credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.4. 21. Окончание. Счастливый конец старой Раймонды

Счастливый конец старой Раймонды

10 апреля 1274 года Фабрисса Видаль в третий раз предстала перед инквизиторами, признала, что она не все сказала и исправила свои предыдущие заявления. На самом деле, она оказалась замешана в ересь в намного большей степени. В этот третий раз она заговорила о Добрых Людях. Разумеется, что она смогла их наконец встретить через посредничество Понса и Жорданы де Гомервилль.
«Когда я впервые увидела еретиков, это было в квартале Сен-Этьен, за воротами, в доме Бернара Фора (или кузнеца) из Сен-Ромен, и его жены Эксклармонды, где они тогда жили. Это были Совершенные Гийом Прунель и Бернар Тильоль, из Рокевидаля. Я им привела свою мать Раймонду, поскольку она того желала, и тогда все мы, Понс и Жордана де Гомервилль, Эксклармонда, жена Бернара, моя мать и я выслушали проповедь; но только моя мать поклонилась им и встала перед ними на колени.»

Возможно, пожилая дама еще помнила времена, когда в этих краях часто встречали Добрых Мужчин и Добрых Дам, и ритуально приветствовали их прямо посреди улицы. Нет сомнений в том, что с юности она хранила религиозную культуру и некоторые катарские убеждения, потому что она сразу же попросила обоих Совершенных «принять ее в их секту».
По различным свидетельствам кумушек с острова Тунис, легко восстановить историю счастливого конца старой Раймонды. Она была, по словам Понса де Гомервилля, «престарелой и дряхлой». Ему даже не приходила в голову мысль, что она способна добраться до Италии, чтобы закончить свои дни подле Совершенных. Разумеется, она была уже больной: она знала, и он знал, что ей уже недолго осталось жить. И она хотела умереть в вере Добрых Людей. Именно такова была причина, по которой ее дочь Фабрисса установила по ее просьбе контакт с друзьями Совершенных, и привела ее в этот дом в квартале Сен-Этьен. Все они – Фабрисса, Жордана и Понс де Гомервилль - умоляли Совершенных «принять ее как свою подругу и еретиковать». Но оба Добрых Человека не сразу согласились на это. Ведь речь здесь шла не о consolament для умирающих в собственном смысле этого слова, поскольку престарелая дама была все еще здоровой. Было трудно и опасно посвящать в Совершенные плохо обученную и подготовленную послушницу в столь ужасающие и грозные времена. Раймонда и ее дочь возвратились к себе на остров Тунис. И только неделю спустя Понс де Гомервилль объявил, наконец, Фабриссе, что Совершенные решились еретиковать ее мать.
Возрадовавшись, Фабрисса принялась искать чаши и вино, которые она отнесла Добрым Людям, поприветствовала их, и тем же вечером состоялась церемония.
«Тем же вечером я вернулась к еретикам в тот же самый дом с моей матерью Раймондой, и там мы начали слушать их проповедь. Потом моя мать отдалась Богу, Евангелию и еретикам, и тогда ее еретиковали, утешили и приняли, на манер и согласно обряду еретиков, через возложение рук и Книги на ее голову в нашем присутствии, меня и Эксклармонды. После чего мы все трое поклонились им трижды, стоя на коленях и произнося Benedicite, на манер еретиков, и я получила от них поцелуй мира через Книгу еретиков, и я передала этот поцелуй мира своей матери и Эксклармонде. После утешения моя мать Раймонда пообещала еретикам, что отныне она не будет ни осуждать, ни лгать, ни есть никакой жирной пищи, кроме постного масла и рыбы, и что всю дальнейшую жизнь, которая у нее еще осталась, она отдаст все свои силы на служение секте еретиков. И я, Фабрисса, пообещала означенным еретикам, что буду защищать мою мать и их секту всем, чем могу. Потом моя мать пожелала дать еретикам двадцать тулузских монет, которые Понс де Гомервилль дал ей, чтобы она отдала им во время своей еретикации, но они не захотели их принять, и сказали мне отнести эти двадцать монет Раймону Фугассье[1]
Через несколько недель, скорее всего, в середине Великого Поста 1273 года, престарелая Раймонда умерла Совершенной. Ее внучка Филиппа держала это в тайне[2], поскольку она вместе со своей матерью Фабриссой помогала больной в последние дни жить согласно Правилам, не есть никакой мясной пищи, говорить Pater перед каждой трапезой.
Фабрисса призналась также в том, что давала обоим Добрым Людям, Гийому Прунелю и Бернару Тильолю, виноград со своего виноградника[3].




[1] См. 25 том Доат (f 50 b – 51 а).
[2] Показания Филиппы, дочери Фабриссы, в 25 том Доат (f 52 а - 54 b).
[3] Для тех, кто знает Тулузу: ее дочь Филиппа Маурель отметила, что у нее тоже был молодой виноградник на другом берегу Гаронны, в Монтодране, и она тоже приносила виноград с этого виноградника еретикам. Мы встретимся еще с Филиппой через тридцать лет в 24 главе этой книги.
Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments