credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Религия катаров.


Анн Бренон

Религия катаров

 

             Битва при Мюре в 1213 году, где Симон де Монфор одержал победу над Раймондом VI Тулузским и Педро II Арагонским.



         Религия катаров – это средневековая форма христианства. Она противостояла «официальной» версии христианства, и с течением времени между этими двумя христианскими концепциями ширилась и углублялась пропасть: одна концепция была архаической и пацифистской, ориентированной не на этот, а на иной мир, а другая – явственно преисполнилась решимости воевать за то, чтобы на земле был установлен, и если понадобиться – силой, желанный Богу и скрепленный папской властью, порядок.

 

        

Катаризм – неподходящее слово, хотя и зафиксированное в современном употреблении, но какое еще применять? – стоит в ряду различных проявлений огромной христианской семьи. Можно рассматривать его, как одну из христианских религий, независимых от папства, как, к примеру, православие или различные протестантские конфессии – гугенотов, квакеров, англикан, лютеран или баптистов, пресвитериан или членов епископальной Церкви – с одной существенной разницей, что эта религия сегодня больше не практикуется. Это исчезнувшая религия, и ее можно разместить только в исторических рамках XI-XIV веков, то есть в расцвете Средневековья.

         Если попытаться определить религию катаров в очень общих чертах, то это – средневековая форма христианства. Это может помочь понять, почему некоторые черты этой религиозности могут выглядеть для нас сегодня странными. Кроме того, следует помнить, что это христианское движение, исключенное, а потом уничтоженное Римом в качестве еретического, при жизни имело ряд архаических, по сравнению с основным средневековым христианством, черт. В те времена, в разгар Средневековья, катаризм представлял собой старое христианство, явно укорененное в еще более древней традиции – что, впрочем, не мешало ему иногда, в его вневременном евангелизме, предлагать воистину новаторские религиозные решения…

         Те, кого сегодня называют катарами, были христианами, возродившими в Средневековье старую гностическую мечту первых веков – о «Царствии Божьем, которое не от мира сего». И чтобы сформулировать эту мечту, они употребляли исключительно слова канона Святого Писания. Они были и оставались средневековыми клириками, и их культура была культурой средневековых клириков.

 

Библейская мифология

         Их молитвой было Pater; их священной книгой – Библия, преимущественно Новый Завет; а из Ветхого Завета они полностью отвергали Книгу Бытия. Но, как и все христиане того времени, они также пользовались апокрифом: Видением Исайи, где повествовалось о чудесном восхождении в Царство Божье. Их рефлексии над священными текстами иногда кормились традициями греческого Отца Церкви Оригена, хорошо известными в западноевропейском Средневековье. В контексте воинственной духовности XI века, романское время было раздираемо апокалиптическим мифом о битве архангела и дракона. Именно в это время доминирующее папство эпохи Грегорианской реформы выявило врагов Божьих в этом мире и стало проповедовать священную войну – крестовый поход. А те, кого оно исключило как «еретиков», наоборот, стали рассматривать эту великую битву в метафизическом плане. 

 

Внизу: Новый Завет, согласно катарским обычаям, написан на языке ок левого берега Роны.
Наверху: Орлеанских еретиков ведут на костер.

 

Практика христианского Спасения

         Катары противопоставляли Бога и этот мир, согласно словам евангелиста Иоанна. Они считали, что человеческие души – родом из Царства Божьего: они были ангелами Божьими, а дракон, свергнутый архангелом Михаилом, вырвал их из небесной отчизны и увлек с собой в падение. Заключенные им в одежды из шкур или телесные тюрьмы – «тела из глины» - души спят в «этом мире, князем которого есть Сатана», полностью забыв о своем божественном происхождении и ангельской природе. Следуя словам известного псалма, пленники этого мира тления и смерти, они «забыли Иерусалим»… Но вот, грядет спасительное искупление. Чтобы употребить те же библейские образы, что и катарские проповедники, вспомним о пастыре добром, пришедшем искать погибших овец Израилевых. Он пришел освобожить народ Божий, пленников царя Вавилонского. Отец Небесный послал Своего Сына в этот мир для спасения душ, Своих детей. Таково основание катарского христианства, миссии Христа: роль пробуждения благой вестью Евангелия и универсального спасения крещением водой и Духом, переданным апостолам обжигающим дыханием Пятидесятницы. Катары словно хранили отзвук старинных концепций о духовной природе Христа: Сын и Посланец Божий появился в этом мире без обличения в «тело тления», «телесную тюрьму», слепленную князем мира сего. Он был божественным бытием. Его миссией было спасать, а не страдать и умирать на кресте. Страдания и смерть – это орудие зла. Отец Небесный, который не имеет ничего общего с этим миром, не может употреблять средства зла даже для благой цели. Благое дерево не может приносить ничего, кроме благих плодов. Если Христос и апостолы Его были гонимы в этом мире, так это из-за князя мира сего. Но страсти Христовы были всего лишь видимостью, поскольку Его человеческий облик был только тенью, призванной скрыть божественное природу. Христос показал путь спасения в этом мире. Это «путь праведности и истины» Его Евангелия. Добро. Его Церковь, которой Он доверил власть связывать и развязывать, отпускать грехи крещением Святого Духа, Духа Утешителя – consolament. «Со времен апостолов, - утверждают катарские Ритуалы, - эта власть переходит от одних добрых людей к другим, до наших дней, и Церковь Божья будет иметь ее до конца времен. «Будучи крещением покаяния, consolament отпускает грехи и освобождает от зла, как говорит последняя строка Pater: libera nos a malo. И каждая утешенная душа после смерти последней «телесной тюрьмы» покидает этот мир, чтобы вернуться в небесную отчизну, оставленную ею. Ни Страшного Суда, ни вечного ада нет в катарской космогонии. «Все души, дети Божьи, созданы благими и равными между собою, и все будут спасены». Когда последний падший ангел будет освобожден от зла, этот мир, опустевший без божественного бытия, вернется к своему небытию. И тогда настанет конец мира и конец времен: единственное владение зла. Только Богу и Его Царствию принадлежит вечность.

 
 Согласно катарам, души спят на земле, князем которой есть Сатана.

Христианская Церковь без папы

         Катары были средневековыми еретиками, считавшими, что они представляют собой истинную Церковь Христа и апостолов, через которую осуществляется Спасение Божье. Они не питали никакого доверия к Церкви Римской и не верили ни в какие божественные полномочия ее папы. Их миссией в этом мире была проповедь Евангелия и крещение Духом-Утешителем, переданное Христом. Они заявляли о том, что имеют апостольскую преемственность: потому они называли себя апостолами, христианами или бедняками Христовыми. Их верующие называли их добрыми христианами или добрыми мужчинами и добрыми женщинами. Их противники называли их еретиками и «катарами».

Имея определенное наследие античных времен и желая соответствовать идеалам времен апостолов, их Церкви, по-видимому, были организованы по моделям ранних Церквей. Общины христиан и христианок возглавлялись епископами, имевшими власть отпускать грехи путем крещения покаянием, и управляемые диаконами. Епископы посвящали членов общин, практикуя обряд возложения рук, имеющий черты христианского архаизма; за их столом, в память о Тайной Вечере, добрые мужчины и добрые женщины благословляли и преломляли хлеб – который для них был символом Слова Божьего, распространяемого среди людей. Это причастие без преосуществления – хлеб оставался хлебом, а не становился телом Христовым – напоминает практику fractio panis или агапэ, братскую трапезу первых христианских общин.

В тех европейских регионах, где соотношение сил позволило их Церквям жить в мире, в основном, в Италии и Окситании, катарские монахи организовались в женские и мужские общины, ведущие посвященную Богу жизнь, и представляющие собой настоящий клир, имеющий одновременно священнический и монашеский чин. Как монахи, они следовали обетам бедности, целомудрия и послушания, и вели общинную жизнь в суровой монашеской аскезе; но их религиозные дома открывались на улицах бургад без всякого затвора, и они зарабатывали на жизнь трудом своих рук. Как священники, они, в том числе и женщины, проповедовали Евангелие христианскому народу – проповедовали усиленно, пользуясь переводом Писания на народный язык. Кроме того, в случае отсутствия иерархов (епископа или диакона) они сами, в том числе и женщины, могли уделить таинство Спасения.

Возможно, именно эти черты христианства близкого, вросшего в повседневную жизнь христианского народа, представляли собой наиболее новаторские характеристики старого катарского христианства в разгар Средневековья. За пятьдесят лет до нищенствующих орденов, доминиканцев и францисканцев, они не просто практиковали монастырь в городе, но также в деревне, и даже Спасение в лоне семьи. В любом случае, активное и широкое участие женщин в рядах их клира, уникальное и оригинальное в христианском контексте – даже если, кажется, ни одна добрая женщина не достигла епископальной иерархии,- только усиливало глубинные социальные связи.

Будучи средневековым христианством без папы и догматики, религия катаров представляла собой модель – хотя и утопическую – христианского общества, обращенного к вечному Спасению и Царствию Божьему, и не придающего никакого значения роскоши и делам мира сего. Основанное на самом пацифистском евангелизме, движимое «устремлением к Добру», оно объявило Церковь Римскую лживой и злобной Церковью, «Церковью мира, заключившей пакт с миром».

Римская Церковь ответила на это наиболее непримиримым способом – она стала преследовать. Как в этом мире были преследуемы Христос и Его апостолы. Так инфернальная диалектика исключения укоренилась на столетия.
 

Pirenees Cathares, 2006, p. 18-25


 

 

 

Tags: Анн Бренон статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments