credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Так много и часто говорили о крестовом походе...


Вместо воскресных размышлений. Исторически и теологически  это не совсем верный отрывок, но литературно - даже очень.

Все в городе говорили об армии крестоносцев. Было известно, что она огромна и ее продвижению мешают только толпы примкнувших к ней паломников; потому было маловероятно, что она сможет предпринять какие-либо продолжительные осады в середине лета. Если Виконту не удастся остановить их прежде, они окопаются возле Безье, и вся местность вокруг города пострадает. В Каркассес каждый город и укрепленная деревня были настолько уже забиты скотом и беженцами, что было почти невозможно пробиться сквозь толпу, сидя верхом. Выглядело так, что люди вполне серьезно воспринимают угрозы официального клира в их сторону.

В самом Фуа они встретили цистерианского проповедника -  человека, преисполненного праведного гнева - собравшего толпу на площади возле церкви и предрекающего всевозможные кары для нечестивых. Раймонд и Айкарт, вместе с несколькими другими братьями из Фуа пришли на площадь послушать его проповедь: этот человек имел репутацию хорошего проповедника и даже сумел добиться нескольких достойных сожаления обращений в Каркассоне.

- Я стою среди вас - кричал он - как пророк Илия стоял среди идолослужителей и жрецов Ваала: хоть и один, но сила моя в крепкой руке Всемогущего Господа! (Вообще-то, он был не один; цистерианцы в этом городе были достаточно богаты и очень уважаемы. Однако, следовало иметь немалое мужество, чтобы говорить в таком тоне, как он.) Чтобы покарать неверие фараона, Господь Бог в древние времена послал на Египет десять казней, и враги истинного Господа узрели, как их земля пришла в опустошение. Чтобы покарать мерзостные дела Иезавели, Господь Бог наслал засуху на Израиль, и тщетно жрецы Ваала приносили свои жертвы! Взгляните, братия моя, на этих жрецов Ваала,  стоящих рядом с нами в этом самом месте - их души чернее, чем одежды, которые они носят! Они могут слушать меня и казаться высокомерными, но в сердце своем они трепещут: разве их лживые молитвы смогут отвратить от нашей земли бурю, готовую обрушиться на нее - потоп и трубы, возвещающие Суд Божий? Потому что именно сейчас святая армия воинов Христовых под защитой Креста Спасителя нашего, неся сверкающие мечи и опьяненная гневом Божьим, идет к нам по долине Роны. На долгих десять лиг развеваются штандарты этой армии, и вся река укрыта ее кораблями!

Несчастные люди, вы, кто так слепо доверился этим лживым апостолам, этим служителям самого Ада - взгляните на них и вы увидите! Неужто из их слабых рук, столь щедрых на иллюзорные благословения, вы ждете помощи? Тщетно эта нечестивая Иезавель (он имел в виду сестру графа де Фуа, которую он все же не осмелился назвать открыто по имени) обещает им свою защиту и разделяет с ними свое богатство. Это правда, они умело приобретают золото и серебро; но последние полгода - да что там, весь последний год - они умоляли своего хозяина, Сатану, чтобы он поселил смятение в сердцах всех христиан и посеял несогласие в армии крестоносцев - и каковы же результаты? Вот, армия Христова собралась и приуготовила себя молитвами для битвы; и сейчас она на марше, как огромная огненная колонна, как приливная волна самого Потопа, готовая излить на эту отринувшую Бога землю вину божественной ярости!

Ах, это праведное и ужасное опьянение, это вино божественной ярости! Каждая улица и площадь превратится в море крови, а реки станут багровыми! Вы говорите себе: Бич Божий не настигнет нас, мы в безопасном месте. Безумцы! Кто из вас не имеет родных и близких в тех местах, куда придет воинство Божье? Вы глупцы, ибо, если божественное пламя будет зажжено, оно должно шириться; ложь и клятвы ваших графов и баронов более не защитят вас!

Пусть эти жрецы Ваала скажут вам, или они имеют силу отвратить этот бич от вас! Смотрите, я поднимаю руки свои к небу - без страха, о Господи, смиренно, уверенно я полагаю надежды на Тебя! Божественное пламя уже зажжено, оно приближается, готовое пожрать этих лживых пророков! Взгляните на них - проповедник указал на группу людей в черном, стоящих и слушающих его с бесстрастным презрением - взгляните на них, вы, неверующие! Их тела обещаны Сатане, и пламя, что пожрет их тела, уже освещает их головы. Я вижу это! Я вижу, как оно вьется вокруг их тел и выжигает их внутренности! Никто из них не уйдет! И я призываю на них этот пламень, я приговариваю их гореть в вечности властью Святого Духа, облекшего мое недостойное тело в момент моего посвящения. Да - в правде и справедливости облекся я в Святого Духа, помазанием и посвящением, волею Святой Церкви - единственной Истинной Церкви, Церкви Апостолов, Исповедников и Мучеников, Невесты Христовой и Мистического Тела Иисусова!

Шарлатаны и соблазнители, порождения ехидны, кто научил вас бежать от гнева небес? Вот вы стоите передо мной, немые и трепещущие, не говоря ни слова в свою защиту - скромные, смиренные, кроткие как голуби, вопрошая всем своим видом: зачем люди накликают войну на нас? Но еще совсем недавно ваши богохульства, кощунства и оскорбления несли огонь и кровь этой земле и возмущали даже вашу еретическую паству! Или не вы подзуживали людей разбивать святые распятия Господни на куски и осквернять Христовы алтари экскрементами?

Гийом де Вентенак, один из диаконов из Арьежа перебил монаха на этом месте, заметив, что трудно говорить, если тебе даже не дают вставить слово.

- Что же касается остального, - продолжал он, - то достаточно просто опровергнуть многочисленные лживые и еретические утверждения, которыми переполнена твоя речь от начала до конца. Бог, которого ты призываешь, это не Истинный Господь, Отец всех добрых духов, но дьявольское божество, жаждущее крови и убийств; и потому явным богохульством является вера в то, что Спаситель наш Иисус Христос когда-либо поклонялся такому Богу!

 - Ты обряжаешь себя в святейшее имя Господа Нашего Иисуса Христа, словно одеваешься в краденые одежды, - вскричал монах,  - только для того, чтобы соблазнять народ! На словах ты поклоняешься Ему, но твой истинный учитель - это Мани. Ты не найдешь ни одного слова в Святом Писании, где сказано, что Господь наш считал Бога Ветхого Завета дьяволом!

- Твои собственные слова осуждают тебя - ответил Гийом. - Они без всякого сомнения показывают, что ты не служишь милосердному Богу. Толпа, которая слушает нас, пусть будет нам свидетелями: пристало ли приписывать нашему Отцу Небесному такие дикие чувства, как ярость и говорить о Его опьянении? Ты сравниваешь себя с пророком Илией. Тем самым Илией, который собственными руками перерезал глотки четыремстам пятидесяти жрецам Ваала, словно какой-нибудь мясник? Неужто Бог, который не желает смерти ни одному из Своих созданий будет радоваться потокам крови, о которых ты все время говоришь? Разве это небесное пламя, которое ты обещаешь нам, своим противникам, не обычный костер из поленьев и хвороста, разожженный грешниками, радующимися страданием брата своего?

- Легко вводить в заблуждение людей подобными аргументами, - высокомерно заявил монах. - Вы называете себя учителями Провидения и воли Божьей. Вы богохульствуете и высмеиваете Божественные Таинства; тайны Божественной Любви становятся всего лишь разменной монетой в ваших руках, которую вы предлагаете на каждом перекрестке. Но когда дело доходит до ваших собственных таинств, их вы храните для себя, ваша паства ничего о них не знает. Вы испытываете некоторые трудности, объясняя, как одна душа может жить в нескольких телах, и как ее может найти «небесный дух», которого вы призываете на избранных вашей Церкви путем возложения рук; и чем было «видимое тело» Спасителя - не говоря уже о том, как Бог мог иметь двух сыновей, а сатана двух жен!

- Послушай меня, Пьер-Бернард, - сказал Айкарт, подходя к цистерианцу, - сейчас не время и не место начинать дискуссию о столь высоких материях. Насколько я понимаю, ты сейчас говоришь об армии, которую называешь Христовой армией, и которая собирается залить твою землю огнем и кровью. Нас ты называешь жрецами Ваала, и обвиняешь в том, что мы не способны остановить приближение Бича Божьего своими молитвами. Но почему же ты не скажешь всем этим добрым людям, собравшимся нас послушать, что это вы вызвали эту самую армию - своими молитвами, интригами своих епископов, письмами своего Папы, проповедями ваших монахов и лживыми обещаниями прощения грехов? Мне почему-то кажется, что не столько нас, сколько вас люди должны обвинять за это.

- Когда хирург отрезает гангренозную конечность, следует обвинять не хирурга, но гангрену.

- Если уж говорить о гангрене, - сказал Айкарт, - то зачем ходить так далеко? (При всей своей доброй воле он не мог больше сдерживать свою горечь.) Ты осмеливаешься говорить о нас, как о гангренозной конечности, когда ваши епископы проводят все свое время на пирах и охотах, продавая свои приходы тем, кто больше заплатит? Когда ваши аббаты заставляют бедных людей бесплатно работать на них, а потом отбирают их земли? Когда ваши священники живут с любовницами, упиваются вином и проповедуют едва раз в году?

 - Доколе, о Господи, доколе! - возопил одетый в белое цистерианец, хватаясь руками за голову. - Доколе мы принуждены будем выслушивать оскорбления нечестивых! Идите, сорвите с меня одежды и забросайте меня камнями, как когда-то подобные вам побили камнями благословенного святого Стефана! Я готов пожертвовать собой. О Господи, воззри на свою возлюбленную Супругу, лежащую на земле, на то, как нечестивцы плюют на Нее, бьют Ее и поносят! Взгляни, как рвут в клочья одежды Ее, как Она кровоточит от бесчисленных ран, подобно путнику, на которого напали разбойники на дороге между Иерусалимом и Иерихоном! О Господи, воззри, те, кто нападал на Нее и оскорблял Ее, до сих пор осмеливаются высоко держать головы, потешаясь над Ее страданиями и обзывая Ее постыдными именами и попрекая Ее за несчастья, которые они сами же и навлекли на Нее! О Господи, смилуйся над Своею Церковью в этой земле, ибо фарисеи издеваются и унижают Ее, как они издевались и унижали Христа Распятого!

Вы, лживые пророки, разве это не вы ослабили Веру в этой стране? Кто, как не вы, лишил несчастных утешения Святых Таинств, а своей бесчестной клеветой попрали репутацию наших епископов и священников, губя простые души своей лживой и внушенной дьяволом мудростью? Вы говорите им: Будете как боги, знающие добро и зло; вы для их соблазна избавили их от таинств, которые они не могут уразуметь; вы клеймите нас как идолопоклонников, потому что мы со всем смирением почитаем реликвии и святые изображения, говорящие нам о Боге - зато вы сами заставляете свою паству впадать в худшее идолопоклонство, заставляя их почитать себя! Знайте же, мы не боимся вас; ибо пречистое Тело Господне, каждый день предлагаемое в жертву за грехи мира - это тот Добрый Самаритянин, который защитит Церковь нашу от ваших нападок, и проведет ее с триумфом сквозь века!

 - Тогда к чему же вы собираете армии северян вам на помощь? - вскричал Айкарт. - Эти крестоносцы, о которых ты говоришь - это тоже Добрые Самаритяне? Наша кровь, которой вы так жаждете - это масло и вино, которым вы собираетесь залечить ваши раны? И это нас ты обвиняешь в беспорядках, что творятся в вашей Церкви? Богу ведомо, что мы никогда не навязывали свою веру силой, и не соблазняли души человеческие деньгами и почестями; и если многие из ваших верных пришли к нам, так это потому что ваша Церковь обернула свои деяния себе же во зло и своим распутством доказала нашу правоту!. Тебе прекрасно известно, Пьер-Бернард, что до недавнего времени вы не осмеливались показаться на улицах Каркассона без шляпы и в облачении. Или ваша Церковь внезапно обрела святость и чистоту с тех пор, как ты принял обеты среди братьев-цистерианцев?

- Воистину и воистину, - заявил монах, скрестив руки на груди,  - пусть Тот, кто не осудил женщину, взятую в прелюбодеянии, будет теперь судьей меж нами! Пусть тот, кто без греха, первым бросит в нас камень. Мы не говорим, что свободны от греха, но вы достаточно горделивы, чтобы объявлять себя безгрешными. И таким способом вы губите доверчивых; но мы хорошо знаем, какова ваша так называемая «чистота». Не стоит тебе упрекать наших священников в роскошной жизни, Айкарт, все знают, что ты и твои собратья тайно предаетесь содомскому греху; вот чем объясняется ваше видимое целомудрие. Вы называете нашу Церковь «Матерью блуда», но сами вы привлекаете к себе послушников тем, что позволяете им жить в наиболее постыдном и мерзостном состоянии разврата; вот что лежит под вашим презрением к таинству брака!

При этих словах Айкарт отпрянул.

- Только дух распутства, живущий в каждом сыне Великой Блудницы, может вдохновить на такие слова! - вскричал он. Ты должен быть благодарен нам, Пьер-Бернард; ибо только из уважения к нам эти люди, собравшиеся здесь, не швыряют сейчас камни тебе в лицо -

- Пойдем, - сказал Раймонд, беря его за руку. - Оставим этого несчастного. Зачем тебе терять присутствие духа из-за таких банальных оскорблений?

 - Ах, брат мой, - сказал Айкарт, а губы его все еще дрожали, и огонь гнева горел в глазах - это не только оскорбления. Я знаю этого человека с юности; наши родители были соседями. Как он может верить во всю эту бесчестную клевету, которая распространяется о нас? И правда, Великая Блудница губит всех, к кому ни прикасается, и тот, кто служит ей, должен питаться только ложью. Ее приспешники ненавидят самое имя и дела Иисуса Христа; и если они все еще призывают Его имя, то всего лишь прикрытие для их истинных целей.

- То же самое они говорят и о нас, - заметил Раймонд. - Не думай более о них; это только вводит тебя в искушение. Бог даровал мне благодать видеть, что их души - как бы невежественны и не отмечены печатью Зверя они были - иногда имеют благие качества и могут, в ином теле, найти дорогу к спасению. Предположим, ты обратил сына блудницы: неужто ты посоветуешь ему плюнуть матери в лицо и прогнать ее из дома? Лучше помолимся о том, чтобы дух Иеговы не овладел нами и не сделал и нас солью, лишенной солености.

Зоя Ольденбург. Предназначение огня. Отрывок из романа.

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments