credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Ч. II Раздел I. Крещение.

Раздел I.

 

Крещение
 

Катаризм – это религия Спасения, опирающаяся на Новый Завет, и потому являющаяся христианской религией. Чтобы спастись, надо быть христианином, то есть «чадами света», согласно с определением из Послания к Ефесянам (5, 8-9): «Поступайте, как чада света. Потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине».

 

Эти три слова: благость, праведность и истина, являются своего рода рефреном и знаком документов той эпохи. Благость, Добро, (lo Be, tot Be на окситан) – это одновременно сущность веры катаров, к которому предполагается устремление (entendensa), и, прежде всего, крещение духом и Дух Святой, получаемый посредством этого крещения. Праведность и истина – это две добродетели, которые получает христианин, и которых он должен придерживаться после крещения. Они описывают состояние совершенства.

Согласно как традиции, так и букве Писания, Церковь создана как община христиан, а христианином становятся исключительно посредством крещения.

Это катарское крещение, является иногда единственным (в случае уделения его in extremis), но в любом случае, самым важным таинством, самим фактом своего существования отрицает ценность крещения официальной Церкви как таинства. Это одна из самых важных тем проповедей, которую можно тем самым трактовать как критерий. Современники, изучая катарскую доктрину, описывая проповеди, взгляды и прочее, на первом плане помещали отрицание крещения водой. В любом случае, другие общины, которые настаивали на евангелизме и наследовании апостолов, враждебно настроенные к испорченности, в котором громко обвиняли официальную Церковь, никоим образом не критиковали уделяемого в ней крещения.

Как мы будем иметь возможность видеть, первое упоминание об отрицании крещения водой содержится у Адемара из Шабаннес, который описывает события 1019 года относительно «манихеев» Аквитании[1]. Подобные же вещи происходили в случае с «манихеями» в Орлеане в 1022 г.[2] В 1025 году еретики в Аррасе уточняют, что крещение детей ничего не стоит из-за того, что тот, кто крестится, ведет несогласную с заповедями жизнь, возвращается к греху после принятия таинства и не имеет веры.[3]

Хотя возможность того, что с подобной критикой выступал Беренгарий Турский, ничем не подтверждается, такая критика ясно сформулирована у еретиков из Суассона, которых цитирует в 1114 г. Гильберт из Ногента: крещение детей ничего не дает из-за недостатка различения добра и зла[4].

Также и умерший в 1147 г. Пьер де Брюи выдвигает упрек, что крещение детей не отвечает требованиям, которое выдвигает Евангелие от св. Марка (16,16): «Кто будет веровать и крестится, спасен будет, кто не будет веровать, осужден будет»».

Рейнские катары, согласно Эвервину из Стейнфельда (то же время) «открыто признали, что крещены и крестят не водой, но огнем и духом, ссылаясь на свидетельство Иоанна Крестителя, который, крестя водой, сказал о Христе (Мф. 3,11): «Он будет крестить вас Духом Святым и огнем», и в другом месте: (Ио. 1, 26): «Я крещу в воде; но стоит средь вас Некто, Которого вы не знаете», имея в виду, что Он будет крестить уже не водой».[5]

Cоглано Экберту из Шонау несколькими годами спустя, они говорят, что «крещение абсолютно не нужно детям; они не могут ни выразить своей воли, ни каким-либо образом исповедать веру», и  «кажется им невозможным, чтобы вера какого-либо человека могла пригодиться другому перед Богом».

Граф Тулузский Раймонд V и великие господа из города, собравшиеся подле него в августе 1178 г. , чтобы послушать организованное легатом Петром де Сен-Хризогон исповедание двух катарских прелатов, Бернарда Раймонда и Раймонда де Бамиак, часто упрекают их в провозглашении взгляда, «что крещение не приносит малым детям никакой пользы»[6]. Стих 16,16 из Евангелия от Марка катары также выдвигали как аргумент – и эти их взгляды опровергает Эврар Бетюньский[7]. Согласно Эрменгауду, альбигойцы утверждают, что крещение не приносит никому пользы, если уста и сердце не выражают воли его принятия[8].

            Разные сообщения конца XIII – начала XIV века подтверждают эти теоретические мотивы, добавляя к ним практические детали, способные убедить верных.

 

«Это святой Иоанн (а не Иисус) установил крещение водой, не зная, что делает.»

Из-за незнания, а не по установлению Господню, уделяют крещение в Римской Церкви. В Евангелии ведь сказано «кто уверует и крестится водой Духа Святого»»

(sic)и тд. (Мк. 16, 16 и 1,8). Однакоже вода, которой крестит детей Церковь Римская, не является водой Духа Святого, но водой, которая воняет и пропадает (fetoris et corruptionis), и, таким образом, не может отмыть от грехов. Вода же Духа Святого, о которой говорится в Евангелии, и которой Бог наказал крестить все народы (Мф. 28,18) – это Слово Божье и добрые дела: кто будет их творить и верить Слову Его, тот крещен водой Духа Святого.

«Крещение, установленное Римской Церковью не стоит ничего и не приносит человеку никакой пользы: наоборот, дети из-за этого плачут».

«Однажды Жак Отье (или его отец) нес крестить ребенка; а когда после крещения хотели отдать его матери, оказалось, что он умер: причиной смерти была слишком холодная вода, в которой его крестили».

«Точно так же можно было крестить детей в Од». [реке ].[9]         

«Крещение, уделяемое детям младше семи лет, ничего не дает»

«Не дает оно ничего, если не принимают сознательно и по собственной воле (gratis). Христос, когда Его крестил Иоанн, был уже зрелым мужем… Дети не могут пользоваться разумом, акт крещения для них неприятен; иногда они даже плачут и кричат, когда поп поливает их водой..[10]

 

Для Пьера Отье разница между двумя видами крещения является основанием катехизации нового верующего:

 

Видите, какова разница между Церковью Римской и нашей. В Церкви Римской, через несколько дней после рождения ребенка, крестные заносят его в храм. Когда они окажутся у дверей храма, приходит какой-нибудь поп, хороший или плохой, и спрашивает крестного отца, о чем просит этот ребенок. Тот отвечает: «О вере». Поп вновь спрашивает: «А что даст ему вера?» Отец крестный отвечает: «Жизнь вечную». Затем ребенку дают имя, и крестный отец обещает, что будет он добрым христианином и верным. А, тем не менее, потом он становится злым человеком и лжецом… У нас, меж тем, человек, которому исполнится двенадцать лет (а мы даже предпочитаем девятнадцать) и обладает различением добра и зла, если он хочет принять нашу добрую веру и стать нашим верующим, дает нам такое обещание; тогда мы повторяем ему наши благие и неизменные слова, после чего он обещает нам быть добрым и верным, делать добро, а не зло, и делать все возможное, чтобы приводить к нам новых верующих, в нашу Церковь, каковая есть в Праведности и Истине.[11]

 

 Эта первая катехизация и первые обязательства являются только вступлением, которое поэтапно приводит к настоящему крещению и к жизни настоящего христианина. Верующий, таким образом, может либо достичь состояния совершенства, или используя удобный, хоть и не аутентичный термин, сделаться совершенным, или ждать прихода смерти и принять крещение в последний час, подобно «клиникам» раннего христианства.



[1] Ed. Chavanon, Paris 1897,  p. 73.

[2]Bouquet, Historiens de la France, t. 10, p. 536 и далее.

[3] Письмо Жерарда, епископа Камбрэ, ibid., t.10, p.540.

[4]Ed. Bourguin, Paris, 1907, p.112 и далее.

[5]Письмо к св. Бернару, в сочинениях последнего, изд. 1690 г.. I, p. 1489.   

[6]PL, 195, cc. 41,42.  

[7]PL, 204, c. 239.  

[8]PL, 204, c. 1235.  

[9]Реестры Жоффре д’Абли, op.cit., ffos 39 ro, 15 ro.

[10]Jacques Fournier, op.cit., t. II, s.52.    

[11]Jacques Fournier, op.cit., t. III, s.124.    

Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments