credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.4. 24. Приговоры. Молнии гнева инквизиторов

24
ПРИГОВОРЫ

Молнии гнева инквизиторов

В течение семидесяти пяти лет Церковь удивительно хорошо сопротивлялась систематическим преследованиям. Конечно, эффективность ее служителей была ограничена, поскольку сама Церковь сжалась до горстки решительных Совершенных. Но основы обряда и доктрины были сохранены, как и ядро церковной организации. Огонь был попросту прикрыт. И если раздуть пламя, то пожар вновь готов был охватить земли добрых верующих. Если бы, по крайней мере, все еще были бы благоприятные времена для рационалистического евангелизма… И если бы никто больше не пытался полностью затоптать последние, такие яркие, искры…
Однако настали времена безумия, исступленной чувственной мистики бегинов, еврейских погромов и упоения смертью. А орудия инквизиторов особенно заострились и закалились с помощью католических властей. Удары молний следовали один за другим.
После нескольких десятилетий какой-то неопределенной деятельности, сомнительной, но кровавой, в результате чего Инквизиция полностью опозорилась в глазах местного населения, она пережила процесс обновления, и решительно взялась за оздоровление своих рядов. Прошли времена Жана Галанда и Бернара де Кастанет, разивших всех без разбора и пытавшихся скомпрометировать своих кредиторов и личных врагов, и против которых жители Лиму, Каркассона и Альбижуа, не колеблясь, подали жалобу королю Франции и его высокопоставленным офицерам – католический ответ тоже был подобен буре. Новое поколение инквизиторов, не замешанных в коррупции и с ледяным сердцем, закрепилось в Каркассоне и Тулузе, а тела бунтовщиков из окситанских городов качались на виселицах[1].   Выдающиеся доминиканцы взяли дело в свои руки, а сам Филипп Красивый приказал своим офицерам поддерживать и благоприятствовать им. Они приступили к своим обязанностям в Каркассоне – с 1303 г. Жоффре д'Абли, пришедший из монастыря ордена в Шартре, и в Тулузе – где с 1307 г. к исполнению обязанностей приступил юрист из Лимузен Бернард Ги. От первого до нас дошел лишь фрагмент реестра следственных дел, которые он вел в 1307-1308 годах в землях Фуа; от второго – книга его приговоров с 1308 по 1323 год, также как и, разумеется, труд, написанный практикующим юристом, его Practica Inquisitionis, учебник инквизитора.
Все остальное из их архивов пропало, но даже этого немногого достаточно, чтобы понять безжалостность их действий. Они работали в тесном сотрудничестве друг с другом, обмениваясь реестрами-досье, информацией и указаниями, всегда нанося удар скоординированно. Жоффре д’Абли начал с того, что привлек на свою сторону доброго верующего из Лиму, который дозрел до этого в застенках Каркассона, а затем начал доставлять в свои тюрьмы для допроса населения целых деревень: Верден-Лаурагэ, Борна, Прюнет в 1305 году, и Монтайю в 1308 или 1309 году. В сентябре 1305 года Жак Отье и Праде Тавернье были арестованы в Лиму.
Инквизиция Каркассона распространяла свою юрисдикцию на графство Фуа и Разес. В отличие от бывшего графства Тулузского и бывшего виконтства Тренкавель, графство Фуа не подчинялось католическим порядкам, навязанным французскими властями, и оставалось политически независимым. К несчастью для маленькой катарской Церкви, смерть графа Роже Бернара III означала также разрыв непосредственной связи династии де Фуа с катаризмом, той самой династии, которая дала ему стольких Совершенных женщин и защитников Церкви. Его сын Гастон Беарнский, наследовавший ему в 1302 году, тем не менее, не перенял этих семейных традиций, которые могли ограничить его политические возможности. И понемногу офицеры графа де Фуа оказывались для подпольщиков почти столь же опасными, как и представители короля. Теперь Инквизиция повсюду имела твердую поддержку и повсюду достигала успехов силой, хитростью и доносительством.
Начиная же с 1317 года, епископ нового, созданного в Памье епископства, Жак Фурнье, будущий авиньонский Папа, самолично взял в свои руки святое учреждение Инквизиции. Он построил в Аламанс, возле Памье, новую инквизиторскую тюрьму, Мур, обеспечившую независимость его предприятию, и между 1318 и 1325 годами принял эстафету систематических расследований своих предшественников, в особенности Жоффре д'Абли. Реестр Жака Фурнье, сохранившийся в Ватиканской библиотеке, как и положено трудам суверенного понтифика, изученный и переведенный Жаном Дювернуа и дважды изданный в трех томах, является чрезвычайно ценным документом последнего катаризма, особенно его «горного извода».
Наиболее вероятно, что Сибилла Бэйль стала жертвой действий Инквизиции, возглавляемой Жоффре д'Абли в графстве Фуа, и скорее всего, она была сожжена в Каркассоне, как Жак и Гийом Отье, Праде Тавернье и Арнот Марти.




[1] По поводу этих трагических событий перелома XIII-XIV веков и «Каркассонского Безумия» см. Jean Duvernoy, le Catharisme, lHistoire, op.cit., p.317-319.
Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments