credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

О преемственности (хотя бы среди верующих) - катары и протестанты

В одной из недавних дискуссий был поднят вопрос о связи (преемственности) катаров и протестантов. По многим причинам, в том числе и политическим, эта дискуссия не была продолжена. Однако аргументы, которые выдвигали сторонники этой версии, в частности историк и пастор, который занимается французскими и окситанскими гугенотами, Мишель Жас, меня лично  убедили. Поэтому я буду выкладывать их постепенно.

Католический юрист Жорж Буске, автор «Краткого описания крамолы, случившейся в Тулузе в мае 1562 года» (1563 год – латинское издание, 1595 – французское), перечисляя причины Реформации в Тулузе, отмечает следующее: «древняя ересь собралась у ее корней». Далее он уточняет: «Тулуза управлялась некоей смесью консулов, которые делились на три группы: католики, гугеноты и темпоризаторы… (…) но была еще и четвертая группа, а именно, древняя ересь» (с.30).
После трагических событий в Тулузе в мае 1562 года (речь идет о попытке протестантской революции в Тулузе, которая завершилась поражением и массовыми убийствами гугенотов), подозрения Жоржа Буске, о которых мы упоминали, и который являлся современником этих событий, относительно консулов – сторонников «древней ереси» - четко указывают на случай с Пьером Унодом де Ланта. Сеньория Ланта была одним из главных центров тулузского катаризма. Среди сеньоров Унод, считающиеся родственниками графов Тулузских, было множество защитников города в 1219 году. Они участвовали в сопротивлении вплоть до Парижского трактата. Впоследствии двадцать членов этой фамилии – практически вся семья – были вызваны и осуждены Инквизицией, а многие из них получили consolamentum катаров. Знаменитая Корба, жена сеньора Монсегюра, умершая вместе со своей матерью и дочерью Эксклармондой (все трое сделались «совершенными») на костре 1244 года, была урожденной Унод де Ланта.
Пьера Унода поддержали во время протестантской революции в Тулузе отряды, пришедшие из Ланта (местность к востоку от Тулузы в направлении Верфея или Карамана).
Итак, с Пьером Унод де Ланта, консулом, который, пытался привести Тулузу к протестантизму, мы знакомимся с самой старинной семьей в городе и всем регионе (говорят, что они были наследниками Хунольда, герцога Аквитанского в эпоху Карла Великого). Эта семья могла лучше остальных следовать своим катарским симпатиям и демонстрировать их.  Все источники говорят об этом. Одна из улиц в Тулузе в течение XIV-го, XV-го и XVI-го веков носила их имя (иногда она называлась улицей Унод Раймонда, иногда – улицей Гийома Унод де Ланта, а после падения протестантов в 1571 году она стала называться «Уксусной»). Но память об этой семье, имевшей такую поддержку, трудно было стереть из народного сознания. Дю Меж в своей «Истории институций города Тулузы» (труд 1844 года, большинство источников которой сегодня исчезло), протестантский барон, хвастался, что он является наследником «одного из диаконов альбигойских сектантов», что вовсе не удивительно.
Выдержки из книги Жана-Мишеля Жаса «Искры катаров» (p. 99 -105).

https://www.facebook.com/catharesetprotestants/photos/a.139092582841840.36797.127411380676627/297016927049404/?

Можно сказать, что «склонность» к катарам была более важной для протестантов в регионах западной Окситании, чем у людей, желавших остановить или, по крайней мере, замедлить процесс Реформации.
Но существовала ли какая-то своеобразная предрасположенность к ереси – кроме того, что протестанты могли узнать о свои предках, обнаружив их имена в реестрах инквизиции (когда эти документы находились в Тулузе и Каркассоне во времена, предшествующие отмене Нантского эдикта)?
Клоди Амадо «Происождение южных линьяжей» (Claudie Amado ("Genèse des lignages méridionaux", t.1 Toulouse 2002, t.2 Toulouse 2007) упоминает о возможности того, что Песнь об альбигойском крестовом походе могла быть перепрочитана в 16-17 веках. Эта увлекательная история, вернее, ее обрывки, перемежающиеся с фантазиями, вернулась рикошетом. Первая ересь Юга вновь «явилась»– ее вспомнили, спасли от забытья тулузские гуманисты, а затем она сделалась своеобразным манифестом во время религиозных войн.
Некоторые семьи, наоборот, видели свой интерес в том, чтобы подтвердить свою неизменную верность Папе и королю даже в эпоху графа Раймонда Тулузского (так утверждали Пюйбоски в Тулузе и Виталисы в Каркассоне).  Некоторые даже изобретали свою генеалогию, чтобы сделаться выше всех подозрений. Так Жак Вильмюр из Памье называл себя потомком крестоносцев Леви-Мирпуа (хотя Вильмюры принадлежали к окситанскому и катарскому линьяжу), а Фуа-Караманы утверждали, что происходят от брата Папы Иоанна ХХІІІ, хотя эта предками этой семьи на самом деле было несколько еретических фамилий.
Но для других это было намного сложнее – семейств Унод де Ланта, Уссон, Лордат, Шатоверден, Миглос, Лубатц, Порталь, Ламот, Монтескье, Жорден, Пасторо, Рабастен, Ресель, Рубей, Руфьяк, Понс, Пейрот, Пеллисье, Сан-Фелис, Сант-Жори, Вильнев,  Альфаро-Фараон – или же более скромных – Бонафос, Життар, Кальвет, Калас, Корней, Кальвайрак, Ланглад, Лоренс, Люган, Леспинасс, Ольер, Ольмьер, Оливье, Супетц, Сальвац, Сабатье, Сикард, и так далее. Многих этих фамилий больше не существует

Иллюстрации
 список фамилий перед консулами, каждая подтверждена двумя свидетелями (Муниципалный Архив Тулузы).



Седьмая строка – фамилия консула Пьера Унод де Ланта


Списки осужденных протестантов в 16 веке в Тулузе


https://www.facebook.com/catharesetprotestants/photos/a.139092582841840.36797.127411380676627/1138882716196150/?type=3&theater
Tags: Искры катаров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments