credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.5. 22.Последняя Церковь. Церковь без епископа.

Церковь без епископа

Пьер Отье был именитым человеком, нотариусом, из семьи нотариусов города Акс-ле-Терм, которая уже дала катаризму одного или двух Совершенных в XIII веке. В последние годы этого столетия он сделал блестящую карьеру, работая для графа де Фуа и наиболее крупных местных сеньоров, и жизнь его складывалась удачно: у него была жена, которая родила ему семерых детей, возлюбленная и двое внебрачных детей. Один из его братьев, Гийом, был нотариусом, как и он, а все их братья и сестры были замужем или женаты на представителях семей судейских в Сабартес.

В 1295 или 1296 году Пьер и Гийом обратились к Евангелию, читая теологический катарский труд. Разумеется, их семейная традиция хранила кое-какие реальные воспоминания о дискурсе Добрых Людей. Но это изучение стало переломным пунктом. И тот, и другой оставили свои семьи, жен и детей, покинули свое имущество и жизненный комфорт, чтобы следовать дорогой апостолов. Под конец 1296 они уже были в Италии, установив контакт с остатками окситанских Церквей в изгнании, Старшим, а возможно, диаконом или даже Сыном – Бернаром Одуэ и его товарищем Пьером Раймоном из Сен-Папуль… Несколько других неофитов так же, и в то же время прибыли из Лангедока, поселившись в этом небольшом кругу. И именно они стали группой новопосвященных, которые в 1299 году решительно отправились обратно в Окситанию, закончив свое послушничество и получив образование, позволившее им проповедовать и уделять соnsolament посвящения, давшее им власть спасать души и сделавшее из них Добрых Христиан.
Эта маленькая группа прибыла в Сабартес перед Рождеством 1299 года. Она состояла из обоих братьев Отье, Пьера Раймона из Сен-Папуль, Праде Тавернье и Амиеля из Перль. Пьер Отье очень быстро проявил себя, обретя чрезвычайный духовный авторитет, хотя он никогда не достигал иерархической ступени диакона и никогда не проводил коллективной исповеди своих товарищей. Пьер и Гийом Отье организовали и установили подпольную сеть, благодаря которой небольшая ячейка новой катарской Церкви начала очень быстро распространять свое влияние по всему Тулузен, Альбижуа и Сабартес – собственно, на территории между Центральным массивом и Пиренеями. Старинные узы солидарности были восстановлены, а нужные контакты, скорее всего, были переданы посредством Бернарда Одуэ. Новые же связи были налажены благодаря родственникам, друзьям и личным взаимоотношениям бывших нотариусов в графстве Фуа. Это делали их жены, дети, братья и сестры, и эти связи распространялись широкими концентрическими кругами по все более и более дальним родственникам и окружению, которые поставляли самых преданных агентов подпольным Добрым Людям.
Почти сразу же, в Ларнате, был посвящен Жак Отье, после послушничества, длящегося около года. Он был крещен собственным отцом Пьером и дядей Гийомом, и привнес в эту маленькую группу христиан свой талант высококультурного и образованного проповедника. Так же были посвящены Понс Бэйль из Акса, сын преданной верующей Сибиллы д'Эн Бэйль, и Понс де На Рика, из Авиньонет, возможный потомок той самой дамы из Ма-Сен-Пуэлль, дочь которой и сын - диакон Раймон из Ма – погибли в Монсегюре, а еще один из ее сыновей был католическим кюре. Здесь мы ясно видим, что катарская традиция сохранилась среди семей добрых верующих, несмотря на черный период, в который, со второй половины XIII века, жило два и больше поколения, в эпоху, когда голос Добрых Людей почти уже умолк, и когда охота на идеи, основанная на охоте на людей, стала нормой жизни.
Вот почему не только мужество, талант и несомненная харизма Добрых Людей, горстки этих мужественных Совершенных, общее количество которых никогда не превышало пятнадцати человек, позволили реконкисте маленькой Церкви Пьера Отье стать внезапной, быстрой, глубинной. Дело в том, что их проповедь не была гласом вопиющего в пустыне. Нет, их слова раздули огонь веры во все еще восприимчивых умах, эти слова были посеяны во все еще благодатную почву. И эта реконкиста могла бы быть долгой, если бы репрессии в тот момент хотя бы чуть-чуть поутихли. Как ремесленники острова Тунис и густонаселенных кварталов Тулузы, как крестьяне деревень Нижнего Керси и хуторов Лаурагэ, как горожане Лиму, пастухи плато Саулт и крупные скотоводы Разес, благородные семьи графства Фуа тоже возобновили свои старинные связи с христианством Добрых Людей. Говорили даже, что сам граф де Фуа, Роже Бернар III, в своем замке в Тарасконе на ложе смерти 2 марта 1302 года получил от Пьера Отье consolament счастливого конца.
Церковь была организована очень эффективно. Гийом Отье и Праде Тавернье посвятили свою деятельность графству Фуа и Сабартес, в то время, как Пьер и Жак Отье спустились в Тулузен, а затем поднялись в другие высокие земли от верхнего Альбижуа до Керси, реевангелизировав их почти до Аженэ. Нужно сказать, что команда Совершенных постоянно увеличивалась по отношению к первоначальному ядру; они пробуждали призвание, обучали и посылали в Италию или посвящали на месте после более или менее продолжительного послушничества, Филиппа д'Алайрака и Раймона Фабра, обоих из Кустауссы в Разес; Гийома Белибаста из Кубьер; Арнода Марти из Жюнака в Викдессус, Пьера Санса из Ла Гарда, возле Верфей, и даже Оду Буррель из Лиму, последнюю Совершенную.
Кроме тайных домов от Тулузы до Рабастен, на границах Альбижуа, в Тулузен, в Ломани, кроме очагов друзей, на которых можно было рассчитывать, как дома четы Франсе из Лиму и Сибиллы Бэйль из Акса, подпольные пастыри, путешествуя по двое, действовали в пещерах, в овинах, в подвалах, на солье – утешали умирающих или проповедовали у огня. Вокруг них, рядом с ними, вместе с ними были те, к кому они больше не прикасались – женщины, отдавшие свою страсть и каждодневное мужество последнему катаризму.
Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments