credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Этот день в истории. 29 марта 2011 года

Оригинал взят у guillelme в Этот день в истории. 29 марта 2011 года
з времен года в Таиланде имеется три, и который сейчас стоит на дворе можно узнать по статуям Будды. Если у Будды торс голый, значит, наступил жаркий сезон (апрель – начало июля); если Будда закутан в шафрановое покрывало, значит, зима (зима по-тайски, не пугайтесь, градусов эдак 30 в тени, но Будде все равно холодно); а если покрывало перекинуто через одно плечо Будды, значит пришло тяжелое время – время дождей (август – первая половина декабря).
Это, конечно, упрощенный календарь, и на практике случается всякое. Так и случилось с нами, когда по канонам тайского климата должно было сиять солнце на безоблачном небе. Вероятно, это были последствия цунами в Японии.
Первая ласточка надвигающейся беды была в виде ливня 17 марта


Вторая - волнение на море, о котором я писала 22 марта. Но нам с Кредентес таки удалось догрести до берега на каяке, хоть и довелось побороться с течением. Но в третий раз мы совершили ошибку. Мы приехали на остров Ко Панган. Он отделен от крупного острова Самуи (где есть все, даже аэропорт) десятикилометровым проливом.
Там мы поселились в гостинице-трешке единственного городка Тонгсала, как мы думали, на три дня, чтобы затем переехать на Ко Тао – самый отдаленный от островов Сиамского Залива. Но не тут то было. Дождь полил как из ведра и, казалось, не думал переставать, в море разыгрался нешуточный шторм, рейсовые корабли перестали курсировать. Бунгало трешки стали потихоньку пропускать воду. К нашему счастью, владельцы этой гостиницы имели и другие отели на острове, и мы были за те же деньги переселены в пятизвездочную гостиницу. Сначала нас это обрадовало. Шикарное бунгало с панорамными окнами, прекрасный сад, чудесный пляж… Но все это великолепие тоже, увы, утопало. Грунтовые воды поднялись настолько, что вода уже не стекала из душевой кабинки. Дождевая вода преодолела уровень ступеньки и подбиралась к стеклянной двери


Весь дом наполнился сыростью, стены буквально сочились влагой, как губка. Одежда, даже висящая в шкафу и лежащая в чемодане, намокла и отказывалась сохнуть. Из-за чрезмерной влажности любая пустяковая царапина начинала гноиться, и не дай Бог вам поранить ногу – ведь перемещаться можно только по щиколотку (а местами и по колено) в воде.


Кроме того, в хату набилось несметное количество насекомых, всяких жучков, тараканов, сороконожек и пауков (некоторые пауки большие и мохнатые). Вся эта живность лазила по стенам, сидела на потолке и регулярно падала на кровать. В довершение всех бед, с потолка, в конце концов, тоже стало капать. Вылазки в Тонгсалу за едой все больше походили на смелые авантюры – надо было выбрать еще не залитый путь и, возвращаясь, мы все время боялись, что ранее никчемный ручей сорвал мост, и мы окажемся отрезанными от своего 5-звездочного крова. К тому же, впавшие в панику фаранги смели с прилавков все привозные с большой земли продукты, а из-за шторма рыбаки не выходили в море, так что приходилось довольствоваться рисом и лапшой на вечернем рынке. Каждое утро начиналось с обмена новостями: где чего сломал ветер (о да, еще и ветер! зонтик под ливнем оказывался абсолютно никчемной защитой), и где чего подмыло море и оно обрушилось. Говорили, что в провинции Краби прошли селевые потоки и смыли семь сел (около тысячи погибших и пропавших без вести), и что такого туристического объекта, как скала Индиана Джонс уже нет. Но у нас были только поверженные пальмы,


Credentes на фоне одной из них
да съеденный морем берег. Уровень моря поднялся, и чудесный большой пляж полностью исчез. Волны били уже непосредственно в высокий берег

На фотографиях выше море кажется спокойным, но это из-за кораллового рифа в нескольких сотнях метров от берега, который разбивал волны, а в открытом море волны достигали 7 метров.
Вы спросите: почему же мы терпели такую жизнь и не совершили попытку сбежать с острова? Совершили. Как я уже упоминала, был шторм, и не курсировал даже паром между Панганом и Самуи – тем островом побольше, где был аэропорт и теоретически можно было улететь в Бангкок.  Мы ежедневно звонили в порт единственного на острове города Тонгсала, но каждый раз ответ был неутешительным. Но однажды (30 марта) нам сообщили, что для эвакуации людей с островов Его королевское величество распорядился снять с вахты у недружелюбных камбоджийских кордонов единственный таиландский авианосец. Авианосец носил название Чакри Наебёт, и полностью его оправдал. Потому что не пришел. С утра пораньше под проливным дождем мы выехали на сонгтео в порт, радуясь, что вскоре избавимся от этого бесконечного дождя и, к тому же, увидим авианосец. В порту было столько людей, что мы засомневались, а сможет ли авианосец всех их принять на борт. Зал под местами протекающей крышей вмещал далеко не всех потенциальных пассажиров. Посреди на стуле стоял какой-то человек в желтой кацавейке и с мегафоном, и вопиял в толпу: «Есть ли среди вас граждане Великобритании? Кто гражданин Великобритании? Подойдите, получите помощь!»


Инстинктивно преисполнясь неприязнью к британцам, мы протиснулись внутрь, и Credentes пошла на разведку – чего такого дают англикам? Оказалось, буклет о деятельности British Council в Таиланде. Мы стали ждать авианосца, о котором у чудака с мегафоном была очень противоречивая информация. Сначала он кричал, что авианосец возьмет на борт всего 500 человек, чтобы отправиться с ними на Ко Тао, а уж потом на большую землю, в город Сураттани. Потом сказал, что Чакри Наруебет пошел на Ко Тао, но обязательно зайдет на Ко Панган, чтобы забрать 200… 150… сори, лишь 100 человек. По ходу такого информирования, все больше людей предпочитало ждать авианосца не под крышей порта, а непосредственно на причале, хоть и под проливным дождем.
Под атмосферой всеобщей напряженности наши нервы тоже сдали, и мы отправились на причал ждать крейсера. На причале была давка, и если бы не перила, многие попадали бы в воду.


С помощью веревок работникам порта удалось таки создать из толпы некое подобие колонны в четыре человека, оттеснив излишек людей к зданию порта, и эта живая цепочка опоясывала его


Так прошло еще два часа. Мы вымокли до нитки. Вдруг какие-то англоязычные товарищи, впав в нервы, совершили неожиданный прорыв, и, оборвав веревки, кинулись бежать к пришвартованным у причала кораблям. Все человеческое вмиг покинуло толпу: взрослые мужчины, давя женщин и опрокидывая коляски с детьми, ринулись вслед. Вмиг около пятидесяти людей заполнило маленький пятачок перед несколькими рыбацкими шхунами, искавшими спасения от шторма за молами порта. Рыбаки-тайцы смотрели на фарангов недоуменно: дождь, пусть и не прекращающийся неделю, так легко смыл с них весь налет цивилизованности. Мне стало стыдно за то, что я принадлежу к белой расе. А тут еще этот порядком поднадоевший тип в кацавейке приперся к толпе и объявил, что славный авианосец Его Величества Чакри Наебет придет завтра, потому как сегодня он взял на борт людей с Ко Тао и оказался перегружен.
Нам ничего не оставалось, как возвращаться в отель, и наблюдать все тот же бесконечный дождь.


Бедные душки местности (их домик-алтарь виднеется на фото) - думала я. Мы то рано или поздно уедем отсюда, а они? Который день они пьют фанту, наполовину разведенную дождевой водой, а ароматные палочки гаснут, едва их зажгут. Неблагодарное это занятие – покровительствовать месту, лежащему в субэкваториальных широтах! И я налила в рюмочки чая и поставила рюмочки под крышу скворечника. Надо же в такую погоду выпить чего-то горяченького! И знаете - подействовало!
          На следующий день пришла радостная весть: шторм утих, и мы можем выехать на первом же рейсовом корабле, на который сможем взять билеты. А так как билеты у нас были еще на поза-позавчера, то их нам обменяли на сегодня. Скорый катер безо всяких приключений и при легком волнении моря в три балла довез нас до города Сураттани. Но, как оказалось, наши приключения на этом не кончились. Сам Сураттани, а также все южные провинции тоже пали жертвой стихии. И мы оценили, что наводнение на островах все таки лучше, чем наводнение на материке. Потому что вода, стекающая со скалистых гор острова Панган, прозрачная и относительно чистая, а наводнение, переполнившее до краев рисовые плантации Краби, Сураттани и Чумпон, было похоже на прорыв канализации.




Поезда на север (к Бангкоку) не ходили, автобусы были переполнены. Нам удалось купить два билета на автобус до Чумпона, после чего продажа прекратилась вообще, потому что поступило сообщение, что вода залила дорогу до такой степени, что она стала непроходимой и для высоких автобусов. Но наш водитель рискнул. Гоня перед собой, как ледокол, волну, автобус три часа пробирался различными дорогами в более северный Чумпон, а мимо нас плыли домашняя утварь, трупы свиней, люди в лодках… Везде, куда ни кинешь взгляд, была одна вода. Я даже стала сожалеть о Ко Пангане, где по главной улице Тонгсалы можно было ходить посуху.



Мы ехали, а вода все прибывала. И если на дороге был малейший наклон, вода превращалась в бурный поток, смывая легковушки. Исходя из того, что автобусу пришлось преодолевать встречное течение, наша поездка затянулась. Но и в вечернем Чумпоне ситуация была не лучше:


Автобусы проходили, но на них не продавали билетов. А поезда были переполнены, так что оставались лишь очень дорогие места. Но ехать то надо. Так, промытарствовав на автостанции два часа, мы таки уехали до Хуахина (город на побережье, но недалеко от Бангкока) поездом. Там дождя не было вовсе, и голубое небо поразило нас своей подзабытой красотой. Только небольшие травмы от прошедшего шторма виднелись в местной набережной.
Tags: Этот день в истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments