credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.4. Соседи катаров. 18. Друзья Арноды.

18

ДРУЗЬЯ АРНОДЫ

В яме посреди леса, между Камбиаком и Моренс, куда еретики имели обыкновение часто захаживать, однажды в разгар лета Эймерссенда Вигуйе обнаружила котомку. Что эта женщина делала в лесу? Может, она выслеживала Совершенных, мужчин и женщин, которых она не любила и которые прятались по всему краю, потому что их усиленно разыскивали светские и церковные власти?

Мы точно знаем содержание этой котомки: двадцать три свежевыловленных угря, мужская рубашка, полкварты лука, мера турецкого гороха, полторы буханки хлеба и фляга вина. Это была котомка подпольного Совершенного.

Эймерссенда поспешила отнести все это попу Камбиака, Мартену д'Ориак, который переписал все ее содержимое и попросил женщину точно рассказать, где именно она нашла котомку, чтобы облегчить ему задачу разыскивать – и ловить - еретиков[1].

Времена Инквизиции

После 1229 года события стали развиваться стремительно. Едва был подписан мирный договор, едва граф Раймон скрепил печатью документ о своем покорении, были созданы основы для решающих репрессий против еретической Церкви. Престарелый епископ Фулько Марсельский собрал в Тулузе собор, чтобы ознаменовать первый этап этой битвы. Катарская Церковь, восстановившаяся и даже укрепившая свои позиции по сравнению с 1209 годом, почувствовала первый трепет беспокойства. Гийом дель Солер – или дю Солье, товарищ Бернара де Ламота, отступил сразу же: он сам явился на собор в Тулузе, чтобы отречься, и католические власти возблагодарили его пребендой каноника. В то время, как Совершенные, мужчины и женщины, уходили в леса или, по крайней мере, в рощи, в течение двух или трех лет была создана Инквизиция.

В 1233 году ее создание было завершено. В Тулузе, на следующий день после того, как епископ и граф арестовали бывшего сеньора Пагана де Лабесед, начал функционировать трибунал Инквизиции, переданный в руки Пьера Сельяна, одного из первых товарищей Доминика, и юриста Гийома Арнода. И сразу же начался ежедневный террор. Новые функционеры не только сжигали целыми телегами Совершенных, мужчин и женщин, но эксгумировали трупы людей, виновных в том, что они окончили свою жизнь в смраде ереси, с тем, чтобы их посмертно сжечь. 4 августа 1234 года сам епископ Тулузы, Раймон дю Фога, по-своему отпраздновал день канонизации святого Доминика, посвятив в его славу мучение престарелой умирающей дамы.

Получив какой-то донос о том, что эта больная приняла consolament умирающих, он решил сам явиться к ее ложу, но так, чтобы не были заметны ни его распятие, ни митра, ни кольцо. Он обманул доверие этой женщины и представился ей Добрым Христианином. Престарелая дама без опаски исповедала ему свою веру, и он тут же приказал отправить ее на костер, привязав к ложу. После чего весь монастырь доминиканцев радостно уселся за трапезу, вознося благодарение святому Доминику[2].

Население отнеслось весьма плохо к таким злоупотреблениям, особенно к эксгумациям и посмертным сожжениям, которые всякий – даже приверженец катарского рационализма – воспринимал как святотатство, неуважение к умершим. Разразились бунты в Тулузе, в Альби, в Нарбонне, угрожавшие доминиканским монастырям, а из Тулузы инквизиторов даже временно изгнали. Но они вернулись, вооруженные папскими письмами, преисполненными угроз, и их власть удесятирилась. Был ли теперь граф Тулузский, связанный своими обязательствами перед королем и Церковью, в состоянии разжать эти тиски?

В 1237 году произошло еще одно значительное отступничество от катарск ой Церкви: Совершенный Раймон Грос – тот самый, который шокировал даму Ирланду своим неблагочестивым замечанием – отрекся и немедленно сам сделался доминиканцем в тулузском монастыре[3]. В том же году Совершенный Гийом Бернар Унод, бывший до принятия обетов одним из наиболее значимых совладельцев Ланта, был арестован, а затем сожжен в Тулузе. Что до самой Церкви, то она рассыпалась по горам и лесам, а часть тулузской иерархии поселилась в castrum Монсегюр, вне досягаемости солдат Инквизиции.





[1] Показания Эймерссенды Вигуйе в Ms. 609, f 239 b часто цитируются здесь

[2] Все вышеизложенное извлечено из хроники Гийома Пельиссона, изданной Жаном Дювернуа (Тулуза, 1958). По поводу остального см. Yves DOSSAT, Les Crises de l'Inquisition toulousaine au XIII siècle (Bordeau[, 1959); и разумеется, фундаментальный труд Жана Дювернуа Le Catharisme, t.2, lHistoire des Cathares, op.cit. p. 267-278.

[3] Начиная с XI века и до середина XIII, как в Италии, так и в Окситании, от Анри де Бамьяка до Райнерия Саккони, большинство Совершенных, добровольно явившихся, чтобы отречься, очень быстро оказывалось в рядах католической Церкви в качестве каноников или доминиканцев. Это наводит на мысль, что Римская Церковь до какой-то степени признавала аутентичность религиозного посвящения своих еретических соперников.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments