером 1.

            Александр Соловьев установил вполне убедительным образом, что тут речь идет о греке Растудие (Аристодиусе), жителе Зары, происходящем из Апулии, искусном ювелире, о котором упоминает Historia Salonitana, авторства архидиакона Фомы[7]. К тому же, этот Растудий был подвергнут анафеме в трех экземплярах синодальных Книг сербского православия: с Плевлии, Дечи и Загреба, которые касаются именно богомилов.

            Эти тексты, берущие начало из византийской формулы IX века, разрослись с течением веков. Три сербские формулы определенно являются более поздними и относятся, скорее всего, к концу XIII века. Списки еретиков из Боснии и Герцеговины рознятся в зависимости от места происхождения документа:

Плевлия

Деча

Загреб

 

Растудий

Радомир

Дражило

 

Толко

Тврдош

 

 

 

 

 

 

Гост Радин,

Белизменц

Растудий

 

Дражило

Растима гост

 

Тврдош (поп)

Добрко

 

 

 

Твртко

поп Братен

Белизменц

Растудий

 

Дражило

 

 

Тврдош

Добрко

Радосим

Растима гост

Поп Друг

Тврдко

Поп Братен

Хотеш[8]

 

            Сравнение позволяет предположить, что список из Плевии был позже расширен, что, в конце концов, вытекает из природы этих документов. Можно таким образом предположить, что присутствие Белисманка в списках из Дечи и Загреба не отбирает первенства у Растудия. Можно согласиться с тем, что пометили Кневальд и Соловьев[9] – имя Белисменк фактически совпадает с именем итальянского иерарха из школы альбанистов, Беллисманцы. Но сложно признать его место в иерархии Боснийской Церкви. Это может быть позднейшее и ошибочное упоминание чисто литературного происхождения.

            Однако следует помнить, что для Сербской Церкви «богомилизм» начинается только с Растудия. Реляция Фомы упоминает только о нем как о проповеднике:

 

            Было в то время двое братьев, сыновей Зоровавеля, из которых одного звали Матфей, а второго Аристодиус. По отцу они происходили из Апулии, но с детства были гражданами Зары. Они бывали прежде всего в Боснии, поскольку были хорошими художниками, довольно искусными в обработке золота. Хорошо знали латинскую и славянскую литературу. Наущенные дьяволом, они были, однако, так глубоко погружены в ересь, что не только слепо верили в нее, но еще и проповедовали ее своими преступными устами. [10]

 

            Заметим, что среди преемников Растудия в сербских списках анафем нет ни одного имени, общего со списком, приведенном в Евангелии Батало.

            Этот последний источник со всей очевидностью заслуживает большего доверия и не подозревается в желании очернить или дать неверную информацию. Однако это нагромождение неясностей не позволяет нам сделать более четкие выводы.

            Растудий, безо всякого сомнения, стоял в начале тринадцатого века во главе боснийских «христиан» в условиях, которые сделали из него безусловного лидера и одновременно реформатора. Эти «христиане» существовали и до него, а аутентичность списка предшественников Растудия подтверждается присутствием в нем имен трех иерархов, известных легату Иннокентия III.

            О.Д. Мандич занялся достойным доверия подсчетом средней длительности каденции боснийских дедов, что позволило ему установить правление первого из них, Иеримии (Эремис) в рамках приблизительно 1000 года[11]. Он также заметил, что первые имена, Иеримия и Лазарь (Азария) являются еврейскими, бывшими в моде в болгарской Македонии в конце Х века, тогда как третье имя в списке – Куклеч – хорватское. Но он не идет дальше и не отождествляет этого Иеримию с попом Иеремией, которому приписывается авторство апокрифов, упоминаемых в Индексе Погодина[12].

            Можно выдвинуть гипотезу, что богомильская Церковь происходит из Македонии в начале XI века, а ее иерархи около 1200 года, под влиянием политических событий заняли двусмысленное положение относительно папства, но затем окончательно пошли в направлении обретения независимости под влиянием Аристодиуса около 1230 года. Однако отсюда нельзя извлечь ничего относительно происхождения западного катаризма. Даже если мы почти уверены, что Белисменк и Белисманца это одно и то же имя, и что сербские источники являются в полной мере достойными доверия, это все равно указывает на итальянское происхождение Боснийской Церкви, а не наоборот.



[1] См. Supra., p.331.

[2] См. Supra., p.333.

[3]  PL 214, c. 871.

[4] Arch. Secr. Vatican, Reg. Vat. 5, f° 103 v°, изд. Mandic, op. cit., pp. 435-436; facsimilé, p. 454 ; PL 215, ce 153-155.

[5]  Cм. Mandic, pp. 90-94.

[6]Изд. L. Stojanowic, Jedan prilog k poznavanju bosanskih bogumila, в Starine Jugoslavenske akademije znan i umjet u Zagreb, 1886, s. 230-232; Mandic, op.cit., p. 91-92 (наш текст основывается на реконструкции текста, которую сделал Мандич, р. 93).

[7] A. Solovjev, Vjersko ulenje bosanske crkve, Zagreb, 1948 ; La doctrine de l'Eglise de Bosnie, в Académie royale de Belgique, Bulletin de la classe des Lettres. . . . 5e Sér., t. 34 (1948), pp. 481-534; Autour des Bogomiles, в Byzantion, t. 22, (1952), Bruхelles, 1953, pp. 81-104. L'Historia была издана F. Racki, Monumenta Slavorum Meridionatium, t. 26, Zagreb, 1894, p. 80, цитата относительно Аристодиуса приводится также в Mandié, p. 118.

[8] TТексты поданы по Mandic, pp. 40-41 и Soloviev, Autour..., op. cit., pp. 82 и далее..

[9] Cм. Solovjev, ibid. pp. 92-93 ; - Mandic, p. 58..

[10]  Изд.. Mandic, p. 118.

[11] Он опирается на средний срок каденции в четырнадцать лет. op. cit., p.127. Подсчет можно провести также между 1203 годом, когда Драгич (№ 13 в первом списке) является главой «христиан» и 1393 годом (№ 16 + 12 = 28), что дает в результате в среднем двенадцать лет и, таким образом 1060 год на floruit Иеримии.

[12] По поводу этого персонажа см. Puech, op. cit., p. 131, n. 2 и особенно Turdeanu, op. cit. supra, n. 14, pp. 25-38.

 
Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments